Опустошенная мать и женская деструктивная зависть

Тема женской зависти к другим женщинам неоднократно становилась предметом шуток, это непростое чувство каждый переживает по-своему и разумеется, невозможно как-то однозначно объяснить его истоки. В данной статье будет предпринята попытка кратко изложить очень интересный взгляд на женскую зависть, который более подробно раскрыт  в статье Кэролин С. Эллман, клинического психолога и психоаналитика.

Со времен Фрейда основным источников зависти у женщин считался комплекс кастрации и зависть к пенису. Однако более глубинный подход и клиническая практика позволили по-другому взглянуть на результаты обследований женщин, проведенных автором при работе над диссертацией.

В связи с этим основным источником зависти, по мнению автора, выступает фертильность и способность к рождению ребенка как неосознанный компонент женского самоопределения.  Рассмотрим этот момент поподробнее.

Зависть и сексуальное развитие женщины

Еще в начале прошлого века, в своем письме к Фрейду Андреа Саломе. Психотерапевт, философ и роковая женщина, писала о том, что кастрационная тревога у девочек часто принимает форму страха, вызванную неспособностью родить и выносить ребенка. Проигнорированная Фрейдом мысль о том, что кастрационная тревога у женщин отличается от мужской, была затем развита Карен Хорни и Мелани Кляйн.

Можно резюмировать мысли этих аналитиков, а также Эрика Эриксона, следующим образом:

Продуктивное пространство женщины (матка) находится внутри, соответственно она испытывает страх скорее внутреннего повреждения, а также мысли лишиться чего-то ценного, не реализовав свой креативный потенциал».

Подрастающая девочка исследует свои половые органы и интуитивно ощущает наличие этого потенциально плодородного пространства внутри себя. Чтобы как-то справиться с рождающимися фантазиями и эмоциями, она выражает их в игре с куклой, которая становится выражением ее многочисленных ощущений. Она переживает своего рода иллюзорный период материнства, который затем сменяется неизбежным возвратом в реальность. Также на этом этапе появляется зависть к матери, которая уже обладает всем тем, о чем девочка может только мечтать – женской фигурой, плодородным внутренним пространством, взрослыми половыми органами.

Постепенно игра с куклой сменяется интересом к пенису, как к чему-то способному наполнить внутреннее пространство, наступает эдипальный период.

В результате сравнения с матерью внутри у девочки развивается зависть к ней, что может стать непереносимым, если в семье существует запрет на выражение чувств зависти, а также, если маленькая женственность девочки игнорируется обоими родителями.

Формы защит: обесценивание  женского и сексуализация отношений

Чтобы справиться с тяжелыми чувствами зависти, девочка начинает обесценивать мать, а заодно и все феминное. Обесценивание представляет собой попытку освободиться от власти матери. Одним из вариантов обесценивания является концентрация на внешнем, на одежде и других внешних проявления, с игнорированием внутреннего содержания.

Девочка чувствует себя плоской, ущемленной в сравнении с матерью, обладающей всеми этими сокровищами, и чтобы защититься от боли, начинает обесценивать женское в целом.

Другим вариантом защиты является сексуализация отношений. Недостающее признание своей сексуальности и женственности, которое должно было прийти от матери, девочка пытается добрать от мужчин. Она ощущает нехватку чего-то в себе, ожидает мести со стороны матери или проективной «материнской фигуры», постоянно пытается получить признание своей ценности и сексуальности от мужчин. В то же время когда она проявляется себя как сексуальная женщина, она постоянно ожидает мести за это со стороны матери.

Еще Мелани Кляйн отмечала, что девочки обладают более жестким суперэго, поэтому зависть вызывает огромную вину и часто бывает подсознательной, в результате чего проецируется на других. Такой женщине кажется, что всей завидуют, включая психотерапевта, что она не такая как другие женщины.

Внутри она ощущает пустоту и нехватку собственной креативности, нарциссическая уязвимость вызывает глубинное ощущение того, что ей самой нечего показать, кроме внешних атрибутов: муж, дом, внешность и т.п.

В свою очередь, она подсознательно боится нанести завистью вред своей матери, отсюда страх стать по настоящему сексуально свободной, реализоваться как мама или в профессии, чтобы не ранить таким образом собственную мать. Ощущая необъяснимое чувство вины из-за подсознательной зависти, выросшая девочка может выстраивать свою жизнь в угоду желаниям своей мамы. Например, она отказывается от вариантов карьеры, связанных с переездом, может «подарить» маме своих детей, чтобы она имела возможность наслаждаться обществом с внуками и т.д.

Зависть к матери и терапия

В терапии зависть к матери может выражаться в терапевтических отношениях следующим образом. В первую очередь, клиент проецирует свое чувство зависти на аналитика и считает, что тот завидует его красоте, статусу, фертильности, качеству семейных отношений и т.д.

Второе проявление – это подсознательное, а иногда и сознательное желание разрушить аналитика в профессиональном поле (саботаж терапии, нанесение урона репутации), различные фантазии о конкурентной победе над женщиной-психотерапевтом.

Стремясь защититься от воображаемой зависти со стороны аналитика-«ужасной властной матери», клиентка так же может акцентировать внимание на своих проблемах и недостатках.

Данная тематика зависти, хотя внешне напоминает нарциссическую защиту, принадлежит скорее к кругу вопросов сепарации, т.е. эмоционального отделения от материнской фигуры. И соответственно в терапии решается как задача поиска внутреннего ощущения целостности, сексуальности, своей самости.

Чувства зависти и желания обладать своим телом должны быть признаны и присвоены как часть идентичности девочки, а потом уже женщины. Поскольку их отрицание приводит к таким проявлениям, которые были описаны в статье.

 

 

 

 

 

 

 

 

2016-10-14
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?