Семья и ценности супругов на фоне трагедии

52Семья и ценности супругов на фоне трагедии
Семья и ценности супругов на фоне трагедии

Выходит так, что осень это действительно время сплина и грусти, тоски, усталости и неуверенности в своем будущем, но кто-то видит в этих состояниях последствия гриппа, снижение иммунитета и результат возвращения в рабочий коллектив после отпуска… и не все обращаются за помощью, если это состояние длится менее месяца(((

Чем больше я занимаюсь психологической помощью, тем лучше я узнаю людей. И когда клиент в моем кабинете порой смущенно высказывает сомнение, не буду ли я осуждать его за его поступки и чувства, я отвечаю, что ничему не удивляюсь, привык принимать жизнь такой как она есть.

Я никогда не осуждаю клиента. Я могу быть несогласен, но не осуждать! Правда, даже в мыслях! Реальная жизнь каждого из нас настолько разнообразна, что можно понять причины практически любого поступка. И особенно важно понимать это в случае семейной терапии.

На прошлой неделе, говоря с клиентом об отношениях, я вспомнил случай описанный в книге М. Даттилио «Когнитивно-бихевиоральная терапия с парами и семьями». Я позволю себе пересказать его.

Речь идет о разнице представлений об отношениях, принесенных в семью обоими супругами от своих родителей. Эти системы мировоззрений бывают очень разными и порой сталкиваются. Порой трагично. Люди могут прожить долгие годы вместе и не прочувствовать этой разницы.

Даттилио приводит историю одной пожилой пары: Андре и Ивы. Обоим в момент обращения в консультацию было уже за семьдесят. Ива была американкой во втором поколении из вполне благополучной семьи польских иммигрантов. Всю жизнь она пробыла прилежной домохозяйкой и любящей женой своего мужа, от которого родила троих детей. Андре был выходцем из румынской семьи из рабочих кварталов и сам 40 лет проработал на сталелитейном заводе.

Поводом для обращения за помощью послужиласмертьсредней дочери Рози, которая обнажила серьёзные семейные противоречия в этой паре. Рози долго болела и требовала постоянного ухода за собой и ее ребенком. Андре в это время несколько удалился от семьи, занявшись гольфом, и большинство обязанностей по заботе о дочери легли на плечи Ивы. Их интимная жизнь практически прекратилась. Хотя Андре и требовал иногда секса, Ива испытывала только усталость и неприятие. Большой скандал разразился, когда в день похорон дочери Андре снова обратился с лаской к Иве. Да, в день смерти их средней дочери, он просил у жены секса! Сама идея поразила Иву и вызвала вполне закономерный отпор.

В ходе терапии, описанной автором достаточно подробно, обсуждались различные аспекты семейных отношений: быт, финансы, досуг, воспитание детей. И долгое время тема секса была табуированной. До тех пор, пока однажды в порыве злости Иве не припомнила этот эпизод. Ведь именно он довел их семью до состояния развода. Терапевт попросил Андре высказать, что он думает о смерти дочери. Просьба обернулась долгим рассказом, полным трагизма и слез. Иве никогда не видела своего мужа выражающим свои чувства столь прямо и откровенно. Никогда за 48 лет совместной жизни!



Постепенно, находя причины поведения мужа в столь значимой ситуации при очевидном его страдании, удалось выявить семейный негласный запрет на прямое выражение своих чувств. В его отеческой семье такое поведение всегда порицалось и считалось недостойным мужчины. И Иве об этом всегда знала, но не придавала этому значения. Ведь в ее семье с этим было проще. Никто не запрещал плакать или показывать свою душевную боль. Семья Иве всегда охотно обсуждала негативные чувства, а «холодные» родители Андре – никогда.

Единственная форма заботы и выражения чувств, которую мог позволить себе Андре – ласка и близость наедине с женой, за закрытой дверью. Ведь такое выражение чувств никто не увидит, а сдержать их невозможно! И Иве об этом тоже догадывалась всю жизнь! В день похорон дочери он больше не знал, как утешить свою жену. Это было вовсе не проявление похоти, а ласка и забота в его глазах. Ведь здоровые интимные отношения это и есть, прежде всего, ласка и забота, а не простое вожделение и страсть. Я пересказал эту историю по памяти, пытаясь выразить то, что поразило меня в ней: неожиданность и трагичность столь поздней встречи мировоззренческих систем двух семей. По словам автора, семью удалось сохранить…

Клинический психолог

Когнитивно-поведенческого направления

М.А. Милославский

miloslavskii.ru

Максим Андреевич

Поделиться:


2018-10-31
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?