Существует ли идентичность психоанализа в пространстве современной российской культуры?

 

 

«термин идентичность... означает одновременно и устойчивую внутреннюю тождественность... и устойчивое сходство некоторых основных свойств с другими людьми» (Э. Эриксон, 1956).[1, с.78]

 

Психоанализ и культура, особенно российская культура, тема актуальная на протяжения всего периода возрождения психоанализа. Травматическое прерывание существования в пространстве российской культуры давало и дает энергетику для возвращения к теме насколько психоанализ является частью современности. Так или иначе, мы постоянно пытаемся отрефлексировать, понять, осознать как психоанализ развивается, растет, прорастает в современную российскую культуру (М.М. Решетников [2] , Д.С. Рождественский [3] , Н.М. Попова [4], С.Е. Соколов [5] и др.).

Каждый человек является носителем культуры, из нее он черпает некие смыслы и знания в соответствии со своими потребностями. Мы попробовали, используя научный инструментарий уловить образ в современной российской культуре, через вербальные и визуальные символы, которые рождаются у людей на слово «психоанализ». Мы надеялись, проанализировав полученный материал найти некие точки соприкосновения, общности с близкими областями знания, выстроить систему координат, куда психоаналитическое знание попадает, с какой более широкой областью современных представлений оно ассоциируется у наших современников, а через частные слова-символы вычленить, обозначить уникальность, неповторимость, своеобразие психоанализа в восприятии наших современников.

Сначала мы задались вопросом поиска методологического инструментария и способов обработки полученных данных. Анализ эмпирических исследований представлений показал, что методы, используемые в этих исследованиях, тяготеют к качественной методологии. И.Маркова отмечает, что для исследования представлений необходимо использовать методы изучения как осознанных уровней мышления, так и неосознанных. По ее мнению, словесно-ассоциативный эксперимент затрагивает нерефлексивный уровень социальных представлений [6, с.44].

В нашем исследовании для изучения нерефлексивного или иначе неосознанного уровня представлений о психоанализе как единице знания ис­пользовался ассоциативный эксперимент, рисунок как метод психологического исследования, а для исследования ра­ционального, осознанного уровня представлений мы добавили метод определений и метод интервью. Само исследование носило некий апломб, налет, претензию психоаналитического исследования, с одной стороны мы использовали всем знакомый метод ассоциаций, предложенный Фрейдом, с другой продуцируемый материал мы изначально брали из двух источников, сознательного и бессознательного, что так же близко и знакомо каждому практикующему психоаналитику.

Большинство исследователей для анализа данных, полученных с помощью качественных методов исследования, используют процедуру контент-анализа [7], [8], [9], [10], [11] и др. Метод контент-анализа использовался нами для обработки данных интервью, текстов определений и ассоциативного эксперимента. Результаты контент-анализа сравнивались между собой при помощи критерия ф-угловое преобразование Фишера. К данным ассоциативного эксперимента мы применили методику прототипического анализа, предложенную П. Вержесом и используемую в работах И.Б.Бовиной, А.Г. Продовиковой. В основу прототипического анализа П.Вержеса положены количественные критерии – ранг возникновения ассоциации и частота ассоциации – которые свидетельствуют о приверженности к количественной методологии.

Таким образом, при обработке данных нашего исследования использовались как методы количественной методологии (методика прототипического анализа П.Вержеса и методы математической статистики (критерий Фишера)), так и контент-анализ, в основе которого лежат приемы качественного анализа. В данном исследовании была предпринята попытка объединить интуитивный поиск аналитика, по неструктурированному, продуцируемому материалу, неким латентным признакам, собственным ассоциациям попытаться заглянуть чуть дальше предложенного, увидеть, отрефлексировать, обнажить, проследить некоторые закономерности, придав им смыслы, обличив их в интерпретации, и математические выверенные, обоснованные формулы строгого научного инструментария.

В обследовании приняло участие всего 115 человек: из них 64 (56%) мужчины и 51 (44%) женщина, в возрасте от 17 до 56 лет, средний возраст около 22 лет (22,35). По уровню образования респонденты распределились следующим образом: законченное высшее образование - 20 человек (17%), студенты – 95 человек (83%).

Мы в разных группах в интервью респондентам предлагали разные задания: назвать психоаналитические термины, выбрать из списка известные психоаналитические термины. Специалистов в области психологии мы просили написать психоаналитические термины, которые в первую очередь отражают сущность психоанализа. Термин «эго» был назван во всех группах. В трех группах были названы термины «ид» («оно»), «супер-эго», «либидо», «сновидение», «бессознательное». На сознательном уровне узнавания и знания специфической психоаналитической терминологии, психоанализ – это «эго» («я»), «ид» («оно»), «супер-эго» («супер-я»), «либидо», «сновидение», «бессознательное» (термины указаны в порядке убывания известности и узнаваемости), т.е. это учение о первичных процессах, в основе которого лежит структурно-динамическая модель психики. Можно предположить, что любое учение, которое использует знание о первичных процессах, будет автоматически приравниваться к психоанализу на уровне обыденного мышления.

На неосознанном, символическом уровне в «имажиконе» психоанализа присутствуют символы науки(графики, диаграммы, книги), психодиагностики (бланки, тестовые тетради), психологической помощи с отображением специфики психоаналитической процедуры (кушетка, психоаналитический кабинет, кресло), обучения (класс, доска, указка).

Анализ словесных ассоциаций позволил выявить ядерно-периферическую структуру представлений. Сформированные зоны ядра, потенциальной зоны изменений, периферической системы является признаком наличия устойчивых представлений о психоанализе в современной российской культуре. У респондентов есть некая эмоциональная и когнитивная позиция по отношению к человеку, обращающемуся к психоанализу, как о человеке уже не с медицинскими, а с психологическими, проблемами, но несущим в себе некий отпечаток «неуспешного, неадекватного, проблемного» человека. Эти предположения подтверждаются данными интервью: респонденты описывают образ психоаналитика как позитивный, чаще всего дают ответ, что к аналитику обращаются с психологическими проблемами, но образ клиента описывают чаще как негативный.

В содержании представлений нет психоаналитической терминологии и вербальных символов с конкретным специфическим наполнением. Все слова из обыденного лексикона обычного человека. Слова символы в пересекающейся зоне можно отнести к категории «наука». Только на неосознанном уровне можно найти слова символы, относящиеся к категории «практико-ориентированная деятельность». Представление о психоанализе как о психотерапевтической практике существуют, но присутствуют только на предсознательном уровне, что возвращает нас к страхам, тревогам субъекта по поводу собственной «неуспешности, проблемности», а, следовательно, и к активизации защитных механизмов, сопротивлений при возможном обращении к специалисту.

Получив некий набор символов слов, мы не остановились на этом, а попробовали вычленить, просеять, отзеркалить сущность, индивидуальность психоанализа сквозь представления о других направлениях психологии, психотерапии. Мы попробовали выяснить, существует ли общность и идентичность различных направлений психологии в пространстве современной российской культуры.

Далее мы снова проделали всю туже работу, но, уже исследовав наполнение представлений о других направлениях психологического знания (психологического, а не философского, медицинского и психотерапевтического, т.к. именно слово психология было в структуре представлений о психоанализе).

Проблема сначала состояла в том, с какими направлениями психологии сравнивать представления о психоанализе. Для преодоления этой трудности, мы провели дополнительное исследование, в результате которого выяснили, что пространство научной, образовательной культуры дает наиболее широкое представление в отношении когнитивной психологии и психоанализа, затем о бихевиоризме, гуманистической психологии и гештальтпсихологии. На уровне массовой культуры безоговорочное первенство занимает психоанализ, что говорит о том, что человек черпает, вбирает в соответствии со своими потребностями, впитывает информацию, знания, образы о психоанализе, добирая их из других альтернативных источников, таких как литература, кинопродукция, СМИ, интернет. Понятия «когнитивная психология», «бихевиоризм», «гештальтпсихология» неизвестны, неузнаваемы на уровне восприятия обычных граждан.

Мы выделили ядерно-периферическую структуру представлений на сознательном и предсознательном уровне о когнитивной психологии, гуманистической психологии, гештальтпсихологии, сравнили полученные данные с представлениями о психоанализе. Мы, надеясь, что общие для всех направлений слова символы дадут нам устойчивое сходство, определяющее причастность психоанализа к определенной области культуры, а наличие частных слов-символов будет свидетельствовать о наличии уникального, неповторимого, специфичного содержания.

В содержании представлений есть общие и частные элементы. Идя разными путями, мы пришли примерно к одинаковым выводам. На сознательном уровне психоанализ, когнитивная психология имеют некую идентичность, в пространстве современной культуры, гуманистическая психология определяется как представительство психологии, нежели вычленяется как нечто индивидуалистичное, самобытное. Наиболее конкретное наполнение имеет когнитивная психология, в гештальтпсихологии и гуманистической психологииприсутствуют родовые слова с высоким уровнем абстракции (определяются больше как представительство психологии, нежели вычленяются из нее своей индивидуальностью, самобытностью).

На неосознанном уровне практико-ориентированная деятельность присутствует во всех направлениях, кроме бихевиоризма. Что говорит о том, что бессознательно сама психология связывается с практико-ориентированной деятельностью. А, следовательно, сама идея психологического взаимодействия, психологической помощи возможно травматична, болезненна для сознания россиян, но она уже набрала достаточно энергетики, чтобы заявить о себе, прорываясь в латентное околосознательное содержание.

В представлениях о различных направлениях психологии на сознательном и неосознанном уровне присутствуют общие слова символы, свидетельствующие о том, что психоанализ имеет «устойчивое сходство с другими «людьми»… На сознательном и бессознательном уровне присутствуют слова символы выделяющие психоанализ из «массы схожих людей»…

Таким образом,пространство современной культуры дает некое представление о психоанализе как о чем-то устойчивом в пространстве со своим уникальным наполнением. Содержание представлений о психоанализе наполняется с одной стороны особенностями преподавания психологии в образовательных учреждениях (теория против практического применения), опытом общения с психологами в различных ситуациях (тестирование, диагностика, выявление против помогающей функции), с другой стороны СМИ, современной кинопродукцией, интернетом (эпатаж, выгода, реклама против осознания, понимания, облегчения). Является ли уникальное наполнение представлений о психоанализе сутью психоанализа или его имиджем, сказать сложно. Сегодня мы можем говорить о формировании представлений о психоанализе и других направлениях психологии как о практико-ориентированной деятельности с помогающей функцией, но только на уровне бессознательного.

В пространстве культуры психоанализ в восприятии современников уникален как метод исследования психических процессов, которые почти невозможно изучить какими-либо другими способами. Метод исследования Фрейда на уровне кинопродукции можно соотнести с методом Шерлока Холмса, Эркюля Пуаро, поражающий, покоряющий свой глубиной и необычностью воображение респондентов, когда по латентным признакам, таинственным связям, мелким деталям обнажается, то, что скрыто, спрятано, закопано и тщательно забыто. Это подпитка некой фантазии о всевидящем оке, родительском проницательном взгляде, некой инстанции от которой не спрятаться, не скрыться, фантазии реализующей потребность в ком то кто лучше знает, дальше видит, в том кто скажет хорошо это или плохо, возьмет на себя груз мучительного самоопределения. Какие глубинные образы актуализируются у россиян: пугающей «оценивающей, осуждающей фигуры» или готового прийти на помощь «понимающего и принимающего родителя», вопрос косвенно связанный со здоровьем нации. Мы учимся доверять родительским фигурам, которые нас не раз предавали и которых мы неоднократно свергали и убивали. Свергнуть, испугавшись увиденного, или попробовать восстановить доверие. Исходя из результатов исследования, можно сказать, что «страшно, но потребность понимания, жажда доверия существует, растет и прорастает в современной российской культуре.

Полученные данные подтверждают вкладывание индивидуального, уникального понимания, но эти смыслы далеки от тех, которые мы вкладываем, как специалисты в психоанализ. Фактически это вопрос имиджа и идентичности психоанализа в зазеркалье современной классической психологии, порождаемый современной российской массовой культурой и наукой. Имидж, питающий наши страхи, фантазии, потребности, навеянный СМИ и идентичностью, дающей новое качество жизни, излечивающей душу.

Литература

 

 

«термин идентичность... означает одновременно и устойчивую внутреннюю тождественность... и устойчивое сходство некоторых основных свойств с другими людьми» (Э. Эриксон, 1956).[1, с.78]

 

Психоанализ и культура, особенно российская культура, тема актуальная на протяжения всего периода возрождения психоанализа. Травматическое прерывание существования в пространстве российской культуры давало и дает энергетику для возвращения к теме насколько психоанализ является частью современности. Так или иначе, мы постоянно пытаемся отрефлексировать, понять, осознать как психоанализ развивается, растет, прорастает в современную российскую культуру (М.М. Решетников [2] , Д.С. Рождественский [3] , Н.М. Попова [4], С.Е. Соколов [5] и др.).

Каждый человек является носителем культуры, из нее он черпает некие смыслы и знания в соответствии со своими потребностями. Мы попробовали, используя научный инструментарий уловить образ в современной российской культуре, через вербальные и визуальные символы, которые рождаются у людей на слово «психоанализ». Мы надеялись, проанализировав полученный материал найти некие точки соприкосновения, общности с близкими областями знания, выстроить систему координат, куда психоаналитическое знание попадает, с какой более широкой областью современных представлений оно ассоциируется у наших современников, а через частные слова-символы вычленить, обозначить уникальность, неповторимость, своеобразие психоанализа в восприятии наших современников.

Сначала мы задались вопросом поиска методологического инструментария и способов обработки полученных данных. Анализ эмпирических исследований представлений показал, что методы, используемые в этих исследованиях, тяготеют к качественной методологии. И.Маркова отмечает, что для исследования представлений необходимо использовать методы изучения как осознанных уровней мышления, так и неосознанных. По ее мнению, словесно-ассоциативный эксперимент затрагивает нерефлексивный уровень социальных представлений [6, с.44].

В нашем исследовании для изучения нерефлексивного или иначе неосознанного уровня представлений о психоанализе как единице знания ис­пользовался ассоциативный эксперимент, рисунок как метод психологического исследования, а для исследования ра­ционального, осознанного уровня представлений мы добавили метод определений и метод интервью. Само исследование носило некий апломб, налет, претензию психоаналитического исследования, с одной стороны мы использовали всем знакомый метод ассоциаций, предложенный Фрейдом, с другой продуцируемый материал мы изначально брали из двух источников, сознательного и бессознательного, что так же близко и знакомо каждому практикующему психоаналитику.

Большинство исследователей для анализа данных, полученных с помощью качественных методов исследования, используют процедуру контент-анализа [7], [8], [9], [10], [11] и др. Метод контент-анализа использовался нами для обработки данных интервью, текстов определений и ассоциативного эксперимента. Результаты контент-анализа сравнивались между собой при помощи критерия ф-угловое преобразование Фишера. К данным ассоциативного эксперимента мы применили методику прототипического анализа, предложенную П. Вержесом и используемую в работах И.Б.Бовиной, А.Г. Продовиковой. В основу прототипического анализа П.Вержеса положены количественные критерии – ранг возникновения ассоциации и частота ассоциации – которые свидетельствуют о приверженности к количественной методологии.

Таким образом, при обработке данных нашего исследования использовались как методы количественной методологии (методика прототипического анализа П.Вержеса и методы математической статистики (критерий Фишера)), так и контент-анализ, в основе которого лежат приемы качественного анализа. В данном исследовании была предпринята попытка объединить интуитивный поиск аналитика, по неструктурированному, продуцируемому материалу, неким латентным признакам, собственным ассоциациям попытаться заглянуть чуть дальше предложенного, увидеть, отрефлексировать, обнажить, проследить некоторые закономерности, придав им смыслы, обличив их в интерпретации, и математические выверенные, обоснованные формулы строгого научного инструментария.

В обследовании приняло участие всего 115 человек: из них 64 (56%) мужчины и 51 (44%) женщина, в возрасте от 17 до 56 лет, средний возраст около 22 лет (22,35). По уровню образования респонденты распределились следующим образом: законченное высшее образование - 20 человек (17%), студенты – 95 человек (83%).

Мы в разных группах в интервью респондентам предлагали разные задания: назвать психоаналитические термины, выбрать из списка известные психоаналитические термины. Специалистов в области психологии мы просили написать психоаналитические термины, которые в первую очередь отражают сущность психоанализа. Термин «эго» был назван во всех группах. В трех группах были названы термины «ид» («оно»), «супер-эго», «либидо», «сновидение», «бессознательное». На сознательном уровне узнавания и знания специфической психоаналитической терминологии, психоанализ – это «эго» («я»), «ид» («оно»), «супер-эго» («супер-я»), «либидо», «сновидение», «бессознательное» (термины указаны в порядке убывания известности и узнаваемости), т.е. это учение о первичных процессах, в основе которого лежит структурно-динамическая модель психики. Можно предположить, что любое учение, которое использует знание о первичных процессах, будет автоматически приравниваться к психоанализу на уровне обыденного мышления.

На неосознанном, символическом уровне в «имажиконе» психоанализа присутствуют символы науки(графики, диаграммы, книги), психодиагностики (бланки, тестовые тетради), психологической помощи с отображением специфики психоаналитической процедуры (кушетка, психоаналитический кабинет, кресло), обучения (класс, доска, указка).

Анализ словесных ассоциаций позволил выявить ядерно-периферическую структуру представлений. Сформированные зоны ядра, потенциальной зоны изменений, периферической системы является признаком наличия устойчивых представлений о психоанализе в современной российской культуре. У респондентов есть некая эмоциональная и когнитивная позиция по отношению к человеку, обращающемуся к психоанализу, как о человеке уже не с медицинскими, а с психологическими, проблемами, но несущим в себе некий отпечаток «неуспешного, неадекватного, проблемного» человека. Эти предположения подтверждаются данными интервью: респонденты описывают образ психоаналитика как позитивный, чаще всего дают ответ, что к аналитику обращаются с психологическими проблемами, но образ клиента описывают чаще как негативный.

В содержании представлений нет психоаналитической терминологии и вербальных символов с конкретным специфическим наполнением. Все слова из обыденного лексикона обычного человека. Слова символы в пересекающейся зоне можно отнести к категории «наука». Только на неосознанном уровне можно найти слова символы, относящиеся к категории «практико-ориентированная деятельность». Представление о психоанализе как о психотерапевтической практике существуют, но присутствуют только на предсознательном уровне, что возвращает нас к страхам, тревогам субъекта по поводу собственной «неуспешности, проблемности», а, следовательно, и к активизации защитных механизмов, сопротивлений при возможном обращении к специалисту.

Получив некий набор символов слов, мы не остановились на этом, а попробовали вычленить, просеять, отзеркалить сущность, индивидуальность психоанализа сквозь представления о других направлениях психологии, психотерапии. Мы попробовали выяснить, существует ли общность и идентичность различных направлений психологии в пространстве современной российской культуры.

Далее мы снова проделали всю туже работу, но, уже исследовав наполнение представлений о других направлениях психологического знания (психологического, а не философского, медицинского и психотерапевтического, т.к. именно слово психология было в структуре представлений о психоанализе).

Проблема сначала состояла в том, с какими направлениями психологии сравнивать представления о психоанализе. Для преодоления этой трудности, мы провели дополнительное исследование, в результате которого выяснили, что пространство научной, образовательной культуры дает наиболее широкое представление в отношении когнитивной психологии и психоанализа, затем о бихевиоризме, гуманистической психологии и гештальтпсихологии. На уровне массовой культуры безоговорочное первенство занимает психоанализ, что говорит о том, что человек черпает, вбирает в соответствии со своими потребностями, впитывает информацию, знания, образы о психоанализе, добирая их из других альтернативных источников, таких как литература, кинопродукция, СМИ, интернет. Понятия «когнитивная психология», «бихевиоризм», «гештальтпсихология» неизвестны, неузнаваемы на уровне восприятия обычных граждан.

Мы выделили ядерно-периферическую структуру представлений на сознательном и предсознательном уровне о когнитивной психологии, гуманистической психологии, гештальтпсихологии, сравнили полученные данные с представлениями о психоанализе. Мы, надеясь, что общие для всех направлений слова символы дадут нам устойчивое сходство, определяющее причастность психоанализа к определенной области культуры, а наличие частных слов-символов будет свидетельствовать о наличии уникального, неповторимого, специфичного содержания.

В содержании представлений есть общие и частные элементы. Идя разными путями, мы пришли примерно к одинаковым выводам. На сознательном уровне психоанализ, когнитивная психология имеют некую идентичность, в пространстве современной культуры, гуманистическая психология определяется как представительство психологии, нежели вычленяется как нечто индивидуалистичное, самобытное. Наиболее конкретное наполнение имеет когнитивная психология, в гештальтпсихологии и гуманистической психологииприсутствуют родовые слова с высоким уровнем абстракции (определяются больше как представительство психологии, нежели вычленяются из нее своей индивидуальностью, самобытностью).

На неосознанном уровне практико-ориентированная деятельность присутствует во всех направлениях, кроме бихевиоризма. Что говорит о том, что бессознательно сама психология связывается с практико-ориентированной деятельностью. А, следовательно, сама идея психологического взаимодействия, психологической помощи возможно травматична, болезненна для сознания россиян, но она уже набрала достаточно энергетики, чтобы заявить о себе, прорываясь в латентное околосознательное содержание.

В представлениях о различных направлениях психологии на сознательном и неосознанном уровне присутствуют общие слова символы, свидетельствующие о том, что психоанализ имеет «устойчивое сходство с другими «людьми»… На сознательном и бессознательном уровне присутствуют слова символы выделяющие психоанализ из «массы схожих людей»…

Таким образом,пространство современной культуры дает некое представление о психоанализе как о чем-то устойчивом в пространстве со своим уникальным наполнением. Содержание представлений о психоанализе наполняется с одной стороны особенностями преподавания психологии в образовательных учреждениях (теория против практического применения), опытом общения с психологами в различных ситуациях (тестирование, диагностика, выявление против помогающей функции), с другой стороны СМИ, современной кинопродукцией, интернетом (эпатаж, выгода, реклама против осознания, понимания, облегчения). Является ли уникальное наполнение представлений о психоанализе сутью психоанализа или его имиджем, сказать сложно. Сегодня мы можем говорить о формировании представлений о психоанализе и других направлениях психологии как о практико-ориентированной деятельности с помогающей функцией, но только на уровне бессознательного.

В пространстве культуры психоанализ в восприятии современников уникален как метод исследования психических процессов, которые почти невозможно изучить какими-либо другими способами. Метод исследования Фрейда на уровне кинопродукции можно соотнести с методом Шерлока Холмса, Эркюля Пуаро, поражающий, покоряющий свой глубиной и необычностью воображение респондентов, когда по латентным признакам, таинственным связям, мелким деталям обнажается, то, что скрыто, спрятано, закопано и тщательно забыто. Это подпитка некой фантазии о всевидящем оке, родительском проницательном взгляде, некой инстанции от которой не спрятаться, не скрыться, фантазии реализующей потребность в ком то кто лучше знает, дальше видит, в том кто скажет хорошо это или плохо, возьмет на себя груз мучительного самоопределения. Какие глубинные образы актуализируются у россиян: пугающей «оценивающей, осуждающей фигуры» или готового прийти на помощь «понимающего и принимающего родителя», вопрос косвенно связанный со здоровьем нации. Мы учимся доверять родительским фигурам, которые нас не раз предавали и которых мы неоднократно свергали и убивали. Свергнуть, испугавшись увиденного, или попробовать восстановить доверие. Исходя из результатов исследования, можно сказать, что «страшно, но потребность понимания, жажда доверия существует, растет и прорастает в современной российской культуре.

Полученные данные подтверждают вкладывание индивидуального, уникального понимания, но эти смыслы далеки от тех, которые мы вкладываем, как специалисты в психоанализ. Фактически это вопрос имиджа и идентичности психоанализа в зазеркалье современной классической психологии, порождаемый современной российской массовой культурой и наукой. Имидж, питающий наши страхи, фантазии, потребности, навеянный СМИ и идентичностью, дающей новое качество жизни, излечивающей душу.

Литература
  • Психоаналитические термины и понятия: Словарь/ Под ред. Б.Э. Мура и Б.Д. Файна/ Пер. с англ. М.: Независимая фирма «Класс», 2000. С.78.
  • M.Reshetnikov. New Approaches to Psychoanalytic Education and Training [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.ecpp.org/en/mreshetnikov-new-approaches-psychoanalytic-education-and-training
  • Рождественский Д.С. Специфика развития психоанализа в России. [Электронный ресурс]: дис. … канд. психол. наук/ Д.С.Рождественский. М., РГБ, 2002. 201 с.
  • Попова Н.М. Некоторые бессознательные аспекты формирования профессиональной идентичности в региональных психоаналитических сообществах. 
  • Соколов С.Е. Психоанализ и психоаналитическая терапия. [Электронный
  • Емельянова Т.П. Социальные представления — понятие и концепция: итоги последнего десятилетия / Т.П. Емельянова // Психологический журнал. - 2001. — №6.-С. 39-47.
  • Абраменкова В.В. Отражение картины мира современных российских де­тей в графических и вербальных образах / В.В. Абраменкова // Вопросы психо­логии. - 2007. - №6. - С. 54-63.
  • Бергфельд А.Ю. Восприятие эмоциональных явлений: Дис. ... канд. пси­хол. наук/ А.Ю. Бергфельд - Пермь, 2002.
  • Жданова С.Ю. Психология познания индивидуальности человека / С.Ю. Жданова; Перм. гос. ун-т. Перм. гос. пед ун-т; Ин-т психологии. - Пермь, 2005. — 190 с.
  •  Кильченко О.И. Ментальная репрезентация психологических терминов. Дисс.... канд. психол. наук/О.И. Кильченко-Пермь, 2003.
  •  Шевелева М.С. Психика и явления психики: Представленность в мышле­нии: Дис.... канд. психол. наук/ М.С. Шевелева. -М., 2003.
  •  

    2016-11-18
    Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

    Что интересного на портале?