Есть или не есть? О зависимом поведении

40Есть или не есть? О зависимом поведении
Есть или не есть? О зависимом поведении



Если рассматривать человека, как часть окружающей среды, то все потребности во взаимодействии с этой средой можно поделить на две большие группы: поглотительные и выделительные. «Здоровьем» в этой статье я буду называть высокую степень распознавания, к какой именно из групп потребностей принадлежит моя в настоящий момент.

На мой взгляд ригидное (застывшее) нарушение в удовлетворении поглотительной потребности можно назвать контрзависимостью, а нарушение в удовлетворении потребности выделительной – зависимостью. При этом (как это обычно и бывает с зависимостью и контрзависимостью, являющимися двумя сторонами зависимого поведения) они могут маскироваться друг под друга. Зависимое поведение – это непройденная сепарация от матери, остановка в двух кризисах: 3 лет и 12 лет. При этом непройденный первый кризис – это скорее контрзависимый вектор в зависимом поведении, а второй – зависимый вектор.

И в физиологии, и в отношениях наиболее удовлетворяющим является способ при котором сначала осознается «голод», затем «направленность голода», поиск и, наконец, поглощение желаемого. Затем некоторое время происходит взаимообмен, удовлетворение, выделение. И мы снова приходим в начало цикла. Это сверхкраткое изложение перлзовского труда «Эго, голод и агрессия». На каждом из этапов этого пути могут быть нарушения: съел не то (хотел почитать, вместо этого пошел к холодильнику), не в том количестве, не смог найти желаемого и впал в отчаяние, что никогда не смогу. И т.д. И т.п.

Я сейчас хочу сместить акцент и поговорить о крайних формах: контразвисимости (ничего не буду есть) и зависимости (ничего не буду выделять).

Контрзависимость

Формируется в раннем детстве, если мама была крайне нечувствительна и неверно распознавала потребности ребенка, при этом агрессивно пыталась удовлетворить ту потребность, которую сама считала важной.

- Миша, иди домой!

- Мама, я замерз?

- Нет, ты кушать хочешь!

Мир начинает восприниматься отравляющим, от «пищи» мира необходимо защищаться.

Крайними формой проявления контрзависимости являются аутизация, анорексия, булимия (но в этом случае вектор уже начинает смещаться в сторону зависимости). Если использовать метафору, то это стена между миром и мной, которая ничего не впускает. Стена переживается защитной, но высокая степень страдания создается голодом. При этом голод пугает меньше вторжения.

Работа с контрзависимостью – это медленная и бережная работа на распознавание «чего же хочу именно Я». Задача этого терапевтического этапа – обнаружение зависимости. Нуждающейся обделенной истощенной части, которая при ее признании кажется ненасытной. Контрзависимый «спускается» в зависимость в терапевтическом процессе. Исследует ее. Очень часто на этом этапе начинаются поведенческие отыгрывания. Наконец то обнаружив, от чего в этой жизни может быть хорошо, человек может начать поглощать это без разбора.

Я буду использовать метафору для наглядности. Пусть человек очень любит свеклу, он попробовал ее в глубоком детстве и она показалась ему невероятно вкусной, но за этим его застала мама и ужаснулась. Свеклу в нашей семье не едят, это безумно стыдно есть свеклу. И вообще она считает ее и все корнеплоды дико вредными. Где вообще ее любимое чадо могло раздобыть эту мерзость? Не иначе эта старая карга (бабушка) хочет ей навредить и кормит ее кровинушку всякой отравой?!

После этого свекла вычеркнута из семьи надолго, происходит тщательный контроль того, чтобы свекла не попала в стены дома. Да и ребенок надолго запомнил реакцию мамы и свеклы начинает избегать (на самом деле, конечно, избегается мама в ответ на свеклу). И тут в терапии всплывает воспоминание: ведь было что-то такое бордовое, восхитительное! Мне это правда нельзя, кажется у меня аллергия на нее. Потихоньку, подвергая запреты сомнения, человек возможно решится ее попробовать. И если именно в свекле он нуждался эти годы, то пиши пропало. Теперь он внезапно становится веганом, забыты мясо, рыба, яйца и молочка. Он носит везде судочки со свеклой, так как ее подают не в каждом кафе, он одержим свеклой.

На самом деле здоровый организм в один прекрасный момент на эту монодиету отреагирует отвращением, но это важный этап, чтобы обнаружить и свое право есть свеклу и собственное отвращение, которое потом позволит замечать насыщение.

Тем более, что дальше контрзависимое поведение выворачивается наизнанку и становится зависимым, при это и терапевтическая тактика меняется. Работа с преконтактом завершена.

 

Зависимость

Если в первом случае мать тотально внимательна к дискомфорту ребенка, но не видит в нем его самого, его отличных от нее нужд, то у зависимых мать, скорее, отвергающая, чем проникающая. Она способна быть чувствительной, и удовлетворять потребности малыша, но чаще всего у нее нет на это ресурса. Тяжелые жизненные обстоятельства, болезнь, второй ребенок, депрессия.

Связанность с матерью, как с объектом, который может удовлетворить мои нужды, формируется, но этого объекта всегда недостаточно, у него мало даже для меня, а на него претендует еще кто-то другой. Ребенку необходимо постоянно быть связанным с матерью, постоянно контролировать ее, чтобы не утратить и те крохи внимания, которые ему уделяются.

В подростковом возрасте мать часто начинает заменять алкоголь и надстройкой формируется химическая зависимость. А еще раньше может появляться компульсивное переедание. То есть зависимость – это избыток поглощения при невозможности выделения (расстаться с объектом). При отдалении от матери переживается интенсивная сепарационная тревога, которую нужно немедленно заглушить новым объектом, превращающимся в новый, более контролируемый объект зависимости.

Если в первом случае движение в терапии происходило к признанию в нуждаемости, то в случае с зависимым вектором поддерживается сепарация. Если вернуться к свекле, то именно здесь важно поддерживать любопытство в сторону других продуктов питания, с которыми человек, возможно, никогда прежде дела не имел. Тогда потихоньку появляется возможность отказываться от судочков со свеклой: я уже могу наесться разным.

Если говорить об отношениях, то на этой стадии люди начинают обнаруживать других людей вокруг, а не только своего партнера под носом, без которого, как они считают, их жизнь просто закончится. На этом этапе терапии поддерживается собственная компетентность человека, его экспертность в собственной жизни (что на контрзависимом этапе может восприниматься издевкой).

Зависимый вектор может проявляться психосоматически в нарушении функции кишечника и других выделительных органов. Или поведенчески – в остановке собственной активности, в ригидной ретрофлексии – развороте на себя собственных импульсов. А также в ненасытности, неконтролируемом обжорстве (едой или, например, знаниями, впечатлениями).

Стена в случае зависимого вектора также существует, но в данном случае никого не выпускает. При этом во внутреннем мире может начаться такая мешанина и интоксикация, что переживание собственной никчемности и невозможности отдельного существования усиливается.

Здоровье – это когда из мира получается столько, сколько возможно сейчас переварить. Попытка наесться впрок, попытка ничего не есть, чтобы не отравиться или попытка всегда быть в контакте с пищей, сильно ограничивает свободу, и приводит к апатии и усталости от жизни уже к среднему возрасту.

Татьяна Демьяненко

Поделиться:


2018-11-16
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?