Жизнь в скорлупе. О последствиях травмы

Жизнь в скорлупе. О последствиях травмы

В этой статье я хочу попытаться нарисовать картинку травмы в таком виде, в котором она возникает, хранится и возвращается из прошлого в настоящее.

Для начала давайте разберемся, что можно считать травмой? Сталкиваясь с любыми событиями, с внешней средой, с новизной мы проходим ряд реакций. И первая из них это ориентировочный рефлекс «что такое?», служащий для того, чтобы в минимально короткое время собрать максимальное количество информации. А, значит, отреагировать наиболее адаптивно для себя. Если степень новизны невысока, и эта новизна не связана с вторжением, то мы чувствуем удивление. Чем ближе к нам раздражитель, и чем сильнее он выражен, тем проще это удивление перерастает в шок.

Шоковая реакция – это резко разорванная электрическая цепь, сгоревший предохранитель. Тело мгновенно обесточивается, замирает, контакт с внешним миром исчезает. Эта реакция досталась нам от рептилий и тоже является приспособительной: замереть, чтобы стать непривлекательной добычей для агрессора. Шок – это телесная реакция. Безусловно в ней очень много чувств, которые психика не смогла переработать в единицу времени, но к чувствам этим нет никакого доступа.

Каждый шок в нашей жизни – это метафорически попадание в матку. Внешняя телесная граница переживается, как не Я, а Я прячется глубоко внутри. Но я буду пользоваться другой метафорой, которая на мой взгляд лучше может проиллюстрировать происходящее далее и выход из этого состояния. Это образ яйца.



Шок прямо после события – это некая скорлупа снаружи, очень слабо реагирующая на раздражители. А зародыш в этом яйце находится довольно далеко от этой скорлупы. Если ее разбить, чтобы добраться до него поскорее даже с самыми благими целями, он погибнет. Если от яйца отойти он перестанет получать тепло, и тоже погибнет. Если с ним оставаться одну минуту, то тепла тоже не будет достаточно, и он погибнет. Нужно некое сочетание факторов – бережное тепло и время, которое невозможно сократить, чтобы цыпленок окреп и начал выбираться из яйца сам.

Если этот шок не был разряжен при сторонней поддержке в первые часы после события, то такое «яйцо» оказывается внутри тела человека. Оно потихонечку проваливается туда на силе собственного телесного ресурса. Но этой силы недостаточно, чтобы «яйцо» рассосалось и не было отделено от тела.

В процессе развития каждый из нас сталкивается с множеством травматических событий. Если рядом был взрослый, оказывал поддержку, прежде всего телесную, принимал чувства, которые есть сейчас, то и ядро травмы не образовывалось. Тело оставалось целостным, несмотря на полученный тяжелый опыт. Но если ребенку повезло меньше, и такого взрослого рядом не было. Или, что еще хуже, он был, но стыдил или винил за эти чувства, то часть Я оставалась в том возрасте развития, в котором произошла травма. Живет такой человек, взрослеет потихоньку. А внутри него множество остановленных в росте детских частей. В одном «яйце» живет 3месячный ребенок, в другом – 6 летний. И вот таких «яиц» - ядер травмы может быть очень-очень много. В каких-то очень твердая, практически каменная скорлупа. И их надо отогревать годами. Другие уже почти готовы разбить скорлупу изнутри, нужно лишь какое-то движение извне, говорящее о том, что их здесь ждут.

Травмированный человек часто может встречаться с «попаданием в травму» - флэшбеком. Это такое переживание, в котором мы внезапно оказываемся в одном из таких вот внутренних ядер. В этот момент я теряю свой текущий возраст, свое понимание, кто я и где я, а нахожусь снова внутри травматического события. Мне опять два месяца, два года или восемь. И боль самая настоящая! В таком состоянии из яйца нет выхода, есть только вход. Каждый флэшбек возникает для того, чтобы пережить наконец эту травму, чтобы выйти из нее по-другому. Это точка, в которой это действительно возможно, но и риск травматизации неимоверно велик.

Если рядом с вами человек начинает сильно рыдать, хотя ничего страшного на ваш взгляд не происходит, если у вас есть ощущение, что он не здесь, не с вами, то скорее всего он попадает в травму. Вы точно не обязаны быть для него опорой, спасателем, курицей-наседкой, которая греет это яйцо. Но помните, что если Вы все-таки взяли на себя такую роль, то не ждите, что он мгновенно ринется в Ваши объятия на Вашей поддержке. Скорее всего, количество предъявляемой боли усилится. Она выделяется вовне, и у зародыша в яйце появляется пространство, в котором он может расти.



Для человека, попадающего в травму, нет ничего страшнее двух вещей – «разбивания скорлупы», то есть повторного нападения, например, за то, что он плачет, или наоборот огромного стремления причинить добро и тем самым начать из этой скорлупы вытаскивать; и игнорирования. Но если с игнорированием возможно справиться, так как скорлупа остается цела. И есть шанс, что согреет кто-то другой и процесс все же завершится. То со стремительным приближением – невозможно, скорлупа разрушается, и это серьезная ретравматизация.

Если Вы узнаете эти симптомы в себе, то позаботьтесь о себе, поищите себе такое пространство, где эту поддержку и теплоту Вы сможете получить. И тем самым дорастить и остальные части до взрослого состояния. Терапевтическая группа или личная терапия обычно является таким бережным пространством.

А если обнаруживаете подобное в своих близких, то может быть это поможет Вам лучше понять их и не пытаться «причинять добро», если Вы не готовы делать это довольно продолжительное время последовательно и систематически.

В завершении хочу сказать, что важно помнить о том, что в каждом из таких ядер хранится часть жизненной энергии. Когда скорлупа разрушается изнутри, то энергия возвращается в Я. Вместе с этим возвращается часто давно забытое ощущение полноты жизни. Иногда это выглядит как чудо даже в терапевтическом процессе. Но как же приятно быть свидетелем этого чуда!



Поделиться:


2017-04-03
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?