Исцеление семьи. Детские травмы.

Исцеление семьи. Детские травмы.

Во взрослой жизни мужчина и женщина бессознательно пытаются «заживить» психотравмы детства путём нахождения партнёра, замещающего роль родителя, отношения с которым были неудовлетворительны, фрустрированы или напротив, чрезмерно удовлетворительны. В совместной жизни, попадая в сходную ситуацию, которая эмоционально-ассоциативно напоминает эмоциональные отношения со значимой фигурой детства (мама, папа, братья, сёстры, бабушки, дедушки) взрослый человек как-бы возвращается (регрессирует) в прошлое состояние не разрешённого конфликта и начинает вести себя в соответствии с этим регрессивным состоянием, по аналогии с привычным детским поведением. На партнёра проецируется образ значимой фигуры детства и выражается, например, в высказываниях: «Ты никогда меня не любил», «Ты всегда считала меня не на что не способным», «Я так и знала, что ты мне откажешь» и т.п. В этих фразах можно услышать посыл, адресованный на самом деле не супругу, а родителю. В этой ситуации важно разделить реального человека с образом родителя и осознать свою реакцию с позиции адекватности здесь и сейчас, в этом возрасте и в этом эмоциональном состоянии.

Неудовлетворённые потребности детства проявляют себя в следующих основных требованиях к партнёру:

  • Если ты меня любишь, то ни чего не будешь делать без меня;
  • Если ты меня любишь, ты сделаешь то, что я прошу;
  • Если ты меня любишь, ты будешь знать, что я хочу, прежде, чем я попрошу тебя об этом;
  • Ты всегда должен думать, чувствовать и поступать как я, если ты не будешь этого делать, значит, ты меня не любишь.

Такие требования скорее напоминают шантаж, который Вирджиния Сатир назвала «когтистые объятия». Это происходит, когда теряются границы Я и не-Я, т.е. человек относится к партнёру как к части себя, а значит контролируемой и управляемой по своему усмотрению. Таким образом, важно указать на осознание границы между своей личностью и личностью супруга.

            Не разрешённые внутри личностные конфликты отражаются и на общении с детьми в семье. Проявления детской психотравмы родителя можно наблюдать, когда один из супругов отмечает неадекватные вспышки гнева на своего ребёнка: «я не знаю, почему я ору на сына, вроде бы серьёзной причины нет, так пустяки, мелочи, я это понимаю, но не могу себя контролировать». В данном случае, вероятно, имеет место проявление проекции отщеплённых негативных частей Эго родителя на ребёнка и тогда требуется тщательная проработка, анализ собственных нарциссических травм, осознания собственного неприятия своих черт и последующая их интеграция, возвращение и принятие их в собственной личности.

            Рождение ребёнка вообще большое испытание семьи на прочность, на готовность быть не только партнёрами, любовниками, друзьями, но на свою главную, ответственную роль – быть родителями.

Быть родителем не простая задача, так как требует максимальной личностной зрелости, т.е. способности выполнять функции заботы, воспитания, эмоциональной поддержки, обеспечения безопасности, ухода за полностью зависимым, беспомощным маленьким существом – своим ребёнком, испытывая при этом самые разнообразные трудности, лишения, ограничения своей свободы, удовлетворения даже самых элементарных потребностей – сон, еда, отдых, развлечения, секс. Особенно тяжёлым испытанием ложится на плечи родителей первый год жизни младенца. Материнство обрушивает на женщину колоссальную нагрузку. Муж, как правило, чувствует в этот период себя «задвинутым на второй план», «брошенным», обделённым вниманием, которое теперь целиком принадлежит ребёнку. Если период собственного до эдипального и/или эдипального развития у мужа был пройден травматично, в  ребёнке он начинает видеть соперника, испытывает сильные чувства ненависти и ревности. На этом этапе часто происходят разрывы семейных отношений, измены, которые приводят к отчуждению супругов друг от друга.

            Эмоциональное состояние женщины не менее уязвимо в этот период. Контакт с младенцем поднимает из глубин бессознательного болезненные переживания из опыта взаимодействия девочки со своей матерью, если эти диадные отношения были болезненными, отвергающими, женщина не смогла до конца принять в себя собственную мать, она может отвергнуть и свою материнскую роль, тогда возможны депрессивные реакции, отказ выполнять функции материнства, психотические попытки избавиться от младенца. Даже если этап младенчества пройден спокойно, возможен более поздний сценарий отвержения, если ребёнок дочь, которая является воплощением отвергаемой женственности и напоминанием, например, о том, как папа «больше любил» сестру, мать и тогда женщина ревнуя дочь к мужу-отцу, может устраивать истерики, мстительно нападая на дочь с неадекватными придирками, оскорблять, унижать,   в плоть до физического насилия. В таких семьях часты проявления девиантности, делинкветности у детей, побеги из дома, вспышки агрессии, как со сверстниками, так и с родителями. В этом случае помощь семье нужна незамедлительно, психотерапия возможна в нескольких направлениях:

  • Персональный анализ каждого из супругов или индивидуальное психологическое консультирование;
  • Психокоррекционные игры с ребёнком/детьми (сказка-терапия, песочная-терапия, арт-терапия);
  • Психоаналитически ориентированная групповая терапия семей со сходной проблематикой и/или
  • Семейная терапия пары в любом из выше перечисленных в предыдущей статье направлений, методов.

Продолжение темы следует, подпишись, чтобы быть в курсе.

Задайте  вопросы по теме, напишите комментарии, я обязательно вам отвечу. 

 

  Статьи автора по семейной психотерапии и проблематики семьи:   Быть другом своему ребёнку  Мальчик с акулами. Психоаналитическая терапия семьи подростка       Исцеление семьи часть 1

Поделиться:


2016-05-06
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?