Госпожа игра, или я выбираю жизнь Автор: Белоус Светлана Алексеевна

 

 

 

Введение.

 

Я иду с работы, понуро опустив голову и ничего не замечая вокруг.
Настойчиво и мрачно вдалбливаю в асфальт, шаг за шагом, свои тяжелые мысли.
Сквозь их паутину с трудом улавливаю, что меня кто-то окликает: за одним из
столиков летнего кафе сидит моя приятельница. Я подхожу, еще не очень понимая,
что происходит, но до меня уже начинает доходить, что я вырвана из плена своих мыслей. Я начинаю «включаться»: мои глаза обретают блеск, плечи
расправляются, лицо становится живым и подвижным, и бодрым и радостным
голосом я произношу первые слова приветствия. Мы начинаем болтать, и через
некоторое время она признается, что еще пару минут назад «на мне просто лица не
было», а теперь и глаза заблестели, и помолодела я сразу и т.д. и т.п. и делает очень
интересный вывод: это она на меня так положительно влияет. Она продолжает свои
фантазии и предполагает, что я так рада ее видеть, а это просто началась игра. За
годы жизни мы научаемся очень профессионально славливать с других улыбки,
блеск глаз, перенимать внешние атрибуты того или иного настроения. Мы
расстаемся, расходимся, мои глаза тухнут, мне не надо быть кем-то. Я не знаю,
действительно ли я рада была ее видеть. Я хочу остаться с собой - с тем, что
происходит у меня внутри, и не хотелось бы, чтобы сейчас еще кто-нибудь
встретился мне по пути. Дань великой собирательнице лицедейства отдана, я опять
свободна. Хвала игре.

...Мне семнадцать лет и мне нравится один молодой человек с
параллельного факультета. Мы немного знакомы, но он ничего не знает о моих
симпатиях и, похоже, проявляет ко мне не меньший интерес. Я стараюсь как можно
чаще попадаться ему на глаза, почти на каждой перемене и, странное дело, он
всегда мне встречается: мы молча переглядываемся, украдкой улыбаемся друг
другу и быстро отводим взгляды. В библиотеке я также стараюсь сесть за столик к
нему поближе, и он сразу же начинает разговаривать и смеяться со своим
приятелем, явно привлекая внимание. Но сама я боюсь подойти к нему и боюсь оказаться рядом и наедине. Спасительное пространство и большое количество студентов меня успокаивают.
            Но момент столкновения «тет-а-тет» все же настает. Чтобы пройти в библиотеку,
сначала нужно пройти через длинный коридор ректората, на обеих стенах которого
друг против друга висят зеркала в шахматном порядке от начала и до конца так,
что идя по этому коридору, увидишь бесконечное множество своих отражений в обоих
направлениях. Мне очень нравится этот коридор. И именно здесь мы и
столкнулись: я на одном конце, он на другом; я шла в библиотеку, он уходил. Я его
увидела первая, и страх меня буквально парализовал: между нами было большое
пространство, вокруг ни души, и надо было как-то реагировать. Первым моим
желанием было бежать, и я хотела метнуться назад, но он уже увидел меня,
радостно улыбнулся и ускорил шаг. По мере приближения ко мне лицо его
странным образом менялось: сначала сбежала улыбка, потом появилась
растерянность, недоумение сменилось подавленностью. Чем больше сокращалось
расстояние, тем труднее мне было смотреть ему в глаза, и я стала смотреть мимо.
Вдруг мельком в зеркалах я увидела свое отражение: по коридору гордо
вышагивала мумия с окаменевшим лицом и надменно-холодным взглядом. Я важно
прошествовала мимо него до другого конца коридора, чеканя шаг как пушкинский «Каменный гость», периодически поглядывая краешком глаза на наши отражения.
После середины коридора он остановился, потом вдруг сделал жест, как будто
хотел остановить меня, но передумал. Плечи его опустились, и он быстро пошел
дальше. Наблюдая за ним, я ликовала и чувствовала себя победительницей, а к
концу коридора у меня по лицу ручьем текли слезы. Я не смогла оказаться с ним
рядом и наедине. Больше я его не видела в библиотеке и на переменах. Я еще
ничего не знала об играх, но уже умела в них играть.

... Я устала от одиночества, меня гложет тоска. Мне никто не звонит, не
приходит в гости, некуда идти. Я мечусь как загнанный зверь, а мысли бьются в
поисках выхода. Вспоминаю какой-то французский фильм, один из эпизодов
которого меня поразил, и воспроизвожу его. Готовлю прекрасный ужин, накрываю
на стол, достаю фрукты, конфеты, бутылку хорошего вина и т.д. Стол выглядит
восхитительно. Тщательно привожу себя в порядок, делаю прическу, макияж,
надеваю «выходное» платье, включаю телевизор и сажусь за стол. Постепенно мне
становится теплее, уютнее, я больше никого и ничего не жду, появляется
ощущение свободы и покоя. Я проделываю такую игру не раз, когда одиночество
подступает к горлу, и называю для себя ее игрой во «французское кино». С тех пор
прошло много лет, у меня уже крайне редко одиночество вызывает боль, я его
практически не ощущаю, но с большим теплом вспоминаю тот эпизод из уже
забытого французского фильма.

Так что же есть игра как не принятие внешних обстоятельств, вхождение в
ситуацию, которую тебе предлагает внешний мир, болезненно или безболезненно.
Смогу ли я мастерски пройти через них - об этом буду знать только я по
появившемуся у меня ощущению полета, значит, что-то разрешилось в моей
жизни, еще один узел развязан. Хвала игре.

 

  1. Психология игры.

 

«Игры, в которые играют люди», передаются от поколения к поколению.
Любимая игра конкретного человека может быть прослежена как в прошлом - у его
родителей и у родителей его родителей, так и в будущем - у его детей, которые, в
свою очередь, будут учить этим играм его внуков. Если не разорвать эту цепь,
эффект может увеличиваться в геометрической прогрессии. Переходя из поколения
в поколение, игры могут изменяться, но при этом наблюдается сильная тенденция к
вступлению в брак между индивидами, играющими в игры, которые принадлежат
одному семейству (роду). В этом состоит историческое значение игр». (4)

«Воспитание детей в большинстве случаев сводится к процессу обучения их
тому, в какие игры они должны играть. Различные культуры и социальные классы
имеют свои излюбленные игры, а различные племена и семьи предпочитают
разные варианты игр. В этом состоит культурное значение игр». (4)

«Промежуток между времяпрепровождением и истинной близостью как бы
прослоен играми. Повторяющиеся времяпрепровождения в конце концов
приедаются. Близость, в свою очередь, требует тщательной осмотрительности,
причем и Родитель , и Взрослый, и Ребенок обычно настроены против нее. Современное общество в основном не поощряет искренности, так как здравый смысл предполагает, что искренность всегда можно использовать с дурным умыслом. В этом состоит социальное значение игр». (4)

Основываясь на собственном опыте, мне трудно что-либо возразить. Современное общество именно таково: всё может обернуться против тебя, любые твои благие намерения приведут тебя только в одно конкретное, известное по пословице, место. Остаётся   «Госпожа Игра»? Нет больше места искренности, открытости, спонтанности, проявлению чувств? Зависит от каждого из нас: на сколько хватит  собственных ресурсов, мужества, удачи, в конце концов…

 

  • От игры к жизни.

 

            Некоторые счастливые люди обладают свойством, которое выходит за
пределы всех классификаций поведения. Это свойство - «включенность» в
настоящее.  Другое их свойство, гораздо более важное,  - спонтанность. У них есть нечто куда более ценное, чем игры, - близость.

Спонтанность означает освобождение от принуждения
играть в игры и владеть только теми чувствами, которые были воспитаны.

Близость представляет собой спонтанное, свободное от игр чистосердечное
поведение человека, осознающего окружающее, воспринимающего  мир глазами неиспорченного Ребенка, который со всей искренностью живет в настоящем.

Такие люди обладают удивительным умением органично вписываться в
любую ситуацию, определять свои границы, находить «свою стаю, пребывать в
своем теле с полным пониманием его и с гордостью, независимо от его
совершенства и ограничений»; а также способность «действовать и высказываться
от своего имени, сохранять внимательность, прибегать к врожденным силам
интуиции и чуткости, достигать внутренней гармонии». (1)

«Во многих культурах рождение ребенка сопровождается надеждами: он
станет такой-то, будет поступать так-то и так-то, в соответствии с освященными
временем правилами будет средоточием таких-то ценностей, и ни в коем случае не
будет перечить старшим. Набор этих надежд бывает очень узким, если родители
жаждут иметь «ангельского ребенка», то есть совершенного и удобного, и точно
соответствующего их взглядам и ожиданиям». (2)

Требование «соответствовать» может заставить ребенка всю оставшуюся
жизнь «играть в игры», которые передали ему родители, или заставить пуститься в
долгий путь в поисках покоя и духовной пищи. Конечно, хорошо быть
благородным, добрым, помогать всем и поступать так, как от тебя ждут, то есть
всегда оправдывать ожидания. Но только хорошо для кого и до какого предела?
Если перейти эту черту, подобные наставления превращаются в путы и начинают
оказывать на нашу жизнь сдерживающее воздействие. Стремление «все исцелить,
все устроить - один из главных силков, расставляемых на нас требованиями
общества, и, главным образом, вынужденной необходимостью доказывать, что мы
не просто занимаем место, коптим воздух и получаем удовольствие, а
представляем собой востребованную ценность, а значит имеем право жить. Такая
необходимость внедряется в нашу психику, когда мы еще малы и не способны ее
оценить или опровергнуть. Она становится для нас законом ... если мы не бросим
ей вызов». (3)

 

  • «Если никогда не пойдешь в лес, с тобой никогда ничего не случится, и твоя
    жизнь так и не начнется» (1)

 

Мне говорили, ты должна быть хорошей; мне говорили, ты должна быть
умной, доброй, ты должна помогать бабушке, слушать маму и папу, потом
говорили, ты должна поступить в институт, на работе говорили, ты должна ходить
и всем улыбаться. Когда я успела столько задолжать всему миру?

Мне говорили, не ходи  туда - то и туда - то, не делай то - то и то - то, не слушай того - то и того - то. А что можно, спрашивала я, и этот вопрос ставил их в тупик.

Мне говорили, бери все, что дают, приобрети то и это, получай как можно
больше. А мне столько и такое нужно?

Я шла, как герой в сказках про Иванушку-дурачка: туда, не знаю куда, в
поисках того, не знаю чего. Только в сказках, обычно, было еще и последнее
задание, про которое всегда упоминается, но о выполнении которого всегда
говорится предельно кратко: «И познай самое себя». А как герой это делал,
полностью опускается. Просто в самом конце, как правило, счастливом, после всех
выпавших испытаний вскользь упоминается: «И познал самое себя».

И я стала ходить туда, куда мне не было велено, улыбаться не тем, кому
было положено, делать не так, как все привыкли и ждали от меня. Сначала было
недоумение, потом посыпались слова и били больно, как град камней, потом молчаливое презрение, и, наконец, изгнание и полная изоляция. Я ломалась и рассыпалась на куски, выла и стонала от боли, страхи и тоска преследовали меня, насмешки и предательство шли по пятам. Я сдавалась и опять надевала маски принятых норм, приятных для других, и старые одежды, сшитые другими. Но какая - то неведомая сила сбрасывала с меня эти маски и чужие латаные одежды. Я спотыкалась, падала, чувствовала себя совершенно голой и без каких бы то ни было сил жить дальше, но тот свет, который есть внутри каждого из нас, неумолимо вспыхивал и звал вперед, и постепенно я научилась видеть свое
собственное, настоящее лицо и шить свои собственные одежды.

Мне говорили, ты такая никому не нужна, мне говорили, ты ничего не
добьешься, мне опять грозили потерями и изгнанием, но я видела их страхи и жгучее
любопытство и непередаваемую надежду в глазах, я училась их любить и видеть в них тот свет, который есть внутри каждого из нас. Если б они сами о нем знали!!! Но для всего этого мне потребовалось очень много сил, знаний, времени, и я выбрала изгнание.

 

  • Изгнание как дар

 

Проблема изгнанника стара как мир. Теме изгоя посвящены много книг, сказок и
мифов. В таких произведениях главный герой становится игрушкой событий, которые он не в состоянии контролировать, и виной тому бывает чей - то недосмотр, чья - то невинная
ошибка или результат сделки, смысл которой не был понят. Как правило, тема изгоя – это тема «Гадкого утёнка», главный смысл которой заключен в следующем: «сказочный утенок олицетворяет дикую, первозданную природу, которая, если загнать ее в среду со скудным питанием, инстинктивно стремится выжить во что бы то ни стало.». (1)

А ведь на самом деле утенок ничуть не гадкий - просто он другой. Он
настолько не похож на всех, что выглядит фасолиной в миске зеленого гороха.
Поэтому, «если вы пытались приспособиться ко всяческим шаблонам и потерпели
неудачу, то вам, скорее всего, повезло. Возможно, вы и попали в изгнание, зато
обрели кров для своей души. Это странное явление наблюдается как раз тогда,
когда человек пытается приспособиться и терпит неудачу. Хуже остаться с теми, к
чьему обществу не принадлежишь, чем некоторое время скитаться наугад в
поисках необходимого душевного и духовного родства. Это никакая не ошибка -
искать то, что тебе необходимо». (1)

Благодаря изгнанию что - то закаляется в душе, становится прочным. И хотя
подобной ситуации никому не пожелаешь, своими последствиями она напоминает
ту, когда под давлением природный углерод превращается в алмаз: в итоге душа
обретает глубокое величие и ясность.

Конечно же, изгнание нельзя назвать удовольствием, но оно приносит нежданное благо и ещё много других даров: «оно выбивает из нас слабость, избавляет от нытья, наделяет острой проницательностью, усиливает интуицию, наблюдательность и дар предвидения, которых никогда не получит тот, кто не побывал в шкуре чужака». (1)

Человек, оказавшийся в одиночестве, получает целый ряд преимуществ.
Одиночество - это лекарство от изнеможения, в котором так часто пребывают
современные люди. «Одиночество - это не отсутствие энергии или движения, как
полагают некоторые, а дар из сокровищницы первозданной свободы, которые
передает нам душа. В старину уединение считалось и успокаивающим и
профилактическим средством. Им лечили усталость и предупреждали тоску. Его
использовали в целях предсказания, как способ прислушаться к собственному Я,
чтобы попросить совета и руководства, которые невозможно расслышать в шуме и
суете повседневной жизни». (1)

Изгнание заставляет нас еще сильнее стремиться к освобождению своей
истинной сути и мечтать об обществе, которое было бы ей под стать. И само
это стремление, эта мечта, толкают человека вперед. И даже если наша работа,
любовь, отдых или игра изматывают нас, отрадно то, что благодаря изгнанию и
одиночеству можно внести необходимые поправки и снова вернуться к
собственным ритмам. Ведь именно любя и охраняя свое изгнание/одиночество, мы
не даем навязать своей жизни чужой ритм, чужой танец, чужой голод. Неизбежные
слезы помогают заделать те бреши в душе, через которые энергия утекает наружу.
Они как река, которая нас куда - нибудь да выведет.

Изгнание дает возможность вызывать мертвые и расчлененные части самих
себя, вызывать мертвые и расчлененные аспекты самой жизни. «Великий труд -
понять, что вокруг нас, подле нас и в нас самих должно жить и что должно
умереть. Наше дело - определить срок и того и другого; позволить умереть тому,
что должно умереть, и позволить жить тому, что должно жить». (1)

Никогда не стоит забывать, что «любая нанесенная рана заживет, что за старой
жизнью последует новая, что во всем есть сокровенный смысл, что незначительные
на первый взгляд события не бессмысленны, что все в жизни - неладное и
нескладное, звенящее и парящее - все можно использовать в качестве жизненной
энергии». (1)

 

  • В поисках обновлённой души

 

Рождение всего нового в душе заставляет наши неугомонные комплексы  восстать с душевной свалки и попытаться, по меньшей мере, подвергнуть новый порядок острой критике, а прежде всего - постараться задавить новорожденное потомство души: идею ,
жизнь или мечту.

Рождение «новой души» позволяет нам понять, чего действительно мы
хотим и как нам нужно жить. Тогда, чтобы жить своей жизнью, мы решаемся на
мучительную ампутацию: оставляем семью, брак, который поклялись сохранить до
самой смерти, работу, которая должна стать трамплином для другой, еще более
отупляющей, но зато и более высокооплачиваемой. Мы оставляем свои мечты,

 

рассыпав их по дороге. Семья, близкие уже не представляются нам той опорой,
какой были раньше. Ответ на все вопросы типа «почему они такие, почему я так не
похожа (похож) на других» заключаются, конечно же, в том, что ответов на эти
вопросы нет. И все же эго нужно дать какую-то пищу, прежде чем оно от нас
отстанет. К.П.Эстес в качестве такой пищи и придумала «Синдром Случайной
Зиготы».

«Ваша семья медленно дрейфует сквозь годы - вы мчитесь, как ветер. Они
шумные, а вы тихая, или они молчуны, а вы певунья.

Все что нужно вам, - любовь, все, что нужно им, - покой.

Семья считает вас чужой. У вас перья - у них чешуя. Вас привлекает лес,
глухие места, внутренняя жизнь, внешнее великолепие. Их привлекает чистота и
порядок. Если у вас в семье все обстоит именно так, значит вы жертва Синдрома
Случайной Зиготы». (1)

«Домашние хотят от вас постоянства. Они хотят, чтобы сегодня вы были
точно такой же, как вчера. Они хотят, чтобы в течение дней вы не менялись, а
оставались такой же, как в самом начале». (1)

Они хотят от нас постоянства во всём: особенно в том, что важно. Но, к сожалению, что важно для них, мало совместимо с тем, что важно для вас.   

Так получается, что заблудившаяся зигота дает присягу верности не своей
семье, а своему внутреннему «Я», поэтому ища руководства, никогда не слушайте
малодушных. Будьте к ним добры, осыпьте их благословениями, польстите им,
только не следуйте их советам. И поэтому «независимо от коллективного членства
или влияния наша задача - не смешиваться с каким - бы то ни было коллективом
(во имя обновлённой  души и своего творческого духа), а, разграничив себя с теми, кто нас окружает, наводить мосты по собственному усмотрению. Нам решать, какие мосты
будут прочными и многолюдными, а какие получатся шаткими и пустыми. И мы
удостоим общения только те коллективы, которые смогут оказать самую сильную
поддержку нашей душе и творческой жизни». (1)

Возможно, когда -нибудь моя семья и те, кто мне дорог, услышат меня, или
я смогу их понять, а пока для начала я приму такую игру для своего эго и решу, что
у меня тоже Синдром Случайной Зиготы. И пусть я еще не превратилась в лебедя, но уже и не гадкий утенок, потому что суметь понять и «полюбить свои непривлекательные стороны - это своеобразный подвиг, ничуть не меньше тех, какие совершали герои сказок и мифов», а «опека и воспитание своих внутренних личностей - это творческая работа, способ познания, а не повод для беспокойства». Поэтому, если мне скажут, что «жизнь - это игра» и иначе не возможно, а если ты не согласишься, будешь обречена и отвергнута, я буду продолжать учиться именно жить, отвергая все советы слепых и малодушных. Часто вслепую, наощупь, я учусь жить без игр. Я иду туда, куда зовёт меня сердце.

 

 

 

Заключение.

 

«Вы предпочитаете держаться вне толпы. Вы ничего не ждете. Вы ничего не
хотите. Вы уже не привязаны за ногу веревкой, которая тянется за вами, куда бы вы
ни пошли. Вы свободны. Может быть, у вас не получилось жить «счастливо до
конца дней», зато впереди вас несомненно ожидает новый «один прекрасный
день».(1)

Через бесчисленное количество проб, ошибок, масок, научения, достижения мастерства лицедейства мы обретаем простоту и скромность, доверчивость и открытость,  с удивлением приходим к самим себе, и с огромной радостью обнаруживаем, что самое лучшее, что мы можем для себя сделать - это остаться (стать) собой.

Рассматривая целую систему собственных игр, анализируя   своё поведение, занимаясь самоанализом,  мы находим в себе силы изменить определённые паттерны своего поведения. Непрерывно познавая себя, мы научаемся лучше понимать и видеть других.

Так разбор собственных игр и собственного поведения становятся неизбежной частью и очень важным аспектом нашей работы – работы психолога.

 

 

 

 

Список использованной литературы:

  1. Кларисса Пинкола Эстес. Бегущая с волками. «София», ИД
    Гелиос, 2001.
  2. Грейс Крайг. Психология развития. - Санкт-Петербург, 2000.
  3. Эрик Эриксон. Детство и общество. - Санкт-Петербург, 2000.
  4. Эрик Берн. Игры, в которые играют люди. Люди, которые
    играют в игры. - Санкт-Петербург-Москва, 1996.
2017-09-30
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?