Семейные тайны - 4. Определение семейной тайны

   Определение семейной тайны

 

Прежде чем приступить к более подробному анализу семейных тайн, необходимо дать определение этому понятию. Любая ли информация, которую скрывает семья, является семейной тайной? Всегда ли семейная тайна – это плохо? Нужно ли обязательно «дойти до самой сути» в работе с семейной тайной?

Я хочу начать с того, что любой человек – это тайна. Когда наши близкие, наши клиенты или незнакомцы в поезде пробуют рассказать нам что-то важное для них, то, о чем они никогда прежде не говорили, они пытаются сказать нам, прежде всего, о самих себе. Но познать человека до конца невозможно. К сожалению, многие психологи «грешат» тем, что основной упор делают на когнитивный, интеллектуальный компонент: «добыть» информацию, классифицировать произошедшее, отнести его к той или иной категории – и поставить точку. Но тайна, как и человек – целостный и сложный феномен. Тайна – это не только знание о чем-то, это еще и эмоциональное переживание данного факта, запускающее определенное поведение.

В своих работах по семейной терапии мы не раз пытались «разделить» все сложные и запутанные аспекты семейных связей и отношений на понятные и «удобоваримые» кластеры. Нам удалось «разбить» их на три группы: структурные, динамические и исторические параметры. К структуре относят состав семьи, иерархию, семейные роли, сплоченность, границы. К семейной динамике – жизненный цикл семьи, ценности, нормы, правила, традиции, ритуалы, коммуникацию. К историческим параметрам – семейную историю, семейные мифы, семейные сценарии и, конечно, семейные тайны.

Специфика семьи в том, что она является системой со всеми вытекающими последствиями. Это значит, что в семье все взаимосвязано, все на все влияет, все движется и все изменяется. Как в известном стихотворении Самуила Маршака:

 

Не было гвоздя –

Подкова

Пропала.

Не было подковы –

Лошадь

Захромала.

Лошадь захромала –

Командир

Убит.

Конница разбита –

Армия

Бежит.

Враг вступает в город,

Пленных не щадя,

Оттого, что в кузнице

Не было гвоздя.

 

Именно так и происходит в семье – какой-то маленький «гвоздик» иногда ведет к ее разрушению или, наоборот, благополучию и процветанию. Поэтому, изучая семейные тайны, мы пытаемся каждый раз смотреть на них «панорамно», через призму конкретной семейной ситуации, истории, эпохи, специфики внутрисемейных отношений, норм и правил. Дадим определение семейной тайне.

Семейная тайна – факт из жизни семьи, относящийся к определенному историческому периоду, оказывающий влияние на структуру и коммуникацию семьи, обладающий высокой эмоциональной заряженностью (валентностью) и вследствие сокрытия ведущий к разрушению внутрисемейных отношений.

Для понимания причин появления семейной тайны важен исторический контекст, в котором она возникла: то, что 50 лет назад казалось стыдным или страшным, сегодня может быть нормой человеческого взаимодействия.

Итак: тайна влияет на структуру семьи, так как она ведет к появлению новых ролей взаимодействия: «хранителей тайны» и «непосвященных»; меняет характер власти: те, кто знают чужую тайну, обретают власть над теми, кому она принадлежит; разрушает доверие и ведет либо к слиянию, либо к дистанцированию членов семьи друг от друга. Семейная динамика тоже претерпевает изменения: появляются двойные послания, возникают «козлы отпущения», разрушаются семейные ценности, ритуализируются какие-то аспекты взаимодействия, чтобы не было соблазна честно и откровенно обсуждать семейные проблемы. Таким образом, семейная тайна – потенциально деструктивное образование, обусловленное не фактом своего происхождения, а отношением к нему членов семьи.

Чтобы событие стало семейной тайной, существуют достаточные и необходимые условия:

  • Невозможность принятия и открытого проговаривания данного события вследствие его несоответствия внутрисемейным или социальным нормам и правилам.
  • Отсутствие внутрисемейных ресурсов для проживания данного события.
  • Сильные эмоции и переживания, сопровождающие данное событие: гнев, обида, страх, стыд, презрение, зависть.
  • Фантазии об осуждении семьи или полном ее разрушении вследствие раскрытия тайны.
  • Прямое или косвенное влияние тайны на остальных членов семьи.

Возникает закономерный вопрос: все ли, что в семье замалчивается, не проговаривается, является семейной тайной? Конечно, нет. Если бабушка не рассказывает о своем первом женихе, погибшем во время службы в армии потому, что она его давно оплакала, дедушка был в курсе и данный факт ее биографии прожит и пережит – это одно. Внучка может спросить, и бабушка может рассказать об этом – спокойно, вдумчиво, с печалью и теплом… Другое дело – жених погиб, но бабушка об этом никогда никому не рассказывала, потому что знала ревнивый нрав дедушки и то, что он бы ее просто извел допросами с пристрастием. И если у дочерей не складывается с мужчинами, или они теряют своих партнеров, а потом и у внучек сложности и страхи построения близких отношений – возможно, как раз от бабушки исходит «волна»: «Хорошие мужчины пропадают, они умирают молодыми, а жить приходится с тем, что осталось. Да и не жизнь это, а сплошные мучения. Уж лучше бы одна…»

Одно и то же событие, о котором не говорят в семье, может быть как совершенно не важным и не влияющим на актуальную динамику, так и архиважным, определяющим вектор развития семьи на 3-4 поколения вперед. Поэтому мы идем за тем, как именно семья переживает какие-то события, за семейными «долженствованиями», за семейными тревогами и страхами.

Работая с неясными, непонятными, запутанными моментами семейной истории, очень важно сохранять уважение к интимной жизни членов семьи. Есть моменты, которые касаются неприятных и болезненных для отдельного человека вещей. Их важно обсуждать с большой долей деликатности. В частности, это касается супружеских отношений: абортов, сексуальной жизни, причудливых предпочтений и желаний. Поэтому важно задавать клиенту вопрос: «Как Вы думаете, это связано в Вашими проблемами? Какие у Вас есть фантазии по данному поводу? Что Вы об этом уже знаете?»

Если человек узнал что-то такое, о чем ему знать не следовало, он становится следующим звеном, держащем «горячую картофелину». Б.Хеллингер советует такую информацию «просто забыть». Однако сказать проще, чем сделать, и на помощь нам приходят ритуалы. Такую информацию можно записать на бумаге; склеить коллаж, отражающий тайну; сочинить сказку или историю – и завершить гештальт любым способом: спрятать в шкатулку, сжечь, закопать. Это – работа с проекцией: клиент может выразить тайну при помощи арт-терапевтических средств и решить, как он поступит с предметом, который стал теперь носителем тайны.

 

Добрый брат

Роман, 24 года, остался сиротой в 15 лет. У него есть отец и старший на 11 лет брат. На днях брат поведал ему тайну: оказывается, их мама делала аборт в 1986 году. Отец по службе в течение 2-х недель находился в районе Чернобыльской АЭС, и когда он вернулся, мама забеременела. Врачи и родственники уговорили ее не рожать ребенка с такой высокой угрозой генетических мутаций. Она была очень верующей и пережила это с большим трудом.

Роман пришел со злостью и обидой на папу и брата, которые не поддержали маму. Однако, построив генограмму, мы выяснили, что брату в это время было… 6 лет и он точно не мог поддержать маму, да еще в таком переживании. Мы проработали фантазии Романа о том, что мама умерла именно из-за этого события – «съела» себя изнутри. Однако мама умерла в 2006-м – через 20 лет после того события, и эти годы были для нее счастливыми – появился Роман, вырос и закончил университет старший сын… Мне удалось помочь Роману завершить эту ситуацию, однако у меня остался осадок. Я так и не поняла: для чего старший брат рассказал младшему об этом? К чему Роману была полученная информация? Как мальчик может распорядиться с историей, которая его не касается?

Каждый раз нам важно определить, влияет ли событие, ставшее семейной тайной, на актуальную жизнь семьи, или нет. Конечно, ряд психологических методов может связать что угодно и с чем угодно, и в этом есть доля правды – в семье все со всем связано. Но если мы понимаем, что это просто любопытный, но ничем нам не помогающий факт – важно уметь оставлять его и закрывать те двери, за которые нам не стоит заглядывать.

 

Этот анекдот как нельзя лучше описывает «те самые двери».

 

У мужика сломалась машина. Стоит он на обочине, голосует, просит помощи. Останавливается другой:

- Платная служба на дорогах.

- Посмотри, чего-то машина не заводится.

Тот смотрел, смотрел, заводил, толкал - никак.

- Нет, у тебя какой-то секрет есть.

- Да нет у меня тут никакого секрета. Делай давай.

Тот вообще машину разобрал по винтикам и заново собрал, а она не заводится.

- Все сдаюсь, у тебя точно какой-то секрет есть. –

- Ну есть у меня секрет, ну сплю я с тещей, ну машина – то здесь причем?

 

Поэтому не все, о чем не говорят в семье, является семейной тайной, а искусство психотерапевта заключается в том, чтобы не перепутать значимое и незначимое и не начать «лечить» клиента от несуществующих проблем. Есть индивидуальные тайны – и человек может говорить о них на личной терапии, исследовать, как они влияют на его жизнь, обсуждать их со своим терапевтом. Но если содержание этой тайны не оказывает глубокого влияния на семейный контекст, ее не нужно делать всеобщим достоянием. 

2015-08-21
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?