Ожидания психотерапевта от процесса работы с клиентом

«Некоторые клиенты проходят психотерапию не приходя в сознание, а некоторые психотерапевты проводят психотерапию не приходя в сознание»

А.Е. Алексейчик

 

В предыдущей статье «Психопрофилактика начинающего психолога» мы коснулись темы мифов, тревог и страхов психолога. В данной работе раскроем эту тему в ракурсе ожиданий психотерапевта от психотерапии и ее эффективности. Нередко в профессиональных кругах обсуждаются мифы о психологах, отражающие потребности клиентов в идеальном, проницательном, стабильном и любящем родителе, желании, чтобы психотерапевт «помог». Задавая себе вопросы «Для чего клиент приходит в психотерапию и какого рода психологические услуги он запрашивает?», психотерапевт пытается согласовать цели клиента и свои, а так же перевести это послание о помощи в конкретные ожидания клиента. Начиная процесс психотерапии с взаимных ожиданий, психотерапевт и клиент рискуют уйти от главной цели – аутентичной встречи двух людей для психологической помощи. Тем не мене, ожидания психотерапевта влияют на ход работы и их нельзя игнорировать.

 

Ожидания клиента и цели психологической помощи и психотерапии

 

Работая с клиентом, психотерапевт руководствуется принятыми в государстве законодательными актами, регламентирующими его деятельность. Для иллюстрации основных тезисов мы так же будем опираться на положения Закона Республики Беларусь № 153-З от 1 июля 2010 года. Согласно статье 13 данного документа, цели психологической помощи заключаются: в предупреждении и разрешении психологических проблем; преодолении последствий кризисных ситуаций; информировании граждан о причинах психологических проблем и способах, средствах их предупреждения и разрешения; развитии личности, ее самосовершенствовании и самореализации [3].

Иными словами, под клиентским словом «помочь» в психотерапии может пониматься достижение следующих целей, а соответственно и воплощение ожиданий клиента:

  1. Повысить уровень психологической культуры. Познать и понять себя.

Одной из задач психологии является просвещение, информирование человека о законах функционирования психики, причинах возникновения психологических затруднений и способах обращаться с ними.  «Психологическая культура – наработанная и усвоенная личностью система конструктивных способов, умений самопознания, общения, саморегуляции эмоций и действий, творческого поиска, ведения дел и саморазвития» [8]. В белорусской психологии феномен психологической культуры представлен работами Я.Л. Коломинского и его учеников. Он предлагает рассматривать два ее уровня: концептуальный и доконцептуальный. Концептуальный уровень – научное познание, включающее в себя теоретические знания, умения и навыки в области психологии. Нахождение на данном уровне позволяет человеку эффективно существовать в межличностном и внутриличностном планах. Доконцептуальный уровень – познание, сформировавшееся у личности стихийно, включающее в себя «житейские» психологические понятия и собственные уникальные способы организации психической жизни [4]. В процессе психотерапии происходит взаимообмен между этими уровнями при увеличении массовой доли первого.

Отвечая на вопросы «Кто Я?», «Какой Я?», «Для чего живу?», «Как  к себе отношусь?», личность способна развиваться и самосовершенствоваться. Это еще одна из задач психологии, широко востребованная и представленная в ожиданиях клиентов.

 

2. Стать более эффективным в решении жизненных задач и компетентным в общении.

Принято считать, что клиент приходит решить свою проблему. Для психотерапевта это означает, что человек находится в состоянии «душевного дискомфорта, вызванном неудовлетворенностью собой, своей профессиональной деятельностью, межличностными отношениями, обстановкой в семье и (или) другими проблемами личной жизни» [3, Статья 1].

В современной интернетной среде появилось такое понятие как «лайфхак» (life hack), дословный перевод которого означает «взлом жизни». Под этим словосочетанием принято понимать некоторые знания, умения, навыки, позволяющие приспособиться к нестандартным ситуациям, успешно решить определенную жизненную задачу, отходя от шаблонов и штампов. У лайфхака есть и такая трактовка, согласно которой люди делятся друг с другом набором каких-то способов облегчить жизнь. Можно заметить, что современный клиент приходит к психотерапевту как раз за таким «чемоданчиком» чудесных золотых ключиков. Осознавая эту потребность клиента, психотерапевт, однако, рассматривает ее скорее как побочный продукт, держа в активном сознании основной фокус психотерапии: «содействие в становлении полноценной личности, способной занимать активную и творческую позицию относительно себя и своей жизнедеятельности, справляться с травмирующими ситуациями и переживаниями, принимать решения и продуктивно, нешаблонно и достойно действовать в соответствующих социально-культурных условиях» [2].

 

3. Получить помощь в кризисной ситуации.

К данному виду помощи прибегают, когда возникают «условия и (или) факторы, приводящие к жизненным изменениям и возникновению психологических проблем, с которыми гражданин не может справиться привычными для него способами» [3, Статья 1].

Как известно, к личности психотерапевта, оказывающего кризисную помощь,  предъявляются большие требования: наличие у него способности к эмпатическому слушанию, анализ кризисной ситуации без эмоционального поглощения (наводнения) чувствами клиента и проч. Существует мнение: как врач должен уметь оказать первую помощь больному, так и психолог должен владеть набором необходимых умений в кризисной ситуации. 

Анализируя вышеописанные цели-ожидания, отметим, что поскольку клиент стремится получить помощь на уровнях «Я и Я», «Я и Другие», то в обобщенном виде, цель психологической помощи, с точки зрения психотерапевта, будет заключаться в содействии самопознанию клиента, развитию у него положительного самоотношения и эффективных способов переживания-проживания, выработке адекватных ситуации моделей реагирования и взаимодействия.

Если о целях психотерапии и потребностях клиента в ней говорят часто, то об ожиданиях психотерапевта – редко, хотя от них также зависит эффективность психотерапии. Например, В.В. Макаров выделяет семь факторов, влияющих на эффективность психотерапии [7, с. 26]:

- ожидания пациента,

- значение для пациента лечения и излечения,

- характер проблем или заболевания пациента,

- то, насколько клиент готов к сотрудничеству,

- ожидания терапевта,

- опыт терапевта,

- специфическое воздействие конкретных методов психотерапии.

Как видим, ожидания психотерапевта так же включены в данный перечень, и влияют на динамику психотерапевтического процесса и его эффективность. Поскольку в процессе психотерапии участвуют два основных действующих лица, то по направленности ожиданий можно выделить ожидания психотерапевта в отношении клиента и ожидания психотерапевта по отношению к себе.

 

Ожидания психотерапевта

Ожидания психотерапевта по отношению к клиенту.

Изучая немногочисленные статьи коллег, в которых, так или иначе, упоминаются ожидания психотерапевта, анализируя собственный опыт, мы пришли к выводу, что их условно можно разделить на три группы [1;  6]:

1. Представления о психотерапии и психотерапевте;

2. Отношение к психотерапевту;

3. Действия клиента по отношению к процессу психотерапии и психотерапевту.

Представления о психотерапии и психотерапевте. Психотерапевт может ожидать, что клиент будет осведомлен о содержании и форме психотерапии, иметь реалистичные ожидания от процесса, осознавая свою ответственность за желаемые изменения.

Развитие рынка психологических услуг не стоит на месте и люди, обращающиеся к психологу, имеют некоторые представления о психологической помощи, однако очевидным является факт – эти представления не всегда соответствуют реальности. В них, тем не менее, скрыт любопытный пласт ожиданий клиента, который позволит ему сформулировать цели психотерапии и принять ответственность за собственную работу в ходе психотерапевтического процесса.

Отношение к психотерапевту.Психотерапевту приятно думать, что клиент будет относиться к нему с уважением, доверять и благодарить за помощь.

Данное желание не является предосудительным, однако таит в себе определенные «подводные камни», о которых пойдет речь в разделе «нарциссические тревоги психотерапевта», и может значительно обеднять и затруднять психотерапию. В психоаналитическом подходе подобные ожидания от клиента, и неспособность переносить его враждебность, неуважение называют «нарциссической уязвимостью». Профессиональная зрелость психотерапевта, в частности, измеряется степенью выраженности подобной уязвимости [5].

Действия клиента по отношению к процессу психотерапии и психотерапевту.Клиент будет четко и ясно излагать суть проблем и факты, облегчая понимание сути запроса, и конкретно скажет, в чем должна заключаться помощь психотерапевта. Он также будет регулярно посещать сессии, и сообщать о своих ожиданиях, соблюдать границы, воздерживаться от употребления психоактивных веществ весь период психотерапии.

Несмотря на то, что большая часть из названных ожиданий является нереалистичной, нарушение ожидаемого поведения клиента станет для терапевта важной информацией о нем и о динамических процессах в психотерапии. Действительно, не прояснив запрос, психотерапевт способен потеряться в своих фантазиях на предмет потребностей клиента, уходя от реального положения дел. Вместе с тем, запрос клиента может формулироваться продолжительное время,  что не мешает внимательному психотерапевту разворачивать процесс.

 

Ожидания психотерапевта по отношению к себе.

 

На конференции «Тревога. Что мы знаем о ней ?!» был представлен доклад психолога-консультанта, руководителя Московского представительства Гильдии психотерапии и тренинга С.В. Штукарёвой «Чего боятся психотерапевты?» [10]. Данное выступление представляет особый интерес, поскольку описанные докладчиком группы тревог и страхов иллюстрируют скрытые ожидания. Описывая тревоги и страхи, присущие терапевту как человеку, и тревоги, связанные с профессией, докладчик делит последние на три группы:

1. Тревоги, связанные с организационными процессами. Данные тревоги присущи как начинающим, так и уже давно работающим психотерапевтам и проявляются в страхе нанесения вреда клиенту, сомнениях в профессиональной компетентности, опасениях относительно своей финансовой стабильности, способности создать устойчивую практику и т.д. Вместо слова «страх» можно подставить слово «ожидание». Опасаясь чего-то, человек ждет, что это может произойти. В зависимости от эмоциональной чувствительности психотерапевта эти страхи могут порождать напряжение, с которым специалисту придется справляться в ходе своей работы. Помочь ему может как осознавание и принятие собственных тревог, так и супервизионная поддержка и продуктивное развивающееся сообщество.

2. Тревоги, связанные с тем, что возникает в процессе психотерапии. К данной группе тревог С.В. Штукарёва относит «опасные» зоны, с которыми боится работать психотерапевт, контртрансферетные тревоги и гендерные особенности взаимоотношений между клиентом и психотерапевтом. Внутренне ожидая встречи с этими зонами или не замечая своих реакций на клиента, психотерапевт может потерять свободу и осознанность процессов в психотерапии. Наряду с личной психотерапией и супервизией, которая позволит специалисту восстановить переживание в своей «опасной» зоне, и вернет свободу в работе с клиентом, нельзя недооценивать значение постоянного самообразования психотерапевта (чтения профессиональной и художественной литературы, повышения квалификации, участия в конференциях), а также разнообразие и насыщенность его собственного жизненного опыта. В дополнение заметим, что некоторая степень тревоги присутствует у него и при выборе стратегии работы на «границе-контакт» или с внутренней феноменологией клиента. Тревожатся психотерапевты так же относительно продвижения клиента в психотерапии и его зависимости от них, ведь основная задача стать этому человеку не нужным в свое время, а не привязать его к себе, как к лекарству.

3. Нарциссические тревоги, или тревоги идентичности психотерапевта. Эта группа тревог обычно представлена переживаниями психотерапевта по поводу: права называться психотерапевтом, своей эффективности в психотерапии, признания в профессиональном сообществе, поиска своего стиля, осознания сильных и слабых сторон. Несомненно, возникновение таких тревог и способы обращения с ними зависят от прохождения психотерапевтом собственных кризисов идентичности в онтогенезе и характеристик сформировавшейся Я-концепции. На супервизионных встречах психотерапевты, испытывающие подобные тревоги, сообщают о различного рода ожиданиях поддержки опытных коллег и признания их вклада клиентами.  Психотерапевт, ожидающий признания от клиента, его любви, находится в уязвимой позиции и, незаметно для себя, становится заложником своего желания быть успешным, идеальным, не совершать ошибок. Подобный расклад не способствует живому контакту в психотерапии. Более того, именно признание психотерапевтом собственных ограничений, ошибок и несовершенства порой содействует появлению ключевых тем в терапевтическом процессе и продвижению клиента в соответствии с контекстом конкретной работы [9].

Описанные выше феномены, по мнению Р. Кочюнаса, относятся к рискам самообмана, когда происходит так называемая «игра в психотерапию», где представлен «образ «истинного» профессионала, который все видит, все знает, все понимает, не ошибается… готов всегда проинтерпретировать, объяснить… соответствовать ожиданиям клиента» [5].

Нередко в сознании психотерапевта хранится образ «идеального клиента», а в сознании клиента – «идеальной психотерапии». Эти обоюдные завышенные ожидания блокируют работу. На практических занятиях со студентами-психологами можно часто наблюдать динамику их состояний при работе в паре от воодушевления к растерянности. В такой момент они обычно поворачиваются к преподавателю и произносят фразу, которую практикующий психотерапевт иногда отмечает во внутреннем плане: «Я не знаю, что дальше делать с клиентом». Подобная фраза свидетельствует о том, что процесс не был обоюдным по вкладу и ответственности: психотерапевт вел клиента куда-то, а тот шел, ожидая решения проблемы. Это прекрасный момент сессии, в котором специалисту можно остановиться и сделать мысленно несколько шагов назад, к тому месту, где им было потеряно право «быть живым», а появилась тотальная ответственность за клиента. Об этом замечательно пишет Р. Кочюнас «обманываясь в качествах психотерапевтов, клиенты становятся недовольными ими… у психотерапевта отбирается право быть уставшим, не выспавшимся, то есть живым. И некоторые психотерапевты не позволяют себе быть естественными и изображают энтузиазм и включенность даже тогда, когда устали. И тогда процесс психотерапии становится для них мукой и сплошной ложью» [5]. При такой ситуации причины профессионального и эмоционального выгорания психотерапевта очевидны.

В заключении отметим, что значимым для эффективности психотерапии представляется не столько факт существования взаимных ожиданий, сколько осознание того, что данные явления присутствуют в процессе психотерапии и детерминируют его развитие. Полностью избежать их влияния не представляется возможным, однако повышать степень осознанности относительно своих способов самообмана, признавать собственную уязвимость и ограничения, развенчивать иллюзию всемогущества и совершенства, уважительно относясь к своим ошибкам и утомлению – вполне в наших силах.

 

Список литературы:

  1. Гжебик, Н.С. Ожидания в психотерапии / Н.С. Гжебик // Псипрактика [Электронный ресурс] : организация практики. – 2015. – Режим доступа : http://psypractice.ru/organizaciya-practiki/ozhidaniya-v-psikhoterapii. – Дата доступа: 10.05.2015.
  2. Дуткевич, Т.В. Практична психологія: Вступ до спеціальності / Т.В. Дуткевич, О.В. Савицька. – К.: Центр учбової літератури, 2010. – 256 с.
  3. Закон Республики Беларусь от 01.07.2010 N 153-З «Об оказании психологической помощи».
  4. Коломинский, Я.Л. Теоретико-методологические основы развития психологической культуры личности / Я.Л. Коломинский // Возрастная и педагогическая психология: сб. науч. тр. Вып. 6 / Бел. гос. пед. ун-т им. М. Танка; редкол.: О.В. Белановская (отв. ред.) [и др.]. - Минск: БГПУ, 2005. - С. 9-15.
  5. Кочюнас, Р. Риски самообмана в психотерапии.
  6. Лиманцев, В. Ожидания психотерапевта / В. Лиманцев // Психологи на b17.ru [Электронный ресурс] : психология для профессионалов. – 2011. – Режим доступа : http://www.b17.ru/article/2664/. – Дата доступа: 21.04.2015.
  7. Макаров, В.В. Избранные лекции по психотерапии / В.В. Макаров. – М. : Академическиий проект, Екатеринбург: Деловая книга. – 1999. – 416 с.
  8. Мотков, О.И. Психологическая культура в мозаике личности.
  9. Погодин, И.А. К анализу психотерапевтических сессий: ошибки и несовершенство психотерапевта / И.А. Погодин // Авторский сайт гештальт-терапевта Игоря Погодина [Электронный ресурс] : диалогово-феноменологическая модель гештальттерапии. – 2015. – Режим доступа:  http://pogodin.kiev.ua/news/k-analizu-psihoterapevticheskih-sessiy-oshibki-i-nesovershenstvo-psihoterapevta. – Дата доступа: 12.06.2015.
    .
  10. Штукарева, С.В. Конференция «Тревога. Что мы знаем о ней?!» / С.В. Штукарева // Консультативная психология и психотерапия. – 2011. – №1. – С.187.
2015-10-06
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?