Клиентский случай

Клиентский случай

Уж так случилось, что эти дни тем или иным образом связаны с темой онкологических заболеваний. Вот вспомнила и решила поделиться своим самым первым опытом работы с онкобольным. Естественно статья написана с разрешения клиентки и в ней есть небольшие изменения относительно внешнего описания клиентки!

Клиентка с онкологией. 50 лет, замужем, есть взрослые дети, проживающие самостоятельно. Была операция, предстоит химиотерапия.
Запрос: как мне взять себя в руки? Как справиться со своим страхом? 

Первая сессия. Знакомимся. Она говорит много, быстро, сбивчиво. Говорит о своём страхе, об усталости, об отсутствии сил. Смотрит на меня измученным взглядом. Рассказывает о начале и течении болезни, об операции. Как страшно идти на химиотерапию. Что не может и не хочет выходить из дома. Что выключила телефон, чтобы не отвечать на звонки друзей и коллег! И через предложение один и тот же вопрос – почему это случилось со мной???
Я смотрю на нее, и у меня в голове проносится мысль – чем я могу помочь? Что может психотерапия в такой ситуации? Мне тяжело. Чувствую растерянность и понимаю, что еще немного и мое состояние начнет передаваться ей, что еще больше усугубит ситуацию. Но она слишком погружена в свой рассказ и пока не обращает на меня никакого внимания, а я держу дистанцию – задаю уточняющие вопросы, выясняю какие-то подробности. На этом практически наша первая встреча и закончилась.
После сессии долго сижу в тишине, в голове проносятся обрывочные знания: теории, парадигмы, подходы - все не то. Есть, какое-то неуловимое чувство, чего-то важного и именно сейчас так необходимого, но мысль ускользает.

Вторая сессия. Она опять много говорит про страх и опять отчаянье на лице. И тот же запрос: где взять силы для борьбы? Как заставить себя жить, а не доживать?
 На этой второй встрече она много говорит о своей семье. Про свои взаимоотношения с мужем и с детьми. Я ее не тороплю и даю спокойно выговориться. Но в какой-то момент ее словно пронизывает острая, резкая боль – она вздрагивает, и словно очнувшись ото сна, начинает плакать “Я так хорошо жила, так всё было замечательно, и что же, умирать теперь?” «Как они (муж, дети) будут жить без меня? И вообще жизнь будет продолжаться, а я….».
И в этот момент у меня случилось, уж и не знаю, как правильно это назвать, что-то похожее на озарение. Все вспомнилось и этот страх, и эти чувства, и желание спрятаться, а еще лучше умереть. И самое главное совершенно четкое понимание, что нужно делать!
N, есть потрясающие слова:»беда не в том, что человек смертен, а в том, что он внезапно смертен….» И это всех нас ставит практически в одинаковые условия жизни. Мы не знаем, сколько нам отмерено жить, но при этом строим планы, рожаем детей, учимся, работаем и т.п. Другими словами – живем!
И честно спрашиваю: « А что бы тебе самой сейчас хотелось, если бы не болезнь?
Задумалась, было заметно, как целый рой мыслей и чувств пронеслись у нее в голове, а потом вдруг оживилась: « Я хочу путешествовать с мужем, дождаться внуков, ходить с подружками в театр и кафе. Накупить новых нарядов. Да жить я хочу – жить, а не ждать смерти. И знаете, Ольга, а ведь все это мне доступно, просто я замкнулась, вся погрузилась в свой страх и практически заживо себя похоронила».

Последующие встречи мы много говорили про мужа, детей, работу о планах и желания. О том, что есть много всего, что можно делать для саморазвития, пока она будет в больнице и во время прохождения химиотерапии. Мы не обходили тему смерти, и болезни просто эти темы перестали быть ключевыми. Мы были рядом, и это был честный разговор двух женщин, которые не понаслышке знают, что жизнь и смерть идут рядом. Мы говорили обо всем, что волнует каждого человека: о жизни и смерти, о смысле жизни и бессмертии. И о том, что только от самого человека зависит, как и чем будет наполнена его жизнь. Не зависимо от того долгая она эта сама жизнь или короткая – она может быть яркой и интересной!
У нас было не так много встреч и не могу сказать, что мы там, что-то проработали с точки зрения традиционного терапевтического подхода. Не думаю, что мне удалось избавить мою клиентку от страхов и сомнений и уж тем более вылечить. Но одно я знаю точно и, на мой взгляд это самое ценное, что она получила, это осознание, что она живая: “Я теперь знаю, что я жива. Я буду помнить о своих желаниях. Я хочу жить, и я буду жить. И когда мне будет совсем плохо, я буду вспоминать именно это». Она обрела опору в себе!!!
N – Была моей первой клиенткой с диагнозом рак! И это был мой первый опыт работы с такими клиентами. Через несколько месяцев N позвонила мне. Рассказа, что прошла химиотерапию, чувствует себя терпимо. Собирается выходить на работу. Что наши встречи не прошли даром - старается находить в себе опору и собирается жить!!!






Поделиться:


2015-09-27
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?