Почему когда я лучше узнаю себя, я перестаю видеть свои проекции в другом?

Мы должны научиться не только принимать нашего ближнего,

но принимать и самих себя; мы слишком склонны считать,

что все, что нам нравится в нас самих, является нашим истинным "я",

а все, что нам самим и другим кажется уродливым, лишь случайно.

(Антоний Сурожский)

 

Знание защитных механизмов психики облегчает взаимодействие с другими и с самим собой. Если у одного человека, например, с детства накоплен опыт обвинять себя в чем-то, а другого наоборот, винить всех вокруг, то эти двое оказавшись вместе в ситуации критической, стрессовой, или конфликтной, составят пару: один будет видеть только своё (способности, недостатки), а другой, соответственно, способности, или недостатки другого человека. Состоится ли диалог, или их поступки будут продиктованы ранее усвоенными формами поведения и отношения к себе и к ответственности, возлагаемой на каждого из них?

Механизмы психики направлены на защиту от опасности и угрозы от окружающего мира. Они, также, помогают справляться с тревогой, чувством вины и разрешать внутренние конфликты. Узнавая себя, свои привычные механизмы защиты, бессознательная реакция становится осознанной, и тогда ее можно менять, делая более зрелой и конструктивной. И только видя причины, основу своих реакций, я смогу увидеть и основу, глубину реакций другого человека.

Проекция, как одна из защит психики направлена на то, чтобы не допустить информацию в сознание. Человек приписывает другому свои чувства, желания, способности, мотивы, поступки, недостатки и пр. Про таких людей зачастую говорят: «В чужом глазу соринку замечает, а в своем - бревна не видит».

Например, у меня была такая ситуация в метро: я сижу, значит, заходят люди в вагон на остановке, одна из женщин наступает мне на ногу и при этом говорит (на повышенных тонах): «Что Вы тут ноги расставили!!! Не видите что ли, что люди заходят?!!» Вот тут и моя реакция могла бы быть различной, например провокацией к действию. К своей защите и оправданию. Я-то уверена, что мои ноги были на месте. Во мне было чувство раздражения, как реакция на нарушение моих границ, как физических, так и эмоциональных. И, если бы я приняла на свой счет ее обвинения, я бы могла начать обвинять ее в ответ, или оправдываться, например.

Зная, что подобный метод общения в нашей культуре и обществе остается распространенным, что люди, таким образом реагирующие на незначительные ситуации, я вижу в ее словах, скорее неумение признавать свои ошибки, неумение извиняться за них и ее агрессия скорее оборонительная и привычная для нее. Возможно, что утром, накануне, или в течение длительного периода обстоятельства, в которых она находилась, привели к такому выплеску, который лично не имеет ко мне никакого отношения. Она кричит о своем. И тогда я могу и промолчать, или извиниться самой, подав тем самым и ей пример, продемонстрировав иной опыт взаимодействия с другими людьми и иной реакции.

И я могу это увидеть только в том случае, если я сама вижу такие проявления в себе. Подобные реакции, поведение, или мысли. Когда, например, я устала, и мне кажется, что все в метро толкаются, не так стоят, или не так входят, или выходят. Иной опыт, полученный мной, формирует иное отношение, более гибкое. Не уделять столько внимания соринке в чужом глазу, сколько своим реакциям на нее. Почему меня это так касается? Я устала? Я чувствую себя несправедливо обиженной? Виноватой? Или, наоборот, чувствую, что должна рассказать ей, как себя вести в общественном транспорте. Как я поступлю: выбор и ответственность за свою реакцию я оставляю себе, или обвиню ее за то, что она меня разозлила? А что скрывается под этой злостью? Боль? Что же такое сделали с человеком, или он сам с собой сделал, что боль течет через край и единственная возможность ее выхода – это причинение боли другому? Чтобы увидели каково там, у нее внутри. Как к ней относились, как она сама к себе относилась. Сколько всего с ней произошло...

Когда я лучше узнаю себя, во мне появляется некий фильтр, через который проходит информация через моё восприятие перед тем, как сформируется во внешнее действие. Взаимодействие с собой и с миром становится более реалистичным и зрелым. Я не нападаю в ответ, декламируя ожидаемое поведение, не попадаю в тот сценарий, который мне предлагают. Напротив, мои действия становятся акцией, а не реакцией на происходящее. Я осознанно выбираю действовать таким образом, чтобы мои границы не нарушались, негативные эмоции другого человека не затрагивали меня настолько глубоко, чтобы разрушать. Скорее, наоборот, я не игнорирую выбор другого и не учу жизни, мои действия могут разрядить возникшее напряжение. Моя улыбка может вызвать улыбку в ответ и если происходит встреча на более глубоком уровне, человек чувствует, что я не нападаю в ответ и отступает.

Как сказал бы Эрик Берн: «Транзакция завершена». В своих книгах он очень подробно описывает множество ролей, которые играют люди на протяжении всей жизни, некоторые их них разрушающие, а некоторые созидающие. И у меня всегда есть выбор, какую из них применить.

Источник: http://www.svecheva.com/single-post/pochemukogda-ya-luchshe-uznau-sebyaya-perestau-videt-svoi-proekttsii-v-drugom



 



Поделиться


Статья подготовлена