Воспитание девочки: как проторить дорогу к женскому счастью

Автобиографическая повесть с историческими погружениями

​Странная судьба у этой моей работы – сначала просто статья о воспитании девочки, потом добавилась историческая экскурсия в прошлое рода и обзор своей семьи, и, наконец, сформировалось руководство для женщин о том, как найти свое счастье в себе самой.

Итак: девочки, создания нежные и тонкие, сгусток эмоций, чувств и фантазий, подход к каждой нужен особенный. Кажется, кому, как не мне, матери четырех дочерей, писать на эту многогранную и захватывающую тему. Но как же все неоднозначно и с каждой по-разному.

Я постараюсь обобщить главное, что объединяет вековой подход к воспитанию девочек в династии моих предков по материнской линии, жизненные установки и правила моей бабушки, мамин опыт по воспитанию меня, методы, которыми руководствовалась я, при воспитании своих дочерей, ну и приемы самовоспитания и перевоспитания себя самой.

Вот такой коктейль смею предложить на суд читателю.

Кто перестает помогать другим, становится обузой и для себя

Начнем с самого важного, по моему мнению, в воспитании девочки, с того, что дает ей силу, желание и смелость идти по жизни с высоко поднятой головой – это чувство ее собственного достоинства. Некий несгибаемый стержень, непотопляемый спасательный круг, который позволяет успешно преодолевать жизненные испытания, не роняя своей чести, а значит, не утрачивая уважения к себе, как к личности.

Само по себе это чувство состоит из многих, слагаемых, убеждений, осознаний и навыков и прибавляется по капле, по шажочку в процессе взросления и воспитания.

Мне представляется ЖЕНСКОЕ ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА в виде драгоценного ожерелья. У каждой женщины - оно свое: особенное, уникальное, неповторимое. Основой украшения является золотая нить, сотканная из ее земных, практических дел, ежедневных и абсолютно конкретных, за которыми она пришла в этот мир, чтобы принести любовь, пользу и радость людям.

Сколько на свете женщин, столько разных украшений, столько полезных и важных женских дел: у одних – это дети, мужчина, семья, кто-то выберет: работу, творчество, благотворительность, кто-то отдаст свои силы в спорт, коллекционирование, садоводство, кулинарию, этот список нескончаем, так как нет похожих женщин в нашем мире.

Но глубина женского счастья зависит от того, что она делает для людей, насколько ее дело востребовано и интересно всему человечеству или всего лишь одному человеку!

А дальше, на золотую нить ее предназначения нанизываются, как бриллианты: этапы ее пути, события, которые формировали личность, люди, встречи с которыми явились знаковыми и поворотными в жизни, собственные качества и черты характера, а также ее осознания, ценности, достижения и изменения, автором которых, являлась ОНА САМА.

Это драгоценное ожерелье, имеет свойство, расти вместе с девочкой, становится богаче и ярче, приобретать неотразимый блеск и сияние, а тем временем в его свете, красоте и тепле купается и согревается все больше и больше людей.

Я начинаю рассказ, о составляющих моего ожерелья…


Давным-давно, на необъятных просторах советского царства, маленькая девочка Лена Зырянова узнала, что по маминой линии она принадлежит к древнему, знатному роду – Коновницыных. То ли в детстве ей не хватало чувства собственной важности, а может быть, очень хотелось быть особенной и необыкновенной, на фоне одинаковых девочек и мальчиков, которых производила наша советская система, за давностью времен, определить сложно, но факт этот, несомненно, сыграл заметную роль в ее жизни и становлении характера. Кажется даже, что, именно с него началось рождение и укрепления этого самого достоинства.

Заметим, однако, что советская философия равенства и братства, тоже занимала большое и важное место в воспитании этой девочки, и принципы коллективизма были ей близки и симпатичны, но все же… всей кожей она чувствовала, что именно принадлежность к графским корням дают ей шанс стать счастливой и успешной. Каким-то необъяснимым образом это обстоятельство влияло на мироощущение, формировало необходимость обязательного соответствия высоким жизненным идеалам далеких предков и тем самым определяло ее собственные жизненные принципы и нормы поведения. Честно-то говоря, часто это приносило больше вреда, чем пользы. Девочка была прямолинейной, несгибаемой, упрямой, многое в этой жизни воспринимала буквально и только в черно-белом свете.

Но, как «слова из песни не выкинешь», так и события нашего детства не заменишь. И девочка Лена искала, читала, расспрашивала родных о своих глубоких корнях, вглядывалась в их лица на старых фотографиях, и потихоньку складывала их образы, из фактов биографий, воспоминаний очевидцев, личных писем и жизненных событий, куда-то глубоко-глубоко в себя, создавая сказочную историю о себе и о своем мире.

Глава 1. Коновницыны

История славного рода Коновницыных уходит далеко вглубь веков, во времена Ивана Калиты. Этот род ведется от Андрея Ивановича Кобылы - основателя целого ряда известнейших родов, в том числе рода Романовых, относится к древнейшим в России и внесён в самые ранние родословицы.

Всё прошлое России соткано из подвигов, из судеб героев. Но и на целое тысячелетие русской истории таких людей, как Пётр Петрович Коновницын (1764–1822), наберётся не более ста. Полководец и государственный деятель, герой Отечественной войны 1812 года, первый помощник Кутузова, граф (с 1819 года), генерал от инфантерии, военный министр, член Государственного совета и Правительствующего Сената, начальник военно-учебных заведений, Главный Директор Пажеского и других кадетских корпусов, наставник сыновей императора – вот далеко не полный перечень его званий и свершений.

Жизнь и деятельность Петра Петровича Коновницына являют нам, потомкам, прекрасный пример не только бескорыстного и самоотверженного служения Отчизне, но и пример высокой нравственности, благородства, чести и порядочности. Он был воспитан в лучших правилах дворянства того времени. Скромный, чуждый карьеризма, готовый всегда жертвовать собой и умевший просто и убедительно говорить солдату о его долге, он не сделал головокружительной карьеры. Он не кричал о своем патриотизме и не любил прислуживаться. В.А. Жуковский, его современник, не раз обращался к образу Коновницына, как к лучшему представителю поколения героев, победивших Наполеона. Он отмечал цельность и удивительную верность раз воспринятым высоким понятиям о России, государе, народе.

Женился Петр Петрович на своей троюродной сестре Анне Ивановне, в девичестве Дундуковой-Корсаковой. Семья жила в Псковской губернии в имении Кярово. У супругов Коновницыных было пятеро детей: четверо сыновей (Петр, Иван, Григорий, Алексей) и старшая дочь Елизавета. Высокие моральные качества и честное отношение к жизни он сумел передать всем своим детям. В семье была хорошая, непринужденная, дружеская обстановка. Члены многочисленной семьи Коновницыных были связаны тесными, добрыми, теплыми и уважительными отношениями. Это видно из их огромного эпистолярного наследия. Все они переписывались между собой в течение жизни. Трогательная переписка велась постоянно и очень интенсивно. Не могли ее остановить и серьезные испытания 1812 года.

Из писем Петра Петровича к супруге:

«Скажу тебе, мой друг, не посрамился: ни ты, ни дети мои за меня не покраснеют. Я целый день держал самого Наполеона, который хотел обедать в Витебске, но не попал и на ночь, разве на другой день. Наши дерутся, как львы!»

«Я не посрамился, пред всеми был со стрелками впереди, имел противу себя два корпуса и самого Бонапарта, даже его сам видел.… Ни ты, ни дети мои за меня не покраснеют, будь моя жена, покойна. Я был столь счастлив, что даже и не ранен. Хотя имею их [раненых] вокруг себя, и убитыми, может быть, более тысячи... Наши дерутся, как львы. Мы идём к Москве. Ты не думай, я себя не посрамлю, и охотно умру за моё отечество. Детей и тебя Бог не оставит, а отечество моё, может, меня и вспомнит. Здесь все мне отдают справедливость...»

«… Я был в 4-х делах жарких прежде, после того 10 дней дрался в авангарде и приобрел все уважение от обеих армий. Наконец, вчерась было дело генерального сражения, день страшного суда, битва, коей, может быть, и примеру не было. Я жив, чего же тебе больше, и спешу тебя сим порадовать…

Я командую корпусом. Тучков ранен в грудь, Тучков Александр убит, Тучков Павел прежде взят в плен. У Ушакова оторвана нога. (…) Раненых и убитых много. Багратион ранен. Дивизии моей почти нет, она служила более всех, я ее водил несколько раз на батареи. Едва ли тысячу человек сочтут. Множество добрых людей погибло, но все враг еще не сокрушен. Досталось ему вдвое, но все еще близ Москвы. Боже, помоги, избави Россию от врага мира.

Я лицом в грязь не ударил. А не пишу ничего, чтоб не показать хвастовства. Да теперь, правду сказать, и не до того.

Не хочу чинов, не хочу крестов, а единого истинного счастья - быть в одном Кярове неразлучно с тобою. Семейное счастье ни с чем в свете не сравню. Вот чего за службу мою просить, буду. Вот чем могу только быть вознагражден. Так, мой друг, сие вот одно мое желание».

«Милый мой друг, сердце бы тебе своё вынул, радость моя, будь жива с детьми, береги себя – вот всё, чего желаю и молю Бога.… Перекрести детей, благослови, прижми их к сердцу и скажи, что постараюсь оставить им имя честного отца и патриота».

Почти одновременно Анна Ивановна пишет мужу из Кярово:

«Господи, образуй нас миром непостыдным. Однакож, Господи, возврати тебя в твоё семейство здорового.… Ах, доведи нас Бог, пожить вместе и утешаться детьми милыми, добрыми… Ты – единое моё блаженство в свете, вся мысль моя тобою наполнена. Навеки тебе друг Аннушка»,

«Вся твоя дивизия мне совершенно как свои, молюсь за всех их, Боже, сохрани вас всех. Мой родной друг, как мне грустно! Думаю часто, что ежели бы не была в таком положении, слетала бы тебя проведать, мой дружочек. Ну, прости, да сохранит тебя Всевышний. Навеки твой друг Аннушка»,

«Моя душа, не знаю, что с тобою. Да сохранит тебя всевышний Бог, да защитит наше любезное отечество, о котором крепко-крепко крушусь...», в том же письме супруга сообщает о настроении 10-летней дочери Елизаветы, будущей жены декабриста М.М. Нарышкина: «Лиза ополчается крепко, дух отечественный страшный в этом ребёнке и жалеет крепко, что не мальчик: пошла бы с радостью служить и отечество защищать. И говорит, что жаль, что братья малы, что не могут Государю, доброму полезны быть… ».

После войны и тяжелого ранения в 1814 и 1815 гг. П.П. Коновницыну пришлось выполнять весьма почетное задание императора - быть военным наставником, «ментором», великих князей Николая (будущего царя) и Михаила, которые направлялись на войну. Прощаясь с ними, в письме императрица-мать Мария Федоровна отметила:

«Генерал Коновницын, который будет при Вас, уважаем во всех отношениях и особенно пользуется репутацией самой изысканной храбрости: следуйте же в момент опасности без страха и сомнения его советам, которые всегда будут соответствовать чести и уважайте их как приказы, исходящие от самого императора или меня»

Расставаясь с Николаем и Михаилом, Петр Петрович написал им письмо-наставление, из которого ви

2017-07-14
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (psychologos Психологос)

Что интересного на портале?