Тенденции образования в области социальной работы: изучая европейский опыт

Тенденции образования в области социальной работы: изучая европейский опыт

Старшинова А. В. Тенденции образования в области социальной работы: изучая европейский опыт / А. В. Старшинова // Известия Уральского государственного университета. – 2004. – № 32. – С. 69-80.

А. В. Старшинова

Известия Уральского государственного университета

№ 32(2004) Проблемы образования, науки и культуры. Выпуск 16.

Проблемы образования

Осмысление особенностей образования в области социальной работы в России и за рубежом связано с поиском наиболее оптимальных форм университетской подготовки специалистов. В нашей стране университеты начали подготовку специалистов по социальной работе десять лет назад. Принимая во внимание масштабы страны, следует иметь в виду неравномерность этого процесса. В одних регионах университеты приступили к обучению в начале 90-х годов, в других несколько позднее, а в некоторых оно лишь начинается.

В настоящее время в университетах имеется собственный опыт, характеризующийся интересными новациями, изобретениями и складывающимися традициями. Учебно-методическое объединение вузов России, осуществляющих подготовку социальных работников, включает свыше 120 университетов, разработаны государственные образовательные стандарты второго поколения, в соответствии с которыми студенты проходят подготовку по программам обучения специалистов, бакалавров и магистров. Университеты могут гордиться своими выпускниками, которые становятся профессионалами, завоевывая ведущие позиции в социальных учреждениях, разрабатывая новые программы помощи и поддержки людей, нуждающихся в них. Можно надеяться, что именно они в ближайшем будущем, будут определять контуры новой социальной политики нашего государства и влиять на формирование отечественной модели социальной работы.

Вместе с тем для многих преподавателей, вовлеченных в обучение студентов профессиональной социальной работе, притягательным остается зарубежный опыт, поскольку там профессия насчитывает около ста лет, хотя и считается одной из самых молодых. Во многом освоению такого опыта способствуют международные научные конференции, обучающие визиты в страны, имеющие традиции подготовки специалистов, профессиональное личное взаимодействие с коллегами из зарубежных университетов.

Можно назвать лишь несколько наиболее значимых международных конференций, посвященных профессиональной подготовке специалистов по социальной работе: «Проблемы подготовки социального работника: новые учебные программы и планы» (Волгоград, 7– 9 декабря 1999 г.); «Строительство мостов: социальная работа в изменяющихся культурах и обществах» (Архангельск, 18–20 ноября 2000 г.); «Профессионализация социальной работы – одинаковые понятия в разных социальных контекстах» (БудеЁ, Норвегия, 26–29 июня 2001 г.); «10-летие социальной работы в России: актуальные проблемы практики и профессиональная подготовка специалистов в системе высшего образования» (Екатеринбург, 24–25 октября 2002 г.) и др.

Существенным потенциалом в этом отношении обладают международные проекты, проходящие в рамках программ TEMPUS/TACIS, нацеленные на сотрудничество российских и европейских университетов в сфере подготовки социальных работников. Наше участие в проекте NP 22129, объединившем семь российских (Астрахань, Барнаул, Волгоград, Екатеринбург, Саратов, Смоленск, Ульяновск) и три европейских университета (Дания, Германия, Голландия), послужило отправной точкой для анализа обозначенной темы. Не претендуя на всесторонний анализ особенностей развития образования в области социальной работы в европейских странах и в России, нам хотелось бы коснуться лишь некоторых тенденций, которые вызвали интерес.

Европейская система образования в области социальной работы во многом складывалась под влиянием гражданских инициатив, общественных движений, которые были носителями определенных идеологических воззрений. Государство, взяв под свой контроль профессиональную подготовку социальных работников, как бы завершило институциональное оформление образования в сфере социальной работы. В то время как в российских условиях в начале 90-х годов государство инициировало подготовку социальных работников, что означало создание формальных предпосылок для его развития, в частности, были сформированы правовые, организационно-структурные основания. Но любой социальный институт обладает и социокультурными основаниями, воздействовать на которые можно лишь косвенно. Образование, как и сама практика социальной работы, органично и уходит корнями в исторические и культурные традиции своей страны. С учетом этих традиций нужно подходить к анализу зарубежного опыта социальной работы и развития образования в этой сфере и к осмыслению процесса становления данного института в нашей стране, поиску условий его эффективного развития.

В то же время при всем разнообразии форм социальной работы в разных странах возможны некоторые общие пути ее понимания и выявление схожих тенденций в развитии образования. Для того чтобы понять, как развивалось образование в области социальной работы, необходимо учитывать особенности данной профессиональной деятельности. Обращение к этому вопросу неизбежно заставляет нас вступить в определенную полемику с высказанными в литературе позициями. Все исследователи в первую очередь стремятся выделить атрибуты профессионализма (См.: Ярская-Смирнова Е. Р. Профессионализация социальной работы в России в 1990-х гг. // Профессионализация социальной работы. Архангельск, 2001. С. 17). К их числу традиционно относят знания, формирующие необходимую компетентность, навыки и умения, профессиональные этические стандарты, наличие профессиональных ассоциаций. Но, как показывает европейская история социальной работы, наряду с техническими навыками, позволяющими научиться сложному по своей природе процессу оказания помощи, обучение социальной работе предполагает освоение ценностей, которые являются базовыми ориентирами для образования в этой области.

Именно этот аспект не принимают во внимание представители другой точки зрения, высказываемой в отечественной литературе также достаточно часто. Определяя статус социальной работы, ряд авторов отмечают, что она представляет собой практику, науку и учебную дисциплину (См.: Гуслякова Л. Г. Социальная работа как деятельность, научная и учебная дисциплина: Автореф. дис. … д-ра социол. наук. Барнаул, 1995; Панов А. М. Социальная работа как наука, вид профессиональной деятельности и специальность в системе высшего образования // Рос. журн. соц. работы. 1995. № 1; Холостова Е. И. Место теории социальной работы в системе наук // Там же; и др.). При этом из их поля зрения ускользает, что социальная работа включает в себя определенную идеологию как теоретически оформленную систему стратегических целей и ценностей данной деятельности и осмысление способов их реализации.

В то же время в отечественной литературе присутствуют представления, связывающие ценностный аспект социальной работы с ее эффективностью (См.: Козлов А. А. Социальная работа и проблема духовности // Рос. журн. соц. работы. 1996. № 1. С. 22–26), что созвучно определению социальной работы, принятому Международной федерацией социальных работников (См.: Додс И. Глобальные проблемы социальной работы на международном уровне // Соц. работа. 2000. № 2. С. 55). В нем говорится, в частности, что принципы соблюдения прав человека и социальной справедливости являются фундаментальными для социальной работы. Таким образом, социальная работа выступает как взаимосвязанная система практики, теории и ценностей.

Наконец, общепринятым стало утверждение, что социальная работа – это своеобразный механизм реализации социальной политики (См.: Топчий Л. В. Взаимосвязь социальной политики и социальной работы: проблемы теории и практики // Рос. журн. соц. работы. 1995. № 1). Безусловно, практика социальной работы всегда связана с государством и государственной социальной политикой, имеющей разные традиции в разных странах. Она находится под влиянием идеологии, формирующей концепцию социальной политики той или иной страны. Но социальная работа выражает не только доминирующую идеологию социальной политики, но и неофициальные идеологии, которые всегда имеют место в глубоко дифференцированном обществе, и, что имеет принципиальное значение для темы нашего анализа, передаются в процессе обучения. Во многом благодаря этому формируется профессиональная независимость социальных работников. Последнее обстоятельство обусловлено тем, что по роду своей деятельности социальные работники нередко вынуждены защищать своих подопечных вопреки существующей официальной системе и действовать исходя из интересов тех конкретных людей, которым они служат, маневрируя между ними и требованиями государственных структур. И именно от них может исходить самая острая критика в адрес государственной социальной политики. В связи с этим уместно подчеркнуть, что существенное отличие профессиональной социальной работы от работы служащих в сфере социального обеспечения состоит в принципиально разных ценностных установках, определяющих профессиональный подход к человеку, нуждающемуся в помощи. «Идея государственной системы социального обеспечения базируется чаще всего лишь на признании прав каждого гражданина (или человека) на минимум благ и в этом смысле является универсалистской. Фокус же реальной деятельности социальных работников – в признании многообразия индивидуальных потребностей», – отмечает в своем исследовании Т. Шанин (Шанин Т. Социальная работа как культурный феномен современности: новая профессия и академическая дисциплина // Куда идет Россия?.. Трансформация социальной сферы и социальная политика. М., 1998. С. 308).

Профессиональная система ценностей, позволяющая социальным работникам оставаться в известной мере независимыми и обладать необходимыми критическими навыками, развивается, как правило, под влиянием основных идеологических доктрин и традиций, в контексте которых происходит развитие национальной системы подготовки социальных работников. Следует учитывать, что они подвержены взаимовлиянию и взаимопроникновению, поэтому сложно уловить «дух» той или иной идеологии в их профессиональной ценностной системе. Так, например, европейская система подготовки социальных работников складывалась в контексте четырех основных идеологических доктрин: христианства, филантропии, феминизма и социализма.

Почти во всех странах Европы церковь непосредственно влияла на становление и развитие системы подготовки социальных работников. В Германии все школы социальной работы были открыты под церковным патронажем в годы Первой мировой войны или сразу после нее, и сегодня влияние церкви остается значительным. Такая жизнеспособность определяется тем, что школы социальной работы, созданные церковью, готовят социальных работников и для светских учреждений. Все шестнадцать религиозных школ социальной работы в Германии, принадлежащие к различным конфессиям, дают признанные государством квалификационные степени социальной работы/социальной педагогики. Активное участие церкви

Комментарии ( 0 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти
2017-07-14
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (psychologos Психологос)

Что интересного на портале?