Грехи человеческие. Архетипический взгляд. Часть1

Грехи человеческие. Архетипический взгляд. Часть1



Время от времени, в рамках профессиональной деятельности, мне приходится работать с религиозными установками людей, обращающихся ко мне за психологической помощью. Тема религиозного восприятия окружающего нас мира чрезвычайно глубока. Однажды я задался вопросом: а каково место греха в психологии человека? Может ли грех быть выражен в качестве архетипического (универсального) образа, ведь понятие греха (ошибки) свойственно для большинства религиозных систем, которые, в свою очередь, выступили фундаментом для формирования моральных ориентиров для современного человека.

Грех - поступок или мысли, которые, как правило, ассоциируются с прямым или косвенным нарушением религиозных заповедей (заветов Бога), предписаний и традиций; а также - нарушение доминирующих морально-этических правил, норм, установившихся в обществе. Главные грехи, или грехи коренные - в христианском богословии называют - основные пороки, лежащие в основе множества других грехов: гордыня (тщеславие), алчность, зависть, гнев, похоть, чревоугодие, лень (уныние) и т.д. В христианской традиции их принято называть смертными грехами.

В западном христианстве учение о восьми главных грехах получило распространение благодаря трудам Иоанна Кассиана, который перенёс в западное монашество опыт аскетических традиций и практики, распространённых в Египте во второй половине IV в.  О восьми главных грехах Иоанн писал в двух известных своих сочинениях: «О правилах общежительных монастырей» (De institutis coenobiorum) и «Собеседованиях» (Collationes)

  1. Gula (чревоугодие)
  2. Fornicatio (блуд)
  3. Avaritia (алчность)
  4. Ira (гнев)
  5. Tristitia (печаль)
  6. Acedia (уныние)
  7. Vanagloria (тщеславие)
  8. Superbia (гордыня)

В православии им соответствуют восемь главных греховных страстей: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордость. Современные православные авторы иногда пишут о них как о восьми смертных грехах.

Считалось, что каждому греху покровительствует демон; наиболее распространённое распределение грехов между демонами было таково: Люцифер – гордыня; Маммона – алчность; Асмодей – похоть; Сатана – гнев; Бегемот - чревоугодие; Левиафан – зависть; Вельфигор – ленность (уныние) и т.д.  Впрочем, иногда все грехи соединялись в личности верховного демона (Дьявола): так,  в трагедии Вондела «Люцифер» последний в результате своего падения с небес превратился в чудовище, соединившее в себе черты семи животных, которые, в свою очередь, олицетворяют человеческие грехи: льва (гордыня), свиньи (чревоугодие), осла (лень), носорога (гнев), обезьяны (похоть), змеи (зависть), волка (алчность).

Основатель Аналитической психологии Карл Юнг писал: «Источник демонов находится внутри нас самих. Комплексы — психические демоны влияния, они окрашивают и тем самым определяют нашу психологическую картину мира.…  У всех нас бывают моменты, когда мы бываем одержимы, когда мы чувствуем себя не собой, когда мы больше не тождественны сами себе. Некоторые из нас проживают чужие жизни вместо собственных. У всех бывает так, когда что-то вселяется в нас, мы начинаем чувствовать себя не в своей тарелке, вне себя. Когда глубинные первобытные архетипы завладевают нами, они легко берут контроль, и вы становитесь одержимы, как если бы они были львами или медведями, иначе говоря, первобытными силами, которые значительно сильней вас».

И здесь мы, наконец, подходим к наиболее интересующей нас теме образного выражения греха в психологической (духовной) жизни человека.

Архетипы (Archetypes; Archetyp) — класс психических содержаний, события которого не имеют своего источника в отдельном индивиде. Специфика этих содержаний заключается в их принадлежно­сти к типу, несущему в себе свойства всего человечества как некое­го целого. Архетип является цельной, амбивалентной (двойственной)структурой, имеет позитивный и негативный (теневой) аспекты. По мнению Юнга, односторонний образ (к примеру, обладающий только светлой или только темной стороной) не может быть архетипом.

  В аналитической психологии, зачастую, Тень (отвергаемая сторона личности, часто выражающаяся в негативной стороне того или иного архетипа) выступает в качестве центрального архетипа, персонифицирующего  христианский  грех.  Расширенный взгляд на природу архетипа Тень, может позволить нам взглянуть на проблему греха  с христианско-психологической  позиции, а, соответственно, определить,  что грех (как комплекс) может быть ассимилирован нашим сознанием, вследствие чего может произойти  его (сознания) расширение и усиление. В конечном итоге, это подразумевает возможность включения тёмной стороны нашей психики в общее пространство нашего психического, с целью достижения личностной целостности.

 В жизни религиозного человека, как в прочем и любого другого,  грех (как одна из форм отчуждённости от Бога или отход от морально-этических норм, принятых в обществе) переживается как состояние одиночества (покинутости), необъяснимой тоски, внутреннего одиночества и бессмысленности существования. Согласно христианской традиции, чтобы преодолеть вызванный последствиями отчуждённости религиозно-нравственный кризис, часто необходимо время и критическое осмысление своего внутреннего состояния, а также таинство исповеди. Раскаяние и печаль, по мнению В. Франкла, только в какой-то мере исправляют состояние человека. Однако, человек несомненно получает опыт, необходимый в дальнейшей борьбе против своей греховности, против своей теневой стороны. И, как следствие, человек получает возможность, взаимодействуя с теневым содержанием своего бессознательного, управлять той частью своей внутренней жизни, которая до этого момента была им игнорируема.

Тень, находящаяся в центре личного бессознательного, формирует фокус для материала, который был по какой-либо причине вытеснен из сознания; он включает наши желания, воспоминания и переживания, которые отрицаются человеком как несовместимые с его личностью. Тень, по сути, составляет неизвестную сторону личности и обычно предстаёт перед Эго - центром (центром нашего сознания)  и представителем светлой стороны и сознания, - в виде мрачной и жуткой фигуры зла, встреча с которой имеет решающее значение для человека.

Говоря о Тени, необходимо упомянуть  высказывание одного из наиболее известных учеников Карла Юнга Эриха Нойманна. В одной из своих работ он писал, что современный человек сбился с пути, и путь к его спасению уходит вниз, к воссоединению с бессознательным, с инстинктивным миром природы и с прародителями, посланцем которых является Тень. Этот посланец может принести «добрые вести» о сокровищах, скрытых в глубинах, о целебной траве, которая растёт в темноте. Тень – составная часть нашей природы, её нельзя просто ликвидировать. Человек без тени не может стать индивидуумом в полном понимании этого слова. Тень не есть просто негативная сила в нашей психике. Важно помнить, что Тень - это ещё и хранилище значительного количества инстинктивной энергии, жизненности, значительный источник нашего творчества.

Вследствие того, что, как психический бессознательный комплекс, (архетип) Тень является, своего рода, регулирующим центром той части нашей психики, что вмещает в себя все негативные качества нашей личности, по каким-то причинам не принятые нашим сознанием, она, с её влиянием на бессознательные психические структуры человека, выступает зеркальным отражением гармоничного мироустройства коллективного бессознательного, где центром является Самость. Самость – архетип целостности, наиполнейшего человеческого потенциала и единства личности как целого; регулирующий центр психического.

 



Наглядным выражением места Тени в психическом и её взаимоотношений с Самостью может выступить восточный символ Инь-Ян, в котором светлая (Ян) представляет активную (или мужскую) позицию психического, а тёмная (Инь) представляет позицию пассивную (или женскую). Однако каждая половина вмещает в себя зародыш своей противоположности. Так Тень, дублируя в негативном ключе функции Самости, содержит внутри собственной структуры стремление быть трансформированной в нечто приемлемое и гармоничное. Здесь, возможно, уместна аналогия с преступником, который бессознательно стремится быть пойманным, прекрасно понимая, что его преступление не является чем-то приемлемым как для общества, так и для него самого. Впрочем, подобная же ситуация характерна и для самой Самости, внутри которой всегда содержится нечто, что по каким-то причинам не может быть интегрировано в психику как индивидуальную, так и в коллективную (достаточно вспомнить феномен Табу). И тут на помощь Самости приходит Тень.

Итак, Тень - это смыслоопределяющий и регулирующий центр неприемлемого и негативного в нашей психике. За непосредственное (образное) выражение грехов в нашем психическом отвечают уже теневые аспекты различных архетипов.

Попробуем определить образы грехов, связав христианское представление о грехе и «теневые» проявления различных архетипов в бессознательном психическом человека. 

Рисунок 1. представляет проекцию восьмичастного выражения христианских грехов.



Здесь читателю необходимо обратить внимание на месторасположение двух грехов Гордыни и  Чревоугодия. Как  далее будет показано, это расположение вовсе не случайно, и во многом объясняет место грехов в бессознательном пространстве человека и их влияние на него.

Сопоставив характеристики грехов с негативными (теневыми) проявлениями психических бессознательных содержаний (архетипов), мы можем получить следующую картину.

Рисунок 2. представляет проекцию восьмичастного выражения теневых аспектов бессознательных комплексов (архетипов).



Три верхних теневых аспекта архетипов образуют мужскую группу: Анимус, Отец, Персона, которой внизу противопоставлены три женских: Пуэр, Великая Мать, Анима.  Два оставшиеся архетипа: Мудрый старец и Трикстер выражают срединную (внегендерную и андрогинную) позицию психических бессознательных структур.

Теперь, когда предварительно обозначены  параллели между христианскими грехами и отрицательными (теневыми) аспектами архетипов,  попробуем обосновать наличие связи между  грехами и выражающими их негативными архетипическими образами.

 

Отец (Гордыня).

Гордыня — непомерная гордость, заносчивость, высокомерие, эгоизм, зазнайство. Первый и главный из грехов Дьявола, источник всех прочих грехов, самый тяжкий грех для человека: «… первый горделивец, кто владел Всем, что доступно созданному было» (Божественная комедия, Рай, 19:46-47). Первенство гордыни среди грехов находило обоснование в библейском речении «начало греха - гордость (initium omnis peccati superbia)» (Сир. 10:15), которое было повторено богословами бессчётное множество раз. Первое деяние Дьявола было продиктовано гордыней; можно сказать, что, возгордившись, он сразу же тем самым из ангела превратился в дьявола. Гордыня, таким образом, не есть некое статичное моральное «свойство»: она - поступок-превращение, ибо она немедленно изменяет саму сущность того, кто её испытал. «Возгордиться» - значит перестать быть самим собой, стать иным: из блаженного превратиться в падшего. Именно первенство Гордыни позволило ей занять верхнюю позицию по отношению к прочим грехам.



И поскольку главным грехом Дьявола является гордыня, а сам Дьявол, в христианском представлении, выступает в качестве антагониста Бога (Отца Небесного), и соответственно выполняет роль «отца всего зла» (Обезьяна Бога, тень Бога), очевидно, что гордыня может выступать в качестве одного из «теневых» архетипических проявлений архетипа Отца.

Архетип Отец имеет множество имен: руководитель, король, царь, вождь, капитан, генерал, президент. Все они, по большому счету, несут отцовскую ответственность за тех, кто им подчиняется. Этот архетип активизируется во всех отношениях, где есть элементы авторитарности. Мы боимся проявлений Отца или же восхищаемся им и верим ему; мы презираем его или тоскуем по его опеке; мы отчаянно преданы ему или свергаем его с престола. Любой человек (мужчина или женщина), облеченный властью, проявляет по отношению к остальным качества отцовского архетипа.

И если психика подвержена теневому доминированию архетипа Отца, то такой человек часто эгоистичен, высокомерен, будет чаще страдать низким уровнем интеллекта, притуплённым восприятием, слабостью воли и характера, боязливостью, чрезмерной зависимостью от других, будет неискренним и нечестным. Такой человек снимает напряжение, обращая гнев и агрессию на более слабый одушевленный или неодушевленный объект. Могут иметь место такие личностные особенности, как раздражительность, заносчивость, требовательность к окружающим, грубость, вспыльчивость и др. (возможно многие смогут узнать какого–нибудь похожего знакомого начальника). Такое негативное влияние архетипа Отца на психику человека, далее может получить усугубляющее развитие в своих «сыновьях» Персоне и Анимусе.

Персона (Алчность).

Алчность, корыстолюбие, стяжательство, любостяжание, скопидомство, сребролюбие — неумеренная склонность к получению материальных благ. Грех Алчности назвали вторым из семи смертных грехов, потому что Алчность порождает зло: гнев, зависть и преступления. Есть только один вид оправданной алчности. «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся», - сказано в Евангелии от Матфея.

Под грехом алчности чаще понимают установки личности – стремление иметь больше денег, нежелание расставаться со своим богатством, жажда накопления и стяжательства. Но и нежадный человек иногда совершает поступки, которые условно можно отнести к данному греху – жалеет денег на себя или близких. Иногда это оправдано нуждой или здравым смыслом, а иногда не поддается рациональному объяснению.

Как ранее уже отмечалось, олицетворением негативного аспекта Персоны в христианской мифологии может  являться демон Маммона, который помимо прочего выражает и грех алчности.



Мамона (также Маммона), др.-греч. μαμωνᾶς, лат. mammona — слово, используемое в Евангелиях (личностно — Мф. 6:24, Лк. 16:13, безлично — Лк. 16:9, Лк. 16:11) и в раввинистической литературе (Мишна Авот 2,12) в значении «имение, богатство, блага земные». В Новом Завете «маммона» служит олицетворением богатства, от служения которому предостерегаются верующие: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и маммоне.» (Мф. 6:24). Он первым научил людей разрывать грудь земли, чтобы похищать оттуда сокровища. Он низвергнут в Ад последним. Ходит всегда низко склонив голову. Князь чина искусителей. Более пока информации мне найти не удалось. В «Потерянном рае» Джона Мильтона упоминается, что он построил для Люцифера дворец из золота. 

Персона - это архетип, наиболее откровенно довлеющий над сознанием человека и одновременно наиболее поверхностный и доступный оценке сознания, относится к социальному образу человека. Общество ждёт от человека исполнения определённых норм культурного поведения, но с течением времени они устаревают, лишаются прежней жизненной силы и превращаются в штампы. Это ведёт к формированию маски, за которой живёт большинство людей. Юнг называет эту социальную маску Персона — так у актёров античности назывались маски, обозначавшие характер роли. Персона необходима: она упрощает контакты, указывая, чего нам ожидать от людей, и в целом делая их приятнее, как хорошая одежда скрывает безобразные тела. Тому, кто пренебрегает развитием персоны, сложно устроиться в мире, и он нередко оскорбляет окружающих вызывающим поведением. Однако всегда остаётся опасность отождествить себя с исполняемой ролью, хотя она неочевидна тогда, когда маска хороша и подходит человеку. Нередко персона, будучи слишком жёсткой, отрицает всю остальную личность: аспекты личного и коллективного бессознательного, и замкнутость в своей роли ведёт к нехватке естественного эмоционального отклика. Отсюда болезненная попытка заполнить эмоциональную пустоту атрибутами успеха (статусная одежда, предметы роскоши и т.д.) как социально приемлемую форму «удавшейся» жизни.  Таким образом, часто негативное (теневое) влияние  Персоны может сделать человека склонным к экстравагантности, любящим роскошь, и излишне оптимистичным (здесь нелишним будет вспомнить представителей так называемой «золотой молодёжи»).

Анимус (Гнев).

Гнев — отрицательно окрашенный аффект, направленный против испытываемой несправедливости, и сопровождающийся желанием устранить её. Преподобный Амвросий главной причиной гнева и раздражительности называл гордость. «Три колечка цепляются друг за друга: ненависть от гнева, гнев от гордости».

Человек в гневе страшен. А между тем гнев — естественное свойство человеческой души, вложенное в нее Богом для отвержения всего греховного и неподобающего. Этот полезный гнев был извращен в человеке грехом и превратился в гнев на ближних людей порой по самым ничтожным поводам. Обиды другим людям, ругань, оскорбления, крики, драки, убийства — все это различные деструктивные формы гнева.



Бог войны Марс (греч.–Арес) — древнеримская персонификация архетипа Анимус. Он управляет мужской сексуальностью, настойчивостью и агрессивностью, подталкивает  к действиям. Бог Марс обожал сражения. Агрессивный и задиристый, он без раздумий бросался в схватку. В архетипической идентичности Анимус наделяет человека энергией, смелостью, волей к победе, способностью превращать идеи в поступки. Анимус формирует в характере человека такие черты как  честолюбие и желания, мужество и внутреннюю силу.

При "теневой" архетипической идентичности Анимус порождает конфликты, напряженность и злость, несчастные случаи и разрушения. "Теневой" Анимус делает человека конфликтным, задиристым, безрассудным, вспыльчивым, дерзким, импульсивным и нетерпеливым. "Теневое" доминирование Анимуса зачастую порождает дисгармонию в сексуальных отношениях. Следствия теневого влияния Анимуса мы можем наблюдать в  типичных агрессивных фанатах, бандитах, насильниках и т.д.

 

Продолжение следует….

2016-12-28
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?