Центральный принцип построения зависимых отношений у взрослых.

55Центральный принцип построения зависимых отношений у взрослых.
Центральный принцип построения зависимых отношений у взрослых.

       Зависимость любого рода имеетпринципцикличности. Именно с этим связано то, что зависимых людей в период воздержания ограждают не только от объектов их деструктивной привязанности, но так же от многих других вещей, провоцирующих запуск сценария зависимого поведения.

       Например, алкоголикам на период терапии может предлагаться отказаться не только от спиртосодержащих напитков, но так же от кофеина и, как ни странно, романтических отношений. Так происходит не всегда, но для части зависимых людей это необходимо, так как кофеин и влюблённость могут являться триггерами для запуска более крупного поведенческого паттерна, конечной точкой которого является алкогольный срыв.

       Такая же схема идёт в зависимых отношениях, где партнёры находятся в деструктивном слиянии друг с другом. Насилие в паре всегда имеет, как минимум, два этапа:

  • Война.
  • Медовый месяц.

       В последнем случае созависимые люди вновь безумно, как бы, любят друг друга. "Как бы", потому что эмоциональная зависимость не входит в определение любви, более того, ей противопоставляется.

С чем связана эта цикличность в созависимой паре?

       Я об этом подробно говорил в одном из видеороликов, но вкратце повторюсь тут. Это связано с непройденным периодом автономииукаждого из партнёров. Другими словами, эти люди не представляют свои отношения ни в каком виде, кроме слияния, где каждый пытается компенсировать за счёт другого ощущение собственной неполноценности. Замечу, что неполноценность может иметь как реальные основания, так и быть выдуманной, но в любом случае, людьми она не осознаётся, сценарий строится бессознательно. Соответственно, никто не видит своей части вклада в именно такое неприятное и опасное развитие отношений.

       Кстати говоря, люди, формулирующие поиск партнёра как поиск второй половинки, находятся в зоне риска, поскольку такая установка провоцирует человека к ощущению себя неполноценным.

       У людей, которые адекватно прошли период сепарации от родителей, отношения не выстраиваются по принципу компенсации неполноценности, поскольку в опыте имеется целостная непротиворечивая идентичность. Каждый из тех, кто прошёл период автономии знает как жить одному или одной, поэтому трагедии в существовании в одиночестве не видит, соответственно, не держится за слияние с партнёром. Люди же, у которых не было полноценного опыта самостоятельной жизни, опоры на себя, боятся автономии. Поэтому когда в отношениях, построенных по типу слияния, перестаёт хватать "воздуха" (типичный симптом), у каждого идёт интенция на разрыв, развод, расставание, которая так же может приобретать формы насилия от эмоционального до физического. Его метафора - это агрессивное желание уничтожить тяготящий объект. Однако как только на горизонте начинает мерцать реальное расставание, они лицом к лицу встречаются со страхом перед автономией. Этим объясняется тот самый период медового месяца в созависимых парах после этапа насилия. Это мёд, созданный пчёлами в страхе вновь столкнуться с собственной неполноценностью.

       Обозначу, что в любых зависимых отношениях есть насилие. Оно может быть в разной форме и иметь различный уровень опасности для здоровья. Как и период медового месяца.

       В конце дам немного статистики и подведу грустный итог.

       В 2014 году UNFPA провел в Беларуси крупное социологическое исследование, в котором приняли участие более тысячи человек, имеющих опыт семейной жизни: 480 мужчин и 550 женщин в возрасте 18-60 лет из 57 населенных пунктов. По результатам анонимного опроса оказалось, что с домашним насилием сталкиваются три из четырех женщин и столько же мужчин — 77% опрошенных (более подробная инфографика здесь). Думаю, что в других постсоветских странах показатели сопоставимы, поскольку имеется много лет общей истории в общей культуре. Таким образом, я сейчас, к сожалению, описал семейную жизнь большинства постсоветских людей.
       Если к этому прибавить статистику, которую я недавно прочитал у коллеги Ирины Камаевой, что >50% россиян считают причиной психических заболеваний сглаз и приворот, то картина исцеления постсоветстких семейных отношений ставится под гигантский вопросительный знак. Ведь если психические заболевания для половины людей являются следствием приворота, то что уж говорить про такую "мелочь" как нездоровые, несчастливые семейные отношения. Тут, в отличие от шизофрении, справится маг не самой высокой квалификации. Полагаю, что здесь смело можно добавить 20-30% и получится, что от 70% до 80% людей предположительно считают источником своих семейных проблем сглаз и приворот. А это значит, что шанс выстроить счастливую семейную жизнь, где будут в здоровых условиях воспитываться дети, неся этот сценарий жизни дальше в будущее, имеют от 20 до 30% людей. Думаю, что процент людей, добровольно посещающих психологов, психотерапевтов и коучей сопоставим.


Поделиться:


2018-11-30
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?