Детская тревога и ее понимание. Часть 1.

Детская тревога и ее понимание. Часть 1.

Дети наши чувствительны не только сенсорно, но и эмоционально. Для этого не нужно искать подтверждений. Мы все являемся свидетелями проявления чувствительности у детей. Мы знаем, как в основном ребенок реагирует, если ему хорошо, если ему плохо или страшно. Но что представляет чувствительность только что родившегося младенца?

В 1990 году известный исследователь раннего детства, профессор психиатрии медицинского центра Корнельского университета, профессор психологии Женевского университета, автор нескольких научных монографий, психоаналитик Дэниэл Стерн, написал книгу, где представлены фрагменты внутреннего опыта младенца: что и как он видит, слышит, чувствует; что с ним происходит, когда он переживает голод, страх разлуки с мамой, течение времени; как он узнает, что он – это он.

В книге он много пишет о важности взаимодействия матери и ребёнка, о том, как опыт общения с самым близким человеком, становится опытом всей его жизни. Для меня, одной из важных тем в его работе - это тема тревоги . Понимание природы тревоги младенца - сложный процесс. Автор описал эту особенность многогранно и глубинно. Дэниэл описывает чувство страха, которое присуще младенцу, как мне кажется,  детально и последовательно. Динамику этого чувства и его изменение. Через его описание, удивляешься, действительно ли так сильны переживания ребёнка. 

Малыш в возрасте 6-7 месяцев последовательно и верно наполняет смыслом все различные составляющие его мира. В этот период, когда как нам кажется, ребёнок только ест и спит, в действительности в его жизни происходят очень глобальные и объемные вещи. Для тревоги тоже есть время…

Даниэл в своих наблюдениях обращается к переживанию голода малыша. И ко всему многообразию переживаемых впечатлений. Вот как он описывает событие, когда малыш голоден.

«Надвигается буря. Свет приобретает металлический оттенок. Стройный ряд плывущих по небу облаков распадается. Обрывки неба разлетаются в разные стороны. В тишине набирает силу ветер. Раздаются прерывистые звуки, но не видно никакого движения. Ветер отделился от своих звуков. Порывами и толчками они ищут друг друга. Мир распадается, что – то должно случиться.

Нарастает неприятное чувство тяжести. Оно исходит из центра и превращается в боль.

Теперь в самом центре разряжается буря. Именно в центре она набирает силу и превращается в пульсирующие волны. Волны гонят боль наружу, а затем возвращают назад.

Ветер, шум, куски неба – все стягивается к центру. Там они снова встречаются друг с другом и вновь соединяются для того, чтобы снова быть выброшенными наружу волной, а затем втянутыми назад к центру и образовать следующую волну, еще более сильную и грозную.

Голод, мощная потребность, сокрушительное переживание. Первоначальное ощущение голода, слабо, но оно очень быстро нарастает. Сначала Джой по всей видимости, ощущает его как беспокойство, вторгающееся в гладкое стечение его переживаний. Беспокойство поражает все: движение, внимание, дыхание, чувства, восприятие. Такое мощное вторжение должно переживаться Джоем как внезапная потеря гармонии в его мире: все становится не «так». В этой фазе нарастающего хаоса и усиливающегося чувства голода мир представляется раздробленным и распавшимся».

Джоем здесь назван младенец, жизнь которого описывает автор.

В этот момент младенец переживает ощущение разорваности. Это чувственное изменение происходит на глубинном уровне, так меняются его ощущения. Для того, чтобы этот хаос немного утих и стал скоординированным, как пишет Дэниэл Стерн, младенцу необходимо понять, что с ним происходит. И когда он ощущает, что это чувство голода, он очень хочет есть, распавшийся мир постепенно становится упорядоченным. Тогда младенец начинает кричать. «Джой отдается теперь мощному ритму крика «во все горло»».

Самое интересно для меня, что когда младенец понимает причину своей тревоги, более всего проявляющуюся на телесном уровне, его поведение становится менее хаотичным и неразборчивым. Крик снимает напряжение и приносит разрядку. Такие моменты, помогают малышу осознать, что у него есть свои внутренний мир, внутренние картины, которые невидимы до тех пор, пока он не захочет выразить их.

Громкий крик помогает малышу, во-первых, привлечь родителей, а во-вторых, снять напряжение, которое образовалось за пару минут до этого.

Когда я работаю с детьми как психолог, то очень часто замечаю, если ребёнок понимает и знает причину своей тревоги и может о ней говорит, она уже не вызывает столько негативных эмоций и напряжения. Мир перестает быть хаотичным и неразборчивым. Так же, когда мама транслирует своему дитя, почему он плачет, что малыш хочет кушать и сейчас мама вот уже покормит его, малышу удается справиться с хаосом, происходящим внутри. Так и повзрослев, детям проще принять свои переживания относительно страхов, если для этого есть место и человек, который готов вместе озвучить эти страхи.

Зная истоки своих переживаний, детям проще сделать выбор, насколько интенсивны бы могли быть эти переживания. Когда Джой слышит мамин ласковый голос, о том, что она знает, что сейчас с ним происходит, в его мире наступает порядок и согласие. Это помогает ему изучать себя и свой «внутренний мир». Он еще не раз будет нуждаться в словесном сопровождении мамы о причинах его плача, но это будет тропинка к своему «Я», осознанному и ясному.

 

Поделиться:


2015-11-28
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?