В поддержку психотерапии

42В поддержку психотерапии
В поддержку психотерапии

«А чем вы занимаетесь на этих своих сеансах. И что это за термины, как то «комплаенс, перенос, протагонист, Эго-состояние и др.» прописаны в ваших амбулаторных карточках? Где конкретное лечение пациента, какие медикаменты назначены? На что, собственно потрачен целый час времени?»-барабанил вопросами, пальцами по столу представитель комиссии, проверявший один психотерапевтический коллектив. В нем очень самоотверженно, с любовью к своей профессии трудиться моя приятельница. И у нас ответный вопрос: «А без лекарств – это уже не лечение? Профанация, думаете? А может, шарлатанство?»

Да уж, любое объяснение психологического термина вне контекста понимания психотерапевтического направления, теории, метода это сущая абракадабра для мозгового субстрата некомпетентного в данной области человека. А некомпетентны многие! Даже психиатры. Не первая пациентка «прорвалась» ко мне сквозь «силки» установок коллеги: «Да чего вам туда ходить, будете только разговаривать». И задала мне в лоб вопрос: «Только разговаривать? А я слышала, что есть подсознание, что оно управляет нашей жизнью, и в нем спрятаны причины проблем. У Фрейда даже об этом написано. А может, мы с вами займемся когнитивно-поведенческой психотерапией? Говорят, что это быстрый и эффективный метод лечения». Я же в ответ улыбаюсь: «Хорошо. Давайте познакомимся и…. сначала ПРОСТО поговорим».

Что же сделала ты, Ирина Владимировна в первые минуты встречи с этой пациенткой? Во-первых, ты проявила к ней приязнь-симпатию своей улыбкой, ты жестом и взглядом пригласила ее сесть рядом с тобой, ты присоединилась к ее вопросам-потребностям вербально и невербально, кивнув и уверенно проговорив «Хорошо», тем самым установив раппорт (доверие) на бессознательном уровне. Ты поддержала ее традиционный шаблон-представление о том, что диалог между двумя людьми начинается со знакомства. И вот она уже «твоя», во внимании, готовая с тобой «просто говорить»)).

А ты что? Ты включаешь технику активного слушания, позволяющую ей раскрыться на «поверхностном» уровне, как то изложение своих жалоб, взглядов на причины возникшей проблемы, болезни. Ты не запоминаешь суть того, что она говорит, словесный хлам тебе не интересен, ты анализируешь, как она говорит, где меняется модуляция ее голоса, в каком месте она многоречием еще глубже зарывает свою эмоциональную рану, чтоб избежать боли, где спотыкается, начинает учащенно дышать. Но не только голос интересует тебя. Вся ее/его, твоего пациента невербалка работает сейчас на его уже начатую терапию. А клиент думает, что вы просто разговариваете.

А что подразумевается под «невербалкой»? Глазодвигательные реакции (смотри НЛП), т.е. куда идут движения глазных яблок во время беседы, во время анализа эмоций, ситуаций у нашей пациентки. Ты понимаешь, когда она уходит во внутренний диалог, когда фантазирует (т.е. лжет и тебе, и себе, не осознавая этого), конструирует образ, когда «видит» свои телесные ощущения, а не чувствует их. И это признак диссоциации. А тело, жесты, открытые, закрытые позы, какие мышцы напрягаются. «Я так уважаю свою сестру», скандирует например она. А ее голова крутит в сторону «Нет-нет»».   И тебе, профессионалу, эти пятнадцать-двадцать минут «просто беседы» дадут ценнейшую информацию, откуда у проблемы, о которой заявила пациентка, ноги то растут. Она права: «Из бесознательного».

Но к нему еще дорожку необходимо проложить, создать психологическую анестезию, чтобы пройти сквозь «роту» психологических защит, как-то РАЦИОНАЛИЗАЦИЯ, ВЫТЕСНЕНИЕ, ПРОЕКЦИЯ, РЕАКТИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ, ПОДАВЛЕНИЕ, ОТРИЦАНИЕ и т.д. Пройти без кровавой бойни. Как хирург (а вы знаете, что по статистике продолжительность жизни психотерапевта приравнена к оперирующему хирургу), но на психическом, уровне выбрать  оптимальный путь «вскрытия» негативного эмоционального гнойника, сохранить или освободить «артерии», по которым на репарацию душевной раны потекут ресурсы личности. Всё это ты просчитываешь буквально с первой встречи, буквально с первого «просто поговорить».

И ведет тебя, не расчетливый ум, а эмпатия (этот термин ввел американский психолог Э.Титченер), т.е. вчувствование. сопереживание клиенту, способность «побывать в его шкуре», в простонародье «эксрасенсорика». Я открою вам секрет, как только ты смогла/смог его интуитивно прочувствовать, не осуждая, а искренне сострадая (сострадая чем? 21 граммом того невидимого света, что живет в тебе ради твоего главного предназначения –безусловной любви к себе, Людям, жизни) всё, начинается процесс его выздоровления, возрождения. И уже за одно это чудо психотерапия достойна первенства на медицинском пьедестале.

Но она сейчас, увы, в арьергарде. Ибо традиционная медицина ее всерьез не воспринимает, т.к «там просто говорят», а парапсихология недостаточно классически образована, чтобы понять, что психотерапия и она – одно и тоже. Вот вам забавный пример из моей практики. Я работала в одном частном медицинском центре. Ко мне на прием пришла женщина за справкой своему внуку в детский сад. Я осмотрела мальчика. Написала заключение. А она смотрит на меня пристально и говорит: «Вас надо чистить». «Что?», уточняю. Она в ответ: «Я понимаю, что вы психиатр, и мои слова звучат несуразно, но доверьтесь мне, воспримите встречу со мной, как странный эксперимент. Я настаиваю, чтобы мы с вами пообщались». Добавлю, что эта возрастная дама - то ли родственница, то ли знакомая одного из руководителей нашего центра и я, честно не решилась ей отказать. К тому же во мне оживился исследователь в предвкушении чего-то интересного)).

И вот женщина предо мной, представилась целителем, достала свечи, поставила рядом воду, задала мне несколько вопросов, я ответила, поняла, что она сейчас ко мне «присоединяется», формирует бессознательный раппорт, ее дыхание по частоте приравнялось к моему, наклон головы соответствовал моему. В общем она выполнила классическую технику психологического присоединения по дыханию. по жестам и по голосу. Но она об этом и не догадывается)).

И вот зажглась свеча, она водит ей над моей головой, выливает ее на воду, рассказывает историю, одну, затем вторую, пятую, седьмую, все льет воск на воду,и все новые трагедии. Я слушаю и понимаю. что она рассказывает случаи из моей практики, она сообщает информацию о пациентах, которые были на моем приеме. И вдруг она вскрикивает: «Всё, я больше не могу, воска не хватит вас очистить. Бедняга. На вас живого места нет, столько болячек, столько боли. За что это вам? Порчи, проклятья»- она искренне недоумевает. А я, поняв ситуацию, уже ее подбадриваю: «Да успокойтесь Вы, это не всё «мое богатство». Вы сейчас сняли информацию о моих пациентах. Я с ними работала или работаю как психотерапевт». Она же в ответ: «Да нет, вы  не психотерапевт, вы же с них негатив снимаете, сглазы, порчи, проклятья, поймите это, и значит Вы как и я - целитель».

О, господи, у нас действительно тогда состоялся странный опыт взаимодействия, из которого я сделала два вывода. Первый, относительно себя: ты ввиду своей сверхчувствительности и по генетике сострадательного характера мгновенно «присоединяешься» к своим пациентам и «открываешь» канальцы, по которым выходит «боль», но ты как пылесос собираешь негатив на себя, а это чревато … Поэтому учись, не защищаться от пациентов с помощью психотехник, как учит нас классическая психотерапия (я с этим не согласна). Ты можешь и должна вскрывать психологические гнойники, ты мастер в этом, твоя дополнительная задача - научиться освобождаться от набранного «груза».

Второй вывод, что Психотерапия не укладывается в прокрустово ложе нашей традиционной пилюлечной медицины. Она глубже, прогрессивнее и экологичнее. Она подтверждает великую фразу Кемпинского, что для пациента «главной таблеткой является врач», точнее личность врача. Его душа, дух, ум. В этом контексте, мы, психотерапевты, настоящие целители, притом грамотные, понимающие законы психики, знающие анатомию и физиологию организма, обладающие экстрасенсорикой (то бишь эмпатией), которая с практикой нарастает.

Мы постоянно развиваемся в духовном плане, понимая, что можем помочь обратившемуся к нам человеку ровно на таком уровне, на котором стоим сами. Если ты – невротичный эгоцентрик, делающий карьеру в медицине, возвышающийся над пациентом, всё, криндец, 21 грамм души вне вашей юрисдикции. За лжепомощью к вам придут те, которые не готовы к «выздоровлению, изменению», играющие в транзактную игру «Да…,но» и т.д. . Если вы не еще не открыли/откопали «Тень» по К.Юнгу в себе, то автоматически не примите своего пациента с его багажом «черных волков" в бессознательном, перекроете и канал эмпатии, и канал сострадания, НО выберете к примеру технику рациональной беседы, обучите его на уровне поведения, научите его тренировать память, держать самовнушением настроение. О поверьте, это тоже «что-то» для кого-то.

Я как-то заполняла амбулаторную карточку, присутствовала при диалоге психолога с пьющим пациентом в присутствии его жены. Супруга - четко созависимая, ей совершенно не резон принимать мужа здоровой личностью. Но она «бьется» за его выздоровление. И вот игра: «Что делать? Да, будем тренировать память, Да, хобби необходимо, чтобы отвлечься, и самовнушение, и самоконтроль...» Я наблюдаю за невербалкой всех трех участников. Галимая ложь, игра. Никто из них ПОКА не готов глубоко понимать себя, понимать других, поэтому их общение идет на уровне разума.

Задаю ради своего профессионального интереса себе внутренний вопрос: «Откуда что, с чего начать?» И моя благодатная подкорка тут же рисует в сознании схему-образ проблемы: слева вверх от пациента профиль седовласого мужчины, от горла которого пущена красная тяж-стрела к солнечному сплетению мужчины-пациента. От головы жены к горлу пациента еще одна темно-синяя канат-стрела. Эту экспресс-диагностику мне предложила когда-то моя интуиция, я ее проверила на практике. Разбираясь в символах, я получаю достоверную информацию.  

И вот банальная трактовка схем: пьющий брутал отец ором, скандалами конечно в мальчугане и волю и маскулинность подзадовил когда-то. Жена, все головой живущая, в контексте своего бессознательного сценария ему рот нотацией заткнет, чтоб он молчал и напряжение копил (кстати, если он всё-таки найдет себе хобби, через которое будет выброс напряжения, хотя бы петь-свистеть, она быстро эту лавочку прикроет), а затем пил, безвольный тип разэтакий, она ж, его спасатель, что «геройский образ достойно носит в своей голове», к наркологу, и психиатру, и психологу его конечно отведет лишь для того, чтобы «припудрить носик у трагедии-проблемы»

И в этой связи, к нам, психотерапевтам нередко приходят пациенты, чтобы не решить, а поддержать свою проблему, перекладывая ответственность на некомпетентных врачей, психологов, социальный строй, невозможную жизнь, несчастную судьбу и т.д.

Поэтому, мы никогда не задаем вопрос: «ПОЧЕМУ». Это непрофессионально. Вам от невротичного ума навалят такую словесную кучу. Нас интересует, «КАК» личность формирует и удерживает проблему, болезнь» Что делать? Лично я, считав своего пациента, честно, но в удобоваримой для него форме сообщаю о его психологической неготовности. И предоставляю выбор: уйти. «дозреть» или на сеансах «вызревать», качественно работать, чтобы достигнуть цели. Кстати, еще и цель необходимо проверить на экологичность для запрашивающего ее человека.

Еще раз хочу сделать акцент на том, что мы, психотерапевты постоянно учимся и у других мастеров, и друг у друга, и у жизни, и у своего мудрого «Я» И у нас бывают духовные кризисы, и выгорания, и депрессии, и мы теряем своих преждевременно (или своевременно, не нашему уму судить) коллег…

В определенный период я работала в одном психиатрическом отделении. И к нам пришел на работу С.А., психотерапевт, который в 36 лет сменил свою деятельность, ушел из терапии в психиатрию. Моим психиатрам и мне он показался очень странным, эгоистичным. Как 12 часов, «уже с котомочкой, лапки на брюшко сложив, стоит, кушать ему захотелось видите ли, а другой народ работает, призывники на экспертизу прут, не отдышаться нам. И вообще, как не мужчина он, не женат, детей нет, анекдотики скабрезные нам вещает, пошляк мерзкий, и внешне не о чем».

Мы осуждали его за спиной. Кто-то из более стервозных врачиц и вслух презирал, я про себя над ним подхихикивала. В тот период я только училась своей любимой специальности, находилась на этапе проработки своих внутренних «заморочек». Наверное поэтому я его не прочувствовала. Через несколько лет он от нас ушел. И только после его ухода, мы узнали от старшей мед. сестры, что он с детства болен сахарным диабетом первого типа, что он на инсулине. Мне так было стыдно, что я была участницей этой микротравли среди своих более старших коллег. «Какие мы… не чувствовать, не сострадать, а еще толчемся в психиатрии…».

И вот спустя …. лет очередной сертификационный цикл по моей специальности. Я встречаюсь там с ним. И наблюдаю, как он раскрывается на  учебной группе, какой чуткий, проницательный, умный, начитанный, добрый человек. Он просто алмазик. И он меня в другом ракурсе воспринял, не просто длинноногую симпатюшку, нет, он дал обратную связь; «Я увидел Иру такой сострадательной, у нее хорошая интуиция, у нее очень много еще не раскрытых ресурсов.»

А на блоке по нейро-лингвистическому программированию я оказываюсь с ним в паре (у нас были упражнения по работе с линией времени). Суть этой техники в том, что ты берешь во внимание свое привычное повседневное действие (наш мозг его кодирует определенной картинкой: динамичной/ статичной, цветной/чернобелой, близкой/далекой, ты ассоциирован или со стороны смотришь на себя и др.), например "чистка зубов". , Ты же каждый день это делаешь.

  И вот ты  проецируешь его на пространство, т.е. запоминаешь, где сечас, год назад, неделю, день назад, два спустя, месяц вперед, год, три, десять вперед ты видишь себя выполняющим это действие. И таким образом у тебя образуется линия времени. Но не ведьмачество ли это?! И у всех линия времени разная, зигзагом, спиралью, плато с подъемом или падением, или обрывается…

Наступила очередь Сергея. Точки прошлого, настоящий момент, неделя будущего, год вперед, три… «Ира. А я уже не здесь. Я ничего не делаю. Я на другом берегу Иртыша, я парю, я вижу закат, он красный, Я на его уровне. Какие яркие цвета….» У меня иглой сердце пронзило, как то больно стало, но я отшутилась: «Всё, мы переработали с тобой, уже шарики за ролики зашли. Летать, кто-то видите ли начал. Пора перерыв устроить».

Действительно, три года спустя наш Сергей Анатольевич ушел из жизни. Он умер во сне в одном из санаториев. Вечером он сходил на дискотеку, наверное потанцевал, затем гулял по ельнику, дышал, наслаждался ароматом, получал удовольствие. Он двигался плавно, как то по-женски, и через сон, может быть также плавно перешагнул черту между физическим миром и тем, который понес его на встречу с неописуемой красоты закатом. Благодаря болезни он научился ценить жизнь, каждый миг этой прекрасной жизни. И учил этому своих пациентов.

 

Если говорить о требованиях к личности психотерапевта, то вполне логично, что она должна быть приближена к здоровой, аутентичной, гармоничной, открытой, принимающей. Все попытки манипулировать пациентами считываются ими же. И пациенты от нас уходят, ибо им нужен эмпатийный-лечебный уровень общения.

У меня двадцатилетний «употребляющий это» парнишка с психопатической наследственностью «лечится-бытует». С первой встречи сказал; «Я тебе верю. Помоги мне. Предыдущая только время тянула. Я ей нафиг не нужен был». Да, он своеобразный, патлы свои не моет, все предплечья окурками выжжены, в черном, выпендривается, но умнющий,все мудрствует, в оппозиции с миром, «аутист»)). Я вижу, как на него медицинские работники смотрят (без комментариев, осуждать мы все горазды). А я от него в восторге. Это ищущая себя душа. После сеансов. мы всегда обнимаемся.

На прошлой встрече я вытянула из него «поганую часть», ему было больно, начал расцарапывать свои ожоги. Кровь полилась. Этот момент принятия своей теневой составляющей,когда рушится сложенное складно/нескладно представление о себе, ты падаешь куда-то, как смерть наступает. И рядом нужна рука, которая удержит, поддержит. Когда мы обнимались, он сказал; «Я готов был тебя сегодня убить от того, что ты со мной сделала. Но сейчас стало легче. И наверное, начинается настоящая работа». Мы искренне улыбались друг другу. У меня так грело в груди. Я радовалась, что этот человек есть на свете. И  я  жду следующей нашей встречи.

Вот какая то она такая наша психотерапевтическая деятельность: с колоссальной отдачей, с переживанием страданий вместе с нашими пациентами, с сочетанием логики и интуиции в разных пропорциях в зависимости от текущей ситуации, в таком порой глубоком присоединении к проблеме пациента, что у психотерапевта может начаться болезнь…

Вот такая она, психотерапия, в чудесах исцеления. Вообще, она и в каких то паранормальных явлениях. В бытность заведующей антистрессовой терапии я вела как-то группу, там много людей среднего возраста набралось, с потенциалом, но не реализованных, разочарованных, с психосоматикой и конечно же заострением личностных черт. Мы работали по часу в день, всего четыре дня. Что это для групповой динамики? Да мало чего.

И вот я помню тот момент, когда одна женщина задала мне вопрос относительно себя. И со мной произошло нечто. Я перестала чувствовать себя присутствующей телесно в этой группе. Был один мой в форме светящегося диска голос. Но он и не мой одновременно, он шел через меня. Сущая деперсонализация.)) Я что-то говорила ей. Но и одновременно всей группе. Как общий посыл. Сколько времени на это говорение ушло, я не помню.

Когда я очнулась в своем теле, группа была в трансе, отсутствовала здесь и сейчас. Я начала покашливать, стучать в ладоши, говорить «Возвращаемся». Откуда? Когда мы все «очнулись», женщина, задавшая вопрос спросила меня; «И.В. что это было? И что происходит сейчас в моей груди?» А я и не могла ответить, что с нами было.

Но прошло время, и через полгода при входе в магазин на меня с объятиями бросается некая прекрасная особа. Какие пятьдесят с хвостиком лет? Она улыбчива. Стройна, даже ростом стала повыше, с причесочкой. В кожаной короткой юбке. "ВАУ". Это она. С присущим ей темпераментом она рассказала о счастливых переменах в ней с того момента, когда мы все исчезли «сидя на креслах в той группе». Сообщила об успехах «наших сорокалетних мальчишек и девчонок», как у людей стало всё складываться, всё налаживаться. И она поддерживает с ними общение через социальную сеть.

Что ты испытываешь, получая подобную обратную связь, наверное, не стоит передавать словами. Это прерогатива чувств. Я поблагодарила Бога, что он привел меня в психотерапию.





 

Ирина Владимировна

Поделиться:


2018-11-10
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?