Проблемы современной семьи и семейное консультирование

Проблемы современной семьи и семейное консультирование

В КАБИНЕТЕ ПСИХОЛОГА: СЕМЬЯ НА ГРАНИ РАЗВОДА

Интервью психологической газете “Мы и Мир”, декабрь 2015.

Беседовала Ольга ЖИГАРЬКОВА

 

На прием к психологам-консультантам в 1990-е годы клиенты приходили с внутренним трепетом: казалось, психолог владеет неведомыми для простых смертных инструментами, которые позволяют ему сразу же проникать в чужую душу, узнавать ее слабости и тайны.

Позже мнение о практических психологах сменилось на резко критическое, и этому, к сожалению, способствовали краткосрочные курсы подготовки психологов, которые заканчивало огромное число людей разных профессий. Качество их образования оставляло желать лучшего, ожидания клиентов они часто не оправдывали.

Однако культура психологических услуг в обществе развивается. Клиенты в большей степени начинают понимать, какую помощь от консультанта они могут ожидать. Опытные психологи, как правило, теперь практикуют в рамках определенной психологической школы, привлекая сложившуюся в ней концепцию для объяснения, работы с клиентом и его избавления от душевных страданий, связанных с психологической проблемой.

Сегодня при консультировании семьи психологи нередко используют системную семей- ную терапию, в которой клиентом считается вся семейная система, вся семья в целом.

О проблемах современной семьи, о работе с ней психолога мы беседуем со специалистом в области системной семейной терапии Тамарой Викторовной ВОХМЯНИНОЙ, семейным психологом-консультантом, руководителем направления «Семейное консультирование» в Ассоциации практических психологов и коучей.

Как правило, к психологу обращаются супруги, которые находятся в состоянии развода, либо один из них раздумывает, покидать ли ему семью.

«Все чаще инициатором консультации по семейным проблемам становятся мужчины самого активного среднего возраста. Если раньше запросы мужчин касались в основном их личных проблем, то сегодня их больше волнуют взаимоотношения в семье», – отмечает психолог.

Глава семьи на приеме
у семейного психолога


Почему это происходит, я могу только предполагать, – говорит Т.В. Вохмянина. – На мой взгляд, сегодня общество предъявляет к мужчинам очень жесткие требования. Работая на- пряженно, они начинают понимать, что семья – основной ресурс, который подпитывает энергией, держит их на плаву. В семье их принимают, ждут и любят. И, по всей видимости, других таких столь мощных ресурсов сегодня у мужчины нет.

В прежние времена мужчина чувствовал себя королем до глубокой старости: и работа у него была стабильная, и общество было ориентировано не только на молодых, но и на людей с опы- том и знаниями, так что в любом возрасте сохранялась возможность найти себе место под солнцем. А сегодня семье стало тяжело выживать: мужчины, чтобы материально обеспечивать семью, всегда должны быть активными, предприимчивыми, спортивными. Им не хватает на это энергии, ее надо где- то брать.

Несколько лет назад ко мне пришел клиент, принимающий решение о бракоразводном процессе. Это был тридцатилетний мужчина, увлеченный молоденькой девушкой. Настроившись на развод, он испытывал сильное чувство вины, с которым не мог примириться. Клиент обратился к психологу, чтобы убедить себя в том, что поступает правильно, надеясь с другими разделить ответственность за свое решение. Но психолог разрешения на развод не мо- жет дать. Мы работали с этим клиентом, но нам не удалось выстроить взаимоотношения в его семье так, чтобы он в ней остался. Состоялся эмоционально непростой бракоразводный процесс. Он не связал свою судьбу с девушкой, которой был увлечен, и спустя два года сно- ва появился в моем кабинете. Первыми его словами были: «Боже мой, если бы кто-нибудь сказал, как мне будет больно, тяжело от того, что я сделал, и как я буду сожалеть, что это необратимо, я бы никогда на развод не решился». Сожаление о том, что он сделал, не остав- ляло клиента достаточно долго. Затем у него сложился другой брак, и теперь отношение к жене у него стало другим. Он пришел к пониманию ценности семейных отношений.

Дети в распавшейся семье

Дети тяжело переживают развод родителей. Раньше этой проблемой занимался тот супруг, с которым ребенок оставался жить, – чаще всего мама. Сейчас вместе с ребенком на консуль- тацию нередко приходят оба разведенных родителя. Они хотят понять, как им дальше строить свои отношения, чтобы ребенку стало легче. И часто психолог в процессе консультирования начинает понимать, что супруги развелись, но еще многое держит их друг с другом. Мы называем это «недоработанным  бракоразводным процессом». В таких случаях лучший выход – заниматься с ребенком и его родителями по отдельности. Детский психолог работает с ребенком над его проблемами, а семейный психолог – с его родителями по завершению бра- коразводного процесса. Мы стараемся не смешивать эти задачи.

О чем трудно вести диалог 
без посредника


У клиентов много запросов, связанных с неудовлетворенностью в сексуальных отношениях. С такими проблемами обращаются в основном молодые семьи, стаж совместной жизни которых меньше 5 лет. Зачастую это связано не с глубокими медицинскими патологиями (этим занима- ются врачи), а с отсутствием культуры в области секса и с отсутствием коммуникации – пара не умеет разговаривать друг с другом и объяснять, что каждому из них нравится. А так как они не умеют это делать, то проблема в их сознании обрастает множеством искажений и мифов. Муж думает, что он не может удовлетворить свою супругу, воспринимает это как личную вину и начинает обижаться, потому что очень тяжело жить с ощущением собственной вины. Женщина переживает, что муж недостаточно внимателен к ней, хотя ни разу не сказала ему, как он должен проявить к ней внимание, чтобы ей было хорошо. В этом случае психологи выступают как медиаторы, переговорщики. Мы учим супругов обсуждать такую интимную тему и рассказываем о том, каким образом женщина в этой паре может получать удовлетворение.

Проблемы,
 связанные с ранним браком


Часто на консультацию приходят супруги, поженившиеся очень рано, в 18 – 19 лет. Фактически они вместе прошли весь период взросления, со свойственным ему юношеским макси- мализмом и проникновением в жизнь друг друга. В результате либо оба сильно зависят друг от друга, либо один из них становится центром вселенной другого, когда ему кажется, что жизнь без другого невозможна. Все время в их отношениях возникает очень много эмоций, много дискомфорта, и зачастую они не могут справиться с таким грузом и в какой-то момент решают прервать свои семейные отношения. Хотя всегда существует путь превен- тивной психотерапии – возможность работать над состоянием слияния и созависимости в этой паре, выстраивать между ними более четкие границы, добиваясь большей автономии каждого из них.

Кризис тридцатилетних

К 30 годам наступает возрастной кризис, когда человек ощущает, что у него еще много ресурсов и времени впереди. Он подводит промежуточные итоги своей жизни, и у него появляется желание бы- стро поменять ее, выйти из своей семейной системы, потому что она по каким-то причинам его не устраивает. Он чувствует себя таким сильным, активным; он уверен, что создаст другую семью, и начнется новая, полнокровная жизнь. Но практика показывает, что человек переносит свои проблемы в свою другую жизнь, в другую семейную систему. Он переносит туда свою привычную манеру взаимоотношений – то, что психологи называют «неотработанными паттернами поведения».

К примеру, женщина живет в семье, по десять раз на день звонит мужу, требует от него постоянного участия и присутствия в своей жизни. И с большой долей вероятности можно предсказать, что когда она заново выйдет замуж, то станет демонстрировать прежний вари- ант поведения в новой семье. И это будет очень сильно ее мужа раздражать.

Кроме того, она может вести себя по отношению к супругу как маленькая девочка. Как дочка, о которой надо заботиться, все время проявлять внимание, тешить ее, холить и лелеять. Психолог понимает: то, что с ней происходит, не имеет отношения к ее мужу. Оно имеет отношение к ее отцу. Женщина требует от мужа заботы и внимания, которых недобрала в детстве у отца. Но она не по адресу обращается за компенсацией. И если женщина этого не понимает, если, как мы говорим, не прорабатывает, то говорит себе: «Этот муж недостаточно хорошо обо мне заботится, он плохо держит меня за ручку, не покупает мне те игрушки, ко- торые я хочу. Пойду найду себе другого». И вместо того чтобы обратить взгляд в свое прошлое и разобраться в отношениях со своим отцом, она ищет себе другого мужчину, который, наконец, начнет заботиться о ней так, как много лет назад должен был заботиться ее папа. Это очень печальная история. Она требует глубокой работы с психологом, часто очень болезненной. Потому что больно осознавать, что в проблемах семьи есть большая доля твоей собственной ответственности.

Люди и стереотипы

Люди избавляются от одних стереотипов и приобретают другие, избавляются от других и вырабатывают новые... У каждого человека есть ключевая проблема, которая сопровождает его все время. Мы эту проблему решаем, но она выходит на первый план уже на другом уровне, и опять мы ее решаем... В этом состоит наша жизнь – в решении личных задач и проблем с помощью ресурсов, которые даны от природы. Психолог просто ускоряет процесс их решения. Переживая развод, женщина может «застрять» в кризисном состоянии на много лет. А если она обращается к психологу, то выходит из этого состояния быстрее.

 

 

 

Проблемы сорокалетних

Наш клиент в возрасте сорока лет и старше – чаще всего женщина, очень часто – одинокая женщина. Она приходит, чтобы обсудить проблемы своих детей, свои отношения с мужем либо свои личные проблемы, если ее семья распалась, и она не может сложить новые отношения. Реже в этом возрасте за консультацией обращаются семейные пары, у которых стаж совместной жизни составляет 20 – 25 лет. А ведь это тоже очень острый возрастной период: дети вырастают, уходят из семьи, и супругам снова надо научить- ся жить вдвоем. Долгое время в центре их коммуникации стояли не они сами, а их дети и вопросы совместного ведения хозяйства. А когда ребенок начал самостоятельную жизнь, его родители в первый раз за долгие годы должны посмотреть в лицо друг другу. И не все с этим справляются.

Но при этом супруги редко приходят на консультацию вместе. Мужья очень часто не готовы обсуждать проблемы, корни которых уходят глубоко в прошлое.

Поколение людей, которым сорок или пятьдесят лет, выросло при других социальных условиях. Они менее открыты. Мужчины не готовы открываться ни жене, ни помощникам вроде психолога. Когда им тяжело, они с головой уходят в работу, начинают реализовывать себя в какой-либо сфере. Женщина тоже отворачивается от семьи и обращает свой взгляд на работу. Им очень некомфортно вместе, им трудно с этим справляться. Если приходят такие клиенты, я начинаю с каждым из них работать по отдельности. Совместная консультация супругов может стать вторым шагом в работе психолога с этой парой.

Очень остро в этом возрасте стоит проблема одиночества. Кто-то к этому времени еще ни разу не женился, не смог сложить прочные, близкие отношения, и тогда очевидно, что у него существуют глубокие системные проблемы; а кто-то очень долго жил в семье и теперь уже забыл, как начинать новые отношения. Пропала легкость, настроенность на знакомство. Тем более что у нас не создана инфраструктура, которая позволяет знакомиться людям «в возрасте».

Семья на грани развода

Мы помогаем разводящимся парам сохранить семью. Иногда супругам для этого достаточно начать разговаривать друг с другом. Очень часто мы используем метод «циркулярного ин- тервью», опрашивая клиентов по определенным правилам, чтобы немного поменять точку зрения одного из них на то, что чувствует и переживает другой. Ему кажется, что партнер равнодушен, не обращает на него внимания, не испытывает больше любви. Благодаря пси- хологу он начинает понимать, что принимает за равнодушие попытку супруга скрыть свою душевную боль. И когда люди по-новому смотрят друг на друга, открывают истинные чувства друг друга, их отношения налаживаются.

А иногда мы работаем над границами семейной системы. Это подчас особенно актуально для молодых семей, поскольку нередко в их жизни принимают активное участие родители. В ре- зультате у пары не складываются прочные семейные границы: непонятно, кто живет в их семье – муж, жена, еще папа и мама жены или мужа, бабушки...

Недавно ко мне на консультацию пришел мужчина 32-х лет. Он женат, но родители постоянно вмешиваются в его жизнь. Его папа говорит: «Что же ты не даешь мне ключи от своего дома? Что я, чужой тебе человек?» И мой клиент не может отказать отцу, который столько для него сделал, и дает ему ключи от квартиры. Родители приходят к сыну, делают работу по дому, оттирают отовсюду жену. Постепенно супруга клиента начинает понимать, что ничего не может с этой ситуацией поделать, решает забрать детей и уйти из семьи. Она говорит: «Я больше так жить не могу! Я не понимаю, за кем я замужем. Я не понимаю, с кем ты живешь. Ты принимаешь судьбоносные для нашей семьи решения, не посоветовавшись со мной. Ты отдаешь ключи от квартиры своему отцу, не ставя меня в известность». При таких проницаемых границах семейной системы жена не чувствует себя в безопасности. И мы работаем над выстраиванием этих границ и формированием у клиента понимания, что его се- мья имеет преимущество по отношению к родительской. Это не значит, что нужно повернуться к отцу с матерью спиной и не иметь с ними дела: речь идет о приоритете интересов, ценностей сегодняшней семьи человека. Только тогда он может вести самостоятельную жизнь. И когда клиент осознает, что нужно выстраивать границы семьи, и делает это, тогда и его родители начинают понимать, что главное для сына – его жена и дети.

Иногда приходится определять не внешние границы семьи, но границы между супругами.

За консультацией ко мне обратилась молодая пара. Они были первыми сексуальными партнерами друг для друга, после чего поженились. Супруги так близки, что в какой-то момент между ними были нарушены границы: жене стало непонятно, кто для нее супруг – то ли муж, то ли брат, она перестала чувствовать в нем мужчину. В такой ситуации женщина очень часто начинает бессознательно наказывать своего мужа: произносить оскорбительные фразы, вести себя так, чтобы это ущемляло мужское самолюбие супруга. Именно так повела себя наша клиентка. А муж очень остро это почувствовал; ситуация требовала отмщения, и он не нашел ничего лучшего, как вступить в сексуальные контакты с ее близкой подругой. И когда пара появилась у психолога, она переживала состояние острого кризиса. Нужно было, обращаясь к истории их отношений, прояснять, кто они друг для друга; выстраивать между ними границы – и те, через которые можно вторгаться партнеру, и те, переступать которые нельзя. Нужно было выстраивать понимание, почему произошли те или иные события в их жизни: супруг изменил не оттого, что он похотливый самец, а потому, что сложилась ситуация, с которой он не смог справиться.

Чтобы изменить устоявшуюся модель поведения,часто бывает достаточно одного осознания. В этом и заключается механизм терапии – мы можем изменить в своей жизни только то, что осознали и поняли. Часто психотерапевты говорят, что осознание – это на 70 процентов решение проблемы.

Еще одна важнейшая задача, которую часто решает психолог, – задача просвещения. Мы рассказываем клиентам о таких вещах, о которых они, возможно, в своей жизни не задумывались. Если я не знаю, что существует ядерный реактор, то не могу про него начать думать. Мы указываем людям на существование определенных закономерностей и показываем, как они могут работать.

ЭКО и проблемы семьи

Ко мне на прием не раз приходили семьи, у которых существовали проблемы с рождением детей. Они долго и мучительно работали над тем, чтобы зачать и родить ребенка, участвовали во всевозможных программах, в том числе и в программе ЭКО. Очень часто после того, как ребенок все-таки вынашивался и рождался, такая семья распадалась. О причинах этого я опять-таки могу только строить гипотезы, поскольку научной базы по этому вопросу нет. Семейная терапия вообще очень гипотетична. Конечно, рождение ребенка для любой семьи – критическая ситуация, требующая перестройки семейной жизни, поскольку объектом заботы мужа и жены становится малыш. Но в данном случае главную роль, по-моему, играет пробле- ма, связанная с сутью самой репродуктивной технологии. Мы еще недостаточно понимаем, как ЭКО будет сказываться на родителях и на детях, которые появились таким способом на свет. Я полагаю, что когда супруги работают над зачатием ребенка, то фокус их внимания очень сильно смещается с любовных взаимоотношений на вопросы зачатия. Много лет супруги живут в соответствии с определенными правилами поведения, регулярно выполняют ритуалы, необходимые для зачатия ребенка, в результате чего их отношения друг с другом теряют нечто очень важное. И когда появляется ребенок, которого они так долго хотели и за которого боролись, жизнь семьи теря-ет смысл, и она распадается. Им, конечно, нужна помощь, потому что если не придавать этой проблеме значения, то на свете будут жить трое несчастных людей, которым могло быть хорошо вместе.

Как работает семейный психолог?

В семейной психотерапии сегодня популярен метод «семейных расстановок». Он выстроен на основе очень многих психологических концепций (у нас в стране в большей степени он известен в связи с именем немецкого психолога Берта Хеллингера). Это хорошо работающий метод. Он так быстро действует, что производит впечатление мистики и шоу. Кроме того, очень много шарлатанов, которые делают из этого метода театр, а в результате их не очень качествен- ной работы может произойти повторная травматизация клиента. Поэтому вокруг метода семейных расстановок сегодня ведется так много споров.

Еще одна проблема связана с тем, что семейным расстановкам надо учиться, а у нас, к сожалению, не так немного мест, где это делают качественно.

Порой системному семейному терапевту необходимо работать с родовыми сценариями клиента. Мюррей Боуэн, классик в области семейной терапии, вывел закон о трансгенерационной (межпоколенной) передаче особенностей жизни, значимых дат, семейных тайн от предков к потомкам. Он одним из первых начал гово- рить, что истории наших предков, бабушек идедушек, даром для нас не проходят.

Какая-то информация в жизни семьи могла считаться запретной и стыдной. И понятно, что она замалчивалась прабабушками, бабушками, родителями, и вокруг этой информации все время возникало напряжение, ее обсуждение в семье было табуировано.

Модели поведения, которые приняты в родительской семье, копируются детьми. Если дедушка был тираном и деспотом, то существует большая доля вероятности, что и отец семейства переймет эту манеру поведения и передаст ее своему ребенку. И ребенок, таким образом, будет повторять поведение деда в своей сегодняшней семье. Психологи выявляют такие семейные сценарии. У нас есть для этого даже метод работы, который называется «генограмма». Мы собираем историю семьи клиента, семейные мифы и легенды. Вся информация о роли семьи не нужна: для нас важны только те семейные истории, которые связаны с запросом клиента. Тогда можно вычленить суть его проблемы.

В родовых историях психологи ищут ресурс. Дед, возможно, тиранил своих близких не из-за того, что по сути своей деспот, а потому, что его модель поведения помогала семье выжить в сложных обстоятельствах.

Благодаря анализу родового опыта клиент начинает понимать, что у него в жизни всегда есть выбор: воспользоваться тем ресурсом, который передал ему дед, – собраться, сконцентриро- вать усилия, принимать очень жесткие решения в сложных ситуациях и спасать свою семью; или действовать по- другому – более мягко, демократично, когда семье ничего не угрожает.

Нет необходимости с каждым клиентом прибегать к работе с родовой системой. Это нужно тогда, когда клиент или пара, которая пришла на консультацию, готова к длительной работе и глубоким изменениям в своей семье.

Как правильно подобрать семейного терапевта?


При выборе психотерапевта нужно руководствоваться объективными и субъективными критериями. Объективные критерии – это наличие у консультанта психологического образования, как базового, так и профильного (специализация в области детской, семейной, клинической, нейропсихологии и так далее). Потому что было бы, наверное, странно консультироваться по семейным вопросам у специалиста по зоопсихологии.

При выборе терапевта я бы даже не обращала внимания на известность психолога, потому что в этом много пиара и маркетинга.

Иногда людям кажется, что соотношение «цена – качество» имеет значение. Но практика показывает, что цена – тоже не показатель качества работы.

Важно учитывать и субъективный критерий: у каждого психолога свои клиенты, а у каждого клиента – свой психолог. Индивидуальное восприятие играет большую роль. Иногда надо разрешить себе поэкспериментировать, провести с психологом час своего времени, чтобы понять, веришь ли ты в него, слышит ли он тебя, реагирует ли на тебя. Психолог может быть хорошим профессионалом, но не твоим. Однако не следует доверяться первому впечатлению: иногда нужно пройти вместе несколько шагов, чтобы понять, что нашел своего специалиста.

Как бы то ни было, любая встреча полезна, но иногда мы черпаем из этой встречи ковшом, а иногда берем чайной ложечкой. Содержимое чайной ложечки, кстати, тоже может оказаться ценным.  

 

Поделиться:


2015-12-13
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?