Эссе по работе З. Фрейда «О психоанализе»

85Эссе по работе З. Фрейда «О психоанализе»
Эссе по работе З. Фрейда «О психоанализе»

Эссе по работе З. Фрейда «О психоанализе»

Вводное замечание

В 1909 году З. Фрейд получил приглашение выступить с курсом лекций в Америке. Работа «О психоанализе» представляет собой текст этих записанных лекции, которые послужили началом распространения психоанализа в США. Для читателя же данная работа – источник для знакомства с основными теоретическими положениями психоанализа как метода лечения невротических пациентов.

Немедицинский характер психоанализа

Начиная разговор о психоанализе, З. Фрейд отмечает, что этот метод не относится к сфере медицины. Врачебное образование вовсе не обязательно ни для понимания, ни для практики психоанализа. А наличие различного рода телесных симптомов у пациентов не предполагает исключительного права медицинского вмешательства. Сила психоанализа простирается дальше «лечения души». Психоанализ способен не толькопомочь человеку преодолеть душевные недуги, но и освободиться оттелесных симптомов, и пагубных поведенческих паттернов. Мысль о самобытности психоанализа и его принципиальном отличии от медицинского подхода З. Фрейд подробно разовьет в своей работе «Вопрос о дилетантском анализе. Беседы с посторонним». А в представленных лекциях он восходит к самому началу возникновения чудесного метода - психоанализа.

Зарождение психоанализа

Тому, кто более менее знаком с психоанализом и биографией З. Фрейда, известно, что З. Фрейд начинал с сотрудничества с доктором Й. Брейером в его лаборатории. Молодую пациентку с множеством телесных симптомов (спастический паралич конечностей, нервный кашель, трудности приема пищи, бредовые состояния и другие) Й. Брейер лечил с помощью гипноза. Выбор использования гипноза был обоснован, поскольку внутренние органы пациентки при множественных симптомах, были здоровы. А весь ее симптомокомплекс вкупе с условиями возникновения заболевания (уход за больным отцом) указывал на хорошо известную медицине истерию.

К сожалению, врачи беспомощны в лечении многих органических болезней, - замечает З. Фрейд (спустя столетие мы можем констатировать то же самое), но также, и даже более, они беспомощны и в лечении истерии (были во времена З. Фрейда). Профессиональная слабость по отношению к истерии приводила к тому, что врачи не любили истериков, обвиняли их в симуляции и преувеличениях, и избегали иметь с ними дело.

Й. Брейер был исключением. Он с большим вниманием отнесся к пациентке, а примененный к ней метод гипноза дал отличный результат. Сначала «лечение разговором» (так сама больная назвала примененный к ней метод) давал временный результат. При воспоминаниях по какому поводу и при каких обстоятельствах симптомы появились впервые, они проходили. Й. Брейер пришел к выводу, что симптомы возникли как последствия сильных аффективных переживаний. Позже их стали называть психическими травмами. Симптом чаще формировался не из одного случая, а из серии похожих аффективно заряженных ситуаций. В лечении эффект также возникал чаще на основе воспоминаний всей цепочки патогенных ситуаций, причем в обратном порядке: последняя травма вспоминалась первой, а самая ранняя и наиболее сильная – в конце гипнотических сеансов.

З. Фрейд в заслуги Й. Брейера включает не просто излечение пациентки, но и развенчание «загадочности симптомов невроза».

Проникнуть в психические процессы при истерии пытался не только Й. Брейер. П. Жане выдвинул гипотезу о дегенеративности нервных процессов при истерии, что выражается в слабости психического синтеза и психической диссоциации. З. Фрейд критически оценивает взгляды П. Жане, упоминает о них ради справедливости, праотцом же психоанализа он считает Й. Брейера.

Подтверждение опыта и объяснение симптомов истериков

Через несколько лет З. Фрейд начал практиковать предложенный Й. Брейером метод лечения на своих больных. Его собственные наблюдения за пациентами полностью совпали с наблюдениями Й. Брейера. Симптомы повторяли реакции, возникшие в ситуациях, сопровождающихся очень сильным, травмирующим психику эмоциональным переживанием.

Фрейд делает вывод: истерические больные страдают воспоминаниями. Их симптомы – символы бессознательных воспоминаний о травматических переживаниях.

Вообще, оставлять символические знаки о памятных событиях свойственно человеческой культуре. На что указывают многие памятники городской среды, монументы, скульптурные композиции, экспонаты в музеях. Но для нормальных людей эти символы давно прошедших дней не затмевают актуальных дел. Трудно представить, что спешащий по делам горожанин вдруг остановится у стелы-памятника своим погибшим на войне сограждан и будет сокрушаться и скорбеть об их трагической участи.

Истерики подобны таким странным гражданам. Фиксация душевной жизни на патогенных травмах – их отличительная черта. Они не только вспоминают болезненные переживания давно минувших времен, они до сих пор к ним эмоционально привязаны. События десяти-, пятнадцатилетней давности живы как события вчерашнего дня. Фрейд считает важным понимание того, почему так происходит.

Ситуации, когда происходила фиксация на психотравмирующем событии, всегда сопровождались подавлением некоторых эмоций. Например, пациентка Й. Брейера однажды вошла в комнату и увидела, что собачка ее компаньонки пьет воду из ее стакана; из вежливости она подавила отвращение; но в результате возник симптом – женщина не могла пить даже при сильной жажде, горло сдавливали спазмы. Когда она бодрствовала у постели своего больного отца, то подавляла страх и горе, чтобы отец не заметил их; так возник симптом паралича конечностей.

В воспроизводимых перед врачом сценах прошлого подавленный аффект проявлялся с необыкновенной силой. Как с силой распрямляется сжатая пружина. И симптом уходил. Но если воспроизведение ситуаций прошлого не сопровождалось аффектом, то симптом оставался. Фрейд делает вывод: определяющим моментом как для заболевания, так и для выздоровления является смещение аффекта.

Полученный психотравмирующий опыт переходил из душевных переживаний в соматические симптомы. Также как река начинает течь по дополнительному руслу, если основное русло переполнено. Для этого процесс стал использоваться термин «истерическая конверсия».

Сознательное и бессознательное

Благодаря изучению гипнотических явлений было открыто, что в одном индивидууме сочетаются несколько душевных группировок, которые могут существовать независимо друг от друга, «ничего не знать» друг о друге. Преобладающее состояние называют сознанием, то которое отделено от сознания и проявляется при гипнозе, получило название бессознательного.

Так, больная Й. Брейера, будучи в сознании не помнила о психотравмирующих сценах, а вспоминала о них в состоянии гипноза.

«Не знание» одного состояния о другом вовсе не означает отсутствие связи между ними. Известны факты, когда данные в гипнотическом состоянии команды в точности исполнялись человеком, который уже вышел из состояния гипнотического транса.

Й. Брейер предположил, что процесс возникновения истерических симптомов возникает в особом душевном состоянии, напоминающим гипноз – гипноидном состоянии. Возбуждения из гипноидного состояния легко становятся патогенными симптомами, но нормальным сознанием воспринимается как нечто постороннее. З. Фрейд, высказывая уважения к научным поискам Й. Брейера и выдвинутой им идее, считает концепцию гипноидных состояний излишней. Что показало изучение бессознательного в дальнейшем развитии психоанализа.

Отказ от гипноза

Катартическое состояние гипноза позволяло получить сведения о патогенных соотношениях, неизвестных нормальному состоянию сознания. З. Фрейд отмечает, что вскоре гипноз стал неприятен ему из-за его мистичности и «капризности». Далеко не всех пациентов удавалось погрузить в гипнотическое состояние. А некоторые в гипнотическом состоянии не получали того эффекта как первая пациентка Й. Брейера.

Кроме того, гипноз маскирует очень важный в психике больного процесс – сопротивление. Он был открыт З. Фрейдом в его попытках сделать катартическое состояние независимым от гипноза. После первых неудач работы с пациентами в их нормальном состоянии был найден путь, как вызвать «забытые» воспоминания – говорить первое, что придет в голову. З. Фрейд отмечает, что это было утомительно и пока еще далеко от окончательного метода психоанализа, но это был путь на пути формирования психоаналитического метода.

Сопротивление в составе невроза

В своих поисках З. Фрейд выяснил, что на самом деле патогенные воспоминания у невротических больных никуда не исчезли. Однако была сила, препятствующая тому, чтобы они достигли сознания. Эту силу З. Фрейд назвал сопротивлением.

Механизм работы сопротивления был выявлен при анализе случаев истерии. При всех переживаниях у индивида имелись противоречащие друг другу желания. Одни из них были несовместимы с этическими или эстетическими взглядами личности. Именно они подвергались вытеснению, относящиеся к нему воспоминания устранялись из сознания. Вытеснение спасало личность от продолжающегося конфликта, то есть выступало защитным приспособлением. Расщепление психики, на которое указывал П. Жане, исходит не из врожденной недостаточности синтеза психического аппарата, а из конфликта несовместимых друг с другом психических группировок.

Невротики отличаются от здоровых людей тем, что им не удалось вытеснение несовместимого с их принципами желания. Хотя они устранили его из сознания и из памяти, избавив себя от неприятных переживаний, но желание продолжало жить «за дверью» сознания – в бессознательном и посылать оттуда искаженные сигналы в виде симптомов. Поскольку из-за вытеснения симптомы избавлены от обороняющегося «Я», то вместо кратковременного конфликта наступает бесконечное страдание.

В симптоме, наряду с искажениями есть остаток сходства с первоначальной идеей. Благодаря этому возможно исцеление. Психоаналитическое лечение направлено на переведение вытесненного в сознательную область, преодолевая сопротивление. Выведенное в сознание желание признается справедливым, принимается, или перенаправляется на другую цель (сублимация).

Извлечение вытесненных воспоминаний в обход сопротивления

Метод свободных ассоциаций

Чем сильнее сопротивление, направленное против вытесненного, тем сильнее это вытесненное искажается. Чем сильнее искажения, тем меньше сходства между вытесненным и мыслью-заместителем вытесненного. Однако именно сходство – та ниточка, потянув которую можно добраться до искомого. Хотя сходство может быть минимальным, но оно всегда есть.

В обычной человеческой коммуникации имеются способы передачи информации непрямым способом. Хороший тому пример – остроты. Когда по каким-то причинам людям нежелательно напрямую озвучивать свои мысли (из-за возможности испортить отношение, оскорбить собеседника, вызвать его агрессию), они прибегают к остротам, анекдотам, известным сказкам, притчам, метафорам, вымышленным историям или историям, произошедшим с другими людьми. Все эти средства содержат общее – намек.

Так и пациент, на просьбу говорить все, что угодно, все равно выскажет то, что его беспокоит больше всего. Но только это будет не прямое указание на проблему, а намек.

Попытки пациента заявить о том, то «он не знает», «ничего не идет в голову» - проявление сопротивления, которое маскируется под критические мысли. Отсюда важное правило-требование психоанализа – говорить все подряд, «неправильное», «бессмысленное», «глупое». И особенно, то, о чем неприятно говорить и думать. Только так можно напасть на след вытесненных комплексов. Слова пациента – та «руда» из которой можно извлечь «драгоценный металл» с помощью искусства толкования.

Другие приемы для исследования бессознательного – толкование сновидений и использование его ошибочных случайных действий.

Толкование сновидений

Свою психоаналитическую теорию толкования сновидений З. Фрейд оценивал очень высоко, считал ее значимым рубежом в развитии психоанализа. Толкованию сновидений посвящен объемный трактат, первая редакция которого увидела свет в 1900 г. В лекциях, по которым издана работа «О психоанализе» З. Фрейд сообщает слушателям об искушении посвятить весь цикл лекций толкованию сновидений, чтобы подчеркнуть, насколько это важный метод для избавления пациентов от невроза.

Принятое в современном обществе пренебрежение к сновидениям позволяет обойти сопротивление. А само содержание сновидений дает богатейший материал для толкований причин происхождения симптомов пациента. З. Фрейд убежден, что «ночные продукты» человека – его сновидения – представляют собой самое большое сходство с симптомами душевной болезни. В то же время они вполне совместимы с здоровой жизнью при бодрствовании. «Непонятность» сновидений объясняется просто – они претерпели искажения. Во сне также как и в бодрствующей психике, имеет место борьба душевных сил. Но если в бодрствующем сознании сопротивления вообще не допускают вытесненные желания в область сознания, то во время сна сопротивлении снижается в ослабленном сознании. Хотя сновидения дают богатый материал для понимания симптомов, было бы ошибочно говорить об очевидности связи сновидения и невроза из-за присутствия искажений. Особенно З. Фрейд отмечает процессы смещения и сгущения в сновидениях, которые приводят к искажениям.

Работа сновидения – частный случай результата расщепления психики на сознательную и бессознательную части. Методика анализа материала сновидений та же, что и свободного потока мыслей. Обрывки сюжетов сновидения, возникающие по их поводу мысли собираются, сопоставляются с впечатлениями реальности. Содержание сновидения – замаскированное исполнение вытесненных желаний.

Кроме впечатлений последних дней, в сновидении обнаруживается та огромная роль впечатлений детства в жизни взрослого человека. В мире сновидений во взрослом «просыпается» ребенок с его инфантильными желаниями и вытесненными реакциями. Ярко проявляется сексуальная тематика с ее разнообразной символикой, отстраняемая могущественными силами бодрствующего сознания.

Интерпретация ошибочных действий

Третья важнейшая группа душевных феноменов, важных для психоаналитического толкования – ошибочные действия. В обыденной жизни мало придают значения разного рода оговоркам речи, внезапным забываниям отлично знаемой информации, опискам, очиткам, затериваниям вещей, непреднамеренных жестам, напеванием мелодий и проч. Они могут воспринимать как досадные, или забавные, но не рассматриваются как значимые.

Психоаналитический подход относится к таким «пустякам» иначе – они всегда полны смысла и могут быть истолкованы, исходя из тех ситуаций, в которых происходят. Эти явления выражают импульсы и намерения, которые отстранены от сознания. Они принадлежат вытесненным желаниям или комплексам. А их «случайное» проявление – это попытки бессознательного прорваться в реальность.

Подход аналитика к симптомам душевной жизни и выводы о психической жизни

З. Фрейд обращает внимание слушателей лекций на подход психоаналитика. Для него нет ничего случайного, мелкого, незначительного. Повсюду он ожидает встретить проявление глубин душевной жизни.

Психоаналитик стремится к тому, чтобы перевести вытесненный материал из бессознательного в сознание и для этого использует любые сигналы бессознательного как зацепки.

Со стороны очень непросто увидеть результаты психоанализа. Ведь душевная жизнь скрыта от посторонних глаз. Обычный человек, не имевший на практике дело с психоанализом, может критически оценивать данный метод. Это особого рода сопротивление, такое же как и у больных. Сопротивление противников психоанализа часто маскируется под интеллектуальное отрицание. Поэтому достаточно трудно убедить людей в реальности бессознательного. Если веские причины не привлекут их на путь поисков содержания своего индивидуального бессознательного.

Неоднократно в ходе изложения методов психоанализа, З. Фрейд замечает, что аналитик, помогая невротическим пациентам, получает материал для обобщений процессов душевной жизни, углубляет знание устройства психики. Поэтому логично, наряду с изложением техники работы с невротиками, представить слушателем теоретические открытия психоанализа.

Сексуальность - основа психики

Первое важнейшее открытие психоанализа, на которое указывает З. Фрейд – основополагающее значение эротических влечений в жизни людей. Расстройство влечений – главный фактор, ведущий к заболеванию. Другие душевные движения могут дополнять сексуальные волнения, но никогда не заменят их. Все поведение пациентов подтверждает этот факт, - убеждает З. Фрейд слушателей, предполагая их недоверия к своему тезису.   

Принятое в культуре сокрытие сексуальности и всего с нею связанного побуждает людей уклоняться от этого психоаналитического открытия. И не только обывателей, но и представителей научного сообщества, даже врачей, наиболее близких к телесным оправлениям людей. С еще большим скептицизмом или открытым протестом воспринимается мысль о детской сексуальности. Однако факты работы с пациентами недвусмысленно свидетельствуют: только открытие вытесненных желаний детства дает силу психике для преодоления симптомов. И эти вытесненные желания – желания сексуального характера. Без них реакция на поздние психотравмы протекала бы гладко.

Безусловно, инфантильная сексуальность отличается от взрослой. Важно признать другое - половое чувство врожденно. Оно не вселяется внезапно откуда-то свыше в подростковый период, оно просто обретает другую форму – форму зрелой сексуальности.

Что касается детской сексуальности, наблюдать ее достаточно легко. Напротив, требуется немалое искусство, чтобы проглядеть ее, не заметить, отрицать. Виной тому – культурное воспитание и культурные условности.

 Сексуальный инстинкт и функция размножения – совершенно разные вещи. Сексуальный инстинкт преследует одну цель – достижение удовольствия через раздражение различных частей тела. Кроме гениталий, это – отверстие рта, анальный и мочеиспускатульный каналы, раздражение кожи и слизистых оболочек. В ранний период жизни сексуальное удовлетворение мало нуждается в стороннем объекте, что позволяет назвать первую фазу сексуальности аутоэротической. Так, младенец получает наслаждение от сосания. Наряду с аутоэротической очень рано появляются компоненты сексуальности, связанные с другим объектом, их обозначают как либидо. Компоненты либидо появляются попарно: садизм/мазохизм, эксгибиционизм/вуайеризм. Либидонозные компоненты связаны с инстинктом самосохранения, предполагающим обязательность другого лица. Разница пола в детском возрасте не имеет значения. Приписать каждому ребенку частицу гомосексуальности будет вполне правдоподобно.

Диссоциированная изначально, когда каждое влечение получения удовольствия независимо от другого, по мере развития испытывает слияние и организацию, благодаря чему к концу полового развития формируется окончательный сексуальный характер индивида.

Сексуальность - основа невроза

В этот процесс сексуального развития активно вмешиваются силы культуры, энергично вытесняя влечения. Стыд, отвращение, мораль стоят на страже проявлений сексуальных влечений ребенка. Эти «стражники» замедляют процесс развития сексуальной функции. У всех людей развитие сексуальности проходит с затруднениями. Но у некоторых доходит до аномалий. У одних индивидов могут возникнуть различного рода перверсии как фиксация на каком-то этапе развития сексуальности, у других – невроз как путь особо сильного вытеснения.

Более других подвергается вытеснению так называемый Эдипов комплекс. Отношение ребенка к своим родителям далеко не свободно от элементов сексуального возбуждения. Особенно по отношению к родителю противоположного пола. Нельзя забывать и про враждебные чувства. Комплекс сексуальных и агрессивных чувств к родителям, и, возможно к братьям и сестрам, предопределен к скорому вытеснению из-за недопустимости инцеста, однако со стороны бессознательного продолжает воздействовать на душевную жизнь.

В норме отход от родителей должен быть неизбежной задачей, чтобы освободить место для успешного социального развития. Но некоторые люди застревают на своем отношении с родителями.

Таким образом, к неврозу два пути, и оба связаны с сексуальностью: 1) если нельзя реально удовлетворить потребность вследствие внешних препятствий, 2) вследствие внутреннего недостатка в приспособляемости. Бегство в болезнь – с ее помощью найти недостающее удовлетворение.

Против выздоровления больного не только его «Я», не желающее прекратить вытеснения, но и сексуальные влечения, которые не хотят отказаться от замещающего удовлетворения. Бегство в болезнь осуществляется путем регрессии – обратного развития, возвращения к прежним фазам сексуальной жизни, которая когда-то приносила удовлетворение. Эта регрессия двояка: во-первых, проявление сексуальности выражается в примитивных формах, во-вторых, либидо возвращается на прежние стадии развития.

Еще одно важное, по мнению З. Фрейда замечание: невроз не имеет специфического содержания. Это путь, найденный бессознательным для ухода от неудовлетворяющей реальности. Невроз в современности заменяет монастырь, куда в прежние века могли удалиться разочаровавшиеся в реальном мире страдальцы.

Сексуальность и лечение невроза

Еще об одной «ниточке» к истокам невротических симптомов говорит З. Фрейд в конце своего цикла лекций. Раньше, до рассмотрения сексуальности, вероятно было непонимание. Это метод анализа переноса.

В ходе психоаналитического исследования пациенты проявляют общую для них тенденцию – изливать на психоаналитика все нежные и враждебные чувства, которые были подавлены в детстве. Ту чувственную жизнь, которую больные не могут вспомнить, но снова переживает по отношению к аналитику как ставшему значимым лицу. Перенос, как и другие феномены, не уникальное для психоанализа явление, он пронизывает все человеческие отношения. Но только в психоанализе перенос подвергается осмыслению, открывает вытесненным психическим процессам путь наружу.

Психоаналитическое лечение можно уподобить продолжению воспитания в смысле устранения инфантильных остатков сексуальности. А как любое воспитание или любое лечение процесс может быть болезненным, неприятным, сопряженным со страданиями и временным ухудшением состояния. Все трудности пути окупает эффект – освобождение от невроза.  

Источник:

  1. Фрейд З. О психоанализе // История психологии: Тексты / под ред. П. Я. Гальперина, А. Н. Ждан. – М.: Изд-во Московского университета, 1992. – С. 207-243 (воспроизведение кн. З. Фрейда «О психоанализе. Пять лекций». М., 1912).
Татьяна Витальевна

Поделиться:


2018-11-13
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?