Агиодрама «Обращение Апостола Павла»

Агиодрама «Обращение Апостола Павла»

(об агиодраме как психодраматической работе по житиям православных святых см. статью "Агиодрама")

Всего я вспомнил четыре агиодраматические постановки жития Апостола Павла, имевшие место в период с 2010 по 2015 год. Протагонисты были очень разные, их интерес к Апостолу был вызван разными причинами и сцены для постановки они выбирали разные, но одна сцена присутствовала во всех четырех агиодрамах - это сцена обращения молодого фарисея по имени Савл на пути из Иерусалима в Дамаск (Деян. 9; 1-18):

1 Савл же, еще дыша угрозами и убийством на учеников Господа, пришел к первосвященнику 2 и выпросил у него письма в Дамаск к синагогам, чтобы, кого найдет последующих сему учению, и мужчин и женщин, связав, приводить в Иерусалим. 3 Когда же он шел и приближался к Дамаску, внезапно осиял его свет с неба. 4 Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? 5 Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна. 6 Он в трепете и ужасе сказал: Господи! что повелишь мне делать? и Господь сказал ему: встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать. 7 Люди же, шедшие с ним, стояли в оцепенении, слыша голос, а никого не видя. 8 Савл встал с земли, и с открытыми глазами никого не видел. И повели его за руки, и привели в Дамаск. 9 И три дня он не видел, и не ел, и не пил. 10 В Дамаске был один ученик, именем Анания; и Господь в видении сказал ему: Анания! Он сказал: я, Господи. 11 Господь же сказал ему: встань и пойди на улицу, так называемую Прямую, и спроси в Иудином доме Тарсянина, по имени Савла; он теперь молится, 12 и видел в видении мужа, именем Ананию, пришедшего к нему и возложившего на него руку, чтобы он прозрел. 13 Анания отвечал: Господи! я слышал от многих о сем человеке, сколько зла сделал он святым Твоим в Иерусалиме; 14 и здесь имеет от первосвященников власть вязать всех, призывающих имя Твое. 15 Но Господь сказал ему: иди, ибо он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое перед народами и царями и сынами Израилевыми. 16 И Я покажу ему, сколько он должен пострадать за имя Мое. 17 Анания пошел и вошел в дом и, возложив на него руки, сказал: брат Савл! Господь Иисус, явившийся тебе на пути, которым ты шел, послал меня, чтобы ты прозрел и исполнился Святаго Духа. 18 И тотчас как бы чешуя отпала от глаз его, и вдруг он прозрел; и, встав, крестился...

При постановке первой агиодрамы родился разогрев, изображающий три системы ценностей, в поле столкновения которых прошла вся жизнь Павла, и обозначенных как «Иудеи», «Христиане» и «Язычники». Участникам группы предлагалось представить себя живущими в первом веке и озвучить позицию одной из трех групп. Практически на всех агиодрамах «Иудеи» и «Христиане» самоидентифицировались примерно так:

«Иудеи» говорили о себе:

- мы – древний народ, за нашей спиной пять тысячелетий истории;

- мы сильны своими традициями…

- мы избраны между другими народами;

- у нас есть Завет с Б-гом. Мы храним память о Нем, тогда как другие народы о Нем забыли;

- мы чувствуем Его поддержку. Всегда, когда нам это надо, Он посылает Пророка;

- глупо считать Мессией того, кого распяли, как разбойника,

 

и обвиняли «Христиан» в предательстве.

 

«Христиане» отвечали:

- мы видели воскресшего Христа своими глазами, мы прикасались к Нему, слушали Его, говорили с Ним;

- мы должны рассказать об этом всем;

- обетование исполнено,

 и обвиняли «Иудеев» в жестокости по отношении к ним, вспоминая убийство диакона Стефана. Чувства «Христиан» варьировались от возмущения до сожаления, но в целом они обычно относились к «Иудеям» как выросшие дети - к престарелым родителям.

 

«Язычники» смотрели на них со стороны:

- нам безразлично все, что здесь происходит;

- на самом деле, мы не понимаем, о чем они спорят…

- ну и что? Появилась у иудеев какая-то новая секта, пусть разбираются сами.

- богов много; одним больше, одним меньше – какая разница?

- до тех пор, пока они не затевают бунтов, нас это не касается.

Ревностный иудей Савл, присутствовавший при побиении Стефана камнями (Деян. 7; 58), став Апостолом Христовым, всей душой любил иудеев и стремился обращать их, но по большей части обращал язычников, за что и прозван был «Апостолом языков».

В момент, когда разогрев переходит в основное действие, грань треугольника, одновременно соединяющая и разделяющая «Иудеев» и «Христиан», превращается в дорогу из Иерусалима в Дамаск.

В фигуре Савла изначально заложен конфликт между традиционными иудейскими ценностями и зарождающимся Христианством, разрешение которого и приводит к обращению. В агиодрамах этот конфликт разрешался по-разному, в зависимости от того, что именно выделял протагонист как специфически иудейское и специфически христианское, и от его готовности к изменениям. В любом случае, особое место в постановке всегда занимали два эпизода: Глас Божий и ослепление/прозрение.

Из интервью с участницей группы

ЛО: Какая следующая запомнившаяся тебе драма?

Ольга: Это агиодрама про Павла. Не помню, кем я там была, но впечатление было сильное. Конечно, самый яркий, в прямом и переносном смысле момент – это явление Савлу Света Господня. Момент физического ослепления… Все-таки, кажется, я была дублем…А может быть, и голосом я была, который говорил, что против рожна трудно, наверное, идти…

ЛО: Так или иначе, идентифицируешься ты с Павлом.

Ольга: Да, конечно. Самое яркое – изменение, произошедшее с Савлом, когда он из фарисея, убежденного в правоте своих деяний, в необходимости уничтожения Христианства, участвующего в убиении… кого там..? чью одежду он держал..?

ЛО: Ты вспоминаешь эпизод с побиением камнями первомученика Стефана.

Ольга: Да. Так вот, когда с ним происходит это чудо, он слепнет… Мое глубинное понимание ослепления таково, что нужно было остановить эту активную деятельность, под которой скрываются уже сомнения в том, что иудеи правы. Есть внутренний конфликт, когда человек чувствует одновременно и свою правоту, и сомнения. Тогда внешняя деятельность замещает внутреннюю, необходимую для осознания конфликта. И эту внешнюю деятельность остановило ослепление. Оно было необходимо для того, чтобы конфликт был осознан.

ЛО: Это ослепление, эта остановка деятельности – что они означают для тебя?

Ольга: Есть опасность, соблазн увлечься чем-нибудь, какой-то деятельностью, когда ты перестаешь чувствовать происходящее вокруг и действуешь по привычке, по инерции. Дело становится косным, и от него трудно отказаться: я это знаю, я это умею, поэтому я буду это делать. А жизненная ситуация требует гибкости, которая невозможна, если сердцем не чувствовать Божью волю и изменение ситуации.

Нужно заметить, что духовное прозрение Павла в тексте Писания не равно его обращению: «Я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью, и не пошел в Иерусалим к предшествовавшим мне Апостолам, а пошел в Аравию, и опять возвратился в Дамаск. Потом, спустя три года, ходил я в Иерусалим видеться с Петром" (Гал.1:16-18).» То есть Павлу понадобилось три года для того, чтобы осмыслить произошедшее с ним. Ресурсными фигурами, помогающими в этом Павлу, в разных агиодрамах были Апостолы от 70-ти Анания и Варнава. Анания крестит Павла (Савла) в Дамаске; Варнава - его друг и соученик по богословской школе Гамалиила, раньше него принявший Христианство. Психодраматический обмен ролями с одним из них позволял протагонистам, с одной стороны, озвучить свои сомнения и найти ответ на них, с другой стороны - войти в сообщество христиан, которые, естественно, не очень ему доверяли.

Постепенно в агиодрамах проявилась и оформилась роль, символизирующая внутреннее примирение иудейских и христианских ценностей. Речь идет о учителе Павла, Гамалииле, равно почитаемом и в Иудаизме, и в Христианстве. В Деяниях его позиция по отношению к Христианству описана так:

«Если это дело от человеков, то оно разрушится; а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками» (Деян. 5:34-39).

 

Дмитрий Ростовский пишет о нем так:

 «После побиения от иудеев святого архидиакона Стефана камнями (Деян.7:55-60) честное тело его лежало без погребения сутки и день: оно было повержено на съедение псам, зверям и птицам; но ничто не коснулось тела, ибо господь охранял его. На вторую ночь славный законоучитель Иерусалимский Гамалил, упоминаемый в книге Деяний апостольских (5:34; 22:3), начавший склоняться к вере Христовой и сделавшийся тайным другом святых Апостолов, послал благоговейных мужей взять незаметно тело первомученика; он отнес его в свою весь, от имени владельца называвшуюся Кафаргамала, то есть весь Гамалиила; она отстояла за двадцать поприщ от Иерусалима. Здесь Гамалиил совершил честное погребение тела святого Стефана, положив его в пещере в новом своем гробе. Потом Никодим, "начальник иудейский", приходивший ночью к Иисусу Христу (Иоан.3;1-2), преставился, плачась над гробом святого Стефана; и его похоронил тот же Гамалиил, близ гроба первомученика. Затем и Гамалиил, принявши святое крещение вместе с сыном своим Авивом и пожив богоугодно некоторое время в благочестии христианском, скончался; оба они погребены были в той же пещере, при Стефановом и Никодимовом гробе.»

Обобщая опыт нескольких агиодрам, можно сказать, что психологический смысл обращения Павла состоит в столкновение с такой реальностью, которая требует кардинальных изменений в ценностной сфере, причем это столкновение может (или даже должно) быть травматичным (ослепление). Встреча агиодраматического Павла с Гамалиилом знаменует выход из кризиса и готовность к активной деятельности.

 

 

 

2015-09-15
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?