"Терапевтический энтузиазм"

Бордуков О. В.          «Терапевтический энтузиазм»                                                      

                                                         "Аналитик должен повторять себе снова                                                                        и снова: "Я не знаю, чего Бог хочет от                                                                            этого человека!". Все, что он может                                                                                делать, - это помогать пациенту лучше                                                                          слышать, что его собственная психика                                                                           нашептывает ему" 
                                                       Мария-Луиза фон Франц                                          

 

        В одной из своих статей знаменитая ученица Карла Густава Юнга Мария-Луиза фон Франц описывает следующий случай из своей практики.

        «Когда у меня была первая пациентка, страдающая от тяжелого психоза, она в результате внешнего дуновения судьбы медленно двигалась в направлении шизофренического эпизода, и я сражалась с ней, чтобы это предотвратить. В этот момент Юнг, супервизирующий случай, убедительно сказал мне: «Как ты можешь так точно знать, что этой женщине не нужно пройти через подобный эпизод? Многих пациентов обогащают такие эпизоды. Тебе не следует пытаться разгадать секрет ее судьбы; это всего лишь игра силы. Ты не знаешь, чего Бог хочет от нее!» Испуганная, я отпустила ситуацию и негласно ограничила интерпретацию ее снов лишь максимально прямыми значениями. У анализанда неожиданно улучшилось состояние. Когда я поведала Юнгу об этом, он засмеялся и сказал: « Это то, на что я надеялся, но я не мог позволить тебе узнать об этом, в противном случае ты могла бы попытаться снова что-нибудь форсировать!». Это раз и навсегда излечило меня от чрезмерного юношеского терапевтического энтузиазма».

        Пожалуй, в этой статье словосочетание «терапевтический энтузиазм» впервые появляется в качестве конструкта, обозначающего определенное явление, касающееся психологической (психотерапевтической) практики. Оно употребляется в контексте определенной ситуации, в которой психолог ведет себя более чем настойчиво, она «сражается». Сражается с желанием клиентки двигаться в неблагополучную сторону, - по мнению психолога, да и объективно, - в сторону обострения болезни.

        Парадокс заключается в том, что несмотря на почти очевидную правоту (ведь обострение болезни точно не является чем-то желаемым), психолог идет не просто против болезни, но и против «движения» человека, его намерений, в данном случае неосознаваемых.

        Таким образом, «терапевтический энтузиазм» выступает как некоторое душевное движение психолога, мешающее процессу терапии, хотя и служит вроде бы очевидно благим целям.

        Усилия и старания психолога как бы вступают в борьбу с неосознаваемым (и неблагоприятным) развитием клиента.

        Но разве есть альтернатива подобному противоборству? Ведь мы все привыкли к тому, что врач, например, борется с недугом (в этой ситуации, заметим кстати, больной далеко не всегда борется рядом с врачом).

        Попробуем найти пример из истории психотерапии, когда психолог действует согласно с движением клиента, только сопровождая на его собственном индивидуальном пути.

        Карл Роджерс в своей статье 1986 года «Клиентоцентрированный /человекоцентрированный подход в психотерапии", которую иногда называют его «психотерапевтическим завещанием», описал сущность и условия человекоцентрированного (клиентоцентрированного) подхода и привел в этой статье стенограмму своей открытой демонстрационной психотерапевтической сессии с молодой женщиной (Джен).

        Обратим внимание на один из ключевых моментов этой сессии.

        После предварительной паузы (настройки на работу), создания терапевтического альянса, определения клиентом проблемы в середине сессии клиентка Роджерса испытывает всю глубину своей безнадежности и неспособности справиться со своими страхами.

        И, далее пишет Роджерс, «в психологическом смысле я иду с ней по пути разочарования».

        «Как терапевт, я не хочу вести клиента, поскольку она лучше меня знает путь к источника своей боли. … Я не хочу отставать в своем понимании … Всё, что я хочу, - это быть на ее стороне, иногда отставая на один шаг, иногда, если я могу яснее видеть путь, по которому мы идем, забегая на шаг вперед и предпринимая бросок вперед лишь в том случае, если мной руководит интуиция».

        В комментариях к разбору случая Джен Роджерс заключает: «как психотерапевт я хочу дать возможность моей клиентке двигаться к центру ее конфликтов по ее собственному пути и с ее собственной скоростью».

        Итак, сопровождая свою клиентку на том пути, который она сама выбирает, Роджерс поддерживает ее и «зажигает свет», освещает и облегчает ее дорогу, но никогда не навязывает свое вИдение пути и свой выбор.

         Уникальный путь клиента (жизненный путь и путь в терапии) не может быть произвольно изменен даже тем человеком, который переживает за него и искренне желает ему добра (выздоровления). Это - главный вывод.

        Однако, как мы увидели при чтении отрывка из книги Марии-Луизы фон Франц, проявления «терапевтического энтузиазма» не чужды даже самым талантливым и глубоким психологам.

        Интересно было бы выяснить, как современные отечественные профессиональные психологи соотносят себя с "терапевтическим энтузиазмом". Например, большинство специалистов, принявших участие в обсуждении на известном интернет-ресурсе, отмечали, что испытывали это состоянии в самом начале своей карьеры, объединяя энтузиазм с неопытностью, неофитством в профессии.

        Кроме неопытности, «терапевтический энтузиазм» может говорить об ошибочных установках, убеждениях специалиста. Речь идет о непонимании или недостаточном учете того факта, что каждый человек уникален, уникален во всех своих проявлениях, в том числе и в темпах развития, выздоровления и т.д.

        Есть и другая сторона вопроса. Энтузиазм сам по себе, как неравнодушное отношение к профессии, не может быть сугубо или по преимуществу отрицательным явлением. Характерно замечание одного из участников дискуссии, что он бы предпочел неравнодушного психолога равнодушному. Отсюда мы делаем вывод о сложной структуре "терапевтического энтузиазма". Ведь само наличие энтузиазма проявляет важное человеческое качество специалиста - его неравнодушие к делу, подлинное участие, заинтересованность в успехе работы.

        Энтузиазм косвенно, но однозначно свидетельствует и об отсутствии таких неприятных негативных состояний, как профессиональное выгорание.

         Поскольку данная статья написана для сайта, на котором предлагается психологическая помощь и, соответственно, собираются люди, планирующие обратиться за таковой, то уместно завершить ее некоторыми рекомендациями для потенциальных клиентов. Неравнодушие специалиста, его увлеченность своей работой, желание помочь, безусловно, являются положительными факторами. Однако можно обращать внимание на свои собственные некомфортные ощущения, которые появляются в тех случаях, когда психолог слишком активно себя ведет, как бы подталкивая и навязывая поступки, смыслы и просто свое понимание ситуации. Конечно, предложить свое вИдение жизненной ситуации клиента психолог может, а иногда даже обязан, но внимательно выслушивание прежде всего себя и своего отношения позволит уловить диссонанс, дискомфорт, которые помогут понять и осмыслить несогласие с предлагаемой позицией или отвергнуть лишний или неуместный совет. Заметим, директивный стиль ведения консультации вовсе не обязательно может быть связан с молодостью или неопытностью специалиста, или его эмоциональностью, это может быть проявлениями такого понимания себя и своей роли в терапии, которое ставит специалиста «выше» человека, который обратился за помощью. Конечно, такой – директивный – стиль работы не соответствует в первую очередь гуманистическому направлению в психологии и психотерапии (клиент-центрированному подходу, понимающей психотерапии, экзистенциальной психотерапии и т.д.)

 

Литература

1. Карл Роджерс "Клиентоцентрированный/человекоцентрированный подход в психотерапии" Вопросы психологии, 2001, N 2, с. 48-58.

2. Мария-Луиза фон Франц «Психотерапия», Москва, «Клуб Касталия», 2016

Бордуков Олег                                                                                      22.11.2016 г.

 

Поделиться:


2016-11-23
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?