Про профессионализм, доверие и человечность.

Про профессионализм, доверие и человечность.

Про профессионализм, доверие и человечность.

Невыдуманные истории.

 

В моей семье есть две истории времен Великой Отечественной войны, которые я иногда рассказываю клиентам. Теперь решила поделиться ими с более широкой аудиторией.

Любая война оказывает сильнейшее воздействие на общественную мораль. Многие этические нормы оказываются перевернутыми, а модели поведения и их последствия в ситуациях, когда почти каждый выбор является выбором между жизнью и смертью, предстают наиболее рельефно.

 

Мой дед - деревенский плотник из Ленинградской области был призван в Красную Армию и стал участником зимней кампании 1938-1939 года. Оказалось, что он обладает качествами необходимыми для снайпера. Это и стало его военной специальностью. В следующий раз он был призван на сборы в мае 1941 и вернулся домой лишь летом 1946. За это время его жена, сыновья и 6 сестер, некоторые с детьми, успели побывать в разных частях объединенной тогда Европы. Большинство из них счастливо вернулись на Родину, но не все...

 

Про Валечку.

 

Старшую сестру моего деда звали Мария. В начале войны её дочка Валечка была совсем малышкой. Куда точно их занесло "военным ветром" к моменту описываемых событий я сказать не могу, а спросить уже не у кого. Скорее, это была современная Польша, где-то недалеко от границ Германии. Жили они в бараке с другими молодыми женщинами, у некоторых тоже были дети.

Валечка подросла и превратилась в яркую блондинку с огромными синими глазами. Такая пятилетняя принцесса из сказки братьев Гримм. Говорят, что окрестные немки приходили любоваться...

А потом они с подружкой-погодкой заболели. Скарлатина. Там был госпиталь, естественно, немецкий. И были слухи, и не без оснований, что у детей в этом госпитале берут кровь, чтобы лечить немецких офицеров. Но, когда дети заболели, им предложили помощь. Детей надо было отдать в госпиталь. Врагам!..

Подружку мама отдала, Мария Валечку - нет. Выздоровев, подружка вернулась к маме, Валечка умерла на руках у Марии. Ни семьи, ни других детей у Марии больше не случилось. Вернувшись на родину, она всю жизнь помогала сестрам растить их детей. Образ, сохранившийся в семейной памяти, - человека очень строгого, знающего, как правильно, и абсолютно уверенного в этой правоте. Интересно, что её саму я совсем не помню, зато отчетливо помню её похороны. Но это уже совсем другая история...

 

Про доктора.

 

В 1944 году моя бабушка с двумя детьми -1939 и 1941 годов рождения оказалась в Баварии. История не сохранила имени немецкого доктора, вылечившего моего дядю от пневмонии. Сохранила только предание о враче, который в первую очередь лечил детей рабов, а только потом - господ.

По разному можно это трактовать. Можно предположить попытку заработать "индульгенцию" от будущих победителей, ведь исход войны к этому времени был практически предрешен. Как оно было на самом деле мы никогда не узнаем, а мне больше нравится видеть в этом докторе истинного профессионала, который исполняет свой долг наилучшим образом, оказывая помощь в первую очередь наиболее уязвимым, не взирая на текущую политическую ситуацию и возможный риск для собственного благополучия. Вечная память, благодарность в сердце и вера в светлое будущее человечества - вот, что лично для меня значит наличие людей, способных на такие поступки.

 

Трудно остаться человеком, надев форму, но еще труднее бывает увидеть человека и поверить в человечность того, кто носит форму, какой бы она ни была...

 

 

 

 

Поделиться:


2016-09-19
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?