Энциклопедия психологических терминов

Результаты поиска: общение [264 термина с несколькими значениями каждый]


Сверхобобщение
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Сверхобобщение
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Сверхобобщение
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Общение в расширенной среде
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Общение в расширенной среде
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Общение в расширенной среде
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Общение в расширенной среде
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Общение с собой
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Общение с собой
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Общение с собой
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Общение с собой
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Общение с собой
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Общение с умирающим
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Общение с умирающим
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Общение с умирающим
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Общение с умирающим
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Общение с умирающим
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Общение с умирающим
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Общение в семье
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Общение в семье
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Общение в семье
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Общение в семье
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Общение в семье
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Общение в семье
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Общение в семье
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


Управленческое общение: сферы
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Управленческое общение: сферы
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Управленческое общение: сферы
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Управленческое общение: сферы
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Управленческое общение: сферы
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Управленческое общение: сферы
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Управленческое общение: сферы
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


Управленческое общение: сферы
могут быть определены в зависимости от выполняемых им функций. 1) Управленческое общение (У. о.) в сфере реализации экспертной функции - когда руководитель выступает как эксперт в оценивании продукта деятельности подчиненного или самого процесса совмест. деятельности. 2) У. о. в сфере реализации представительской функции позволяет руководителю представить интересы своего коллектива на разных управленческих уровнях в структуре организационного управления, а также в более широком профессиональном сообществе за пределами внутриорганизационных отношений. В сфере реализации представительской функции управления устанавливается взаимодействие с вышестоящим руководством (первыми лицами организации), управленческим персоналом, руководителями одного и того же или более высокого управленческих рангов, специалистами организации, работающими на ключевых должностях. 3) У. о. в организационной сфере предполагает выполнение руководителем функций организации деятельности вверенного ему коллектива посредством решения управленческих задач по планированию и координации деятельности, контроля над соблюдением ее технологий и результатами. Руководитель осуществляет взаимодействие не только со своими непосредственными подчиненными, но и с управленческим персоналом организации в целом, руководителями др. подразделений, отдельными специалистами, разл. обществ. организациями. 4) У. о. в кадровой сфере - предполагает выполнение руководителем множества функций, связанных с управлением персоналом - профессиональным отбором и подбором кадров, их диагностикой и оценкой, адаптацией и развитием персонала, его аттестацией и проч. 5) У. о. в сфере гармонизации социально-психол. характеристик коллектива - направлено на реализацию воспитательной функции руководства. 6) У. о. в сфере оптимизации условий и режимов труда: решение вопросов по сохранению и поддержанию работоспособности сотрудников, созданию условий для безопасности труда, соблюдением опр. экологических и санитарных норм производственной деятельности. 7) У. о. в сфере формирования организационной культуры - создание и реализация традиций и обрядов организации, формирование элементов корпоративной культуры и имиджа организации. 8) Бытовое О. руководителя с подчиненными и коллегами-управленцами, составляющее основу неформальных отношений в организации. 9) Сфера реализации У. о., обеспечивающая безопасность деятельности организации в направлениях: производственно-технол., финансово-эконом., информационном, социальном, кадровом. Цель - предупреждение рисков конкурентного взаимодействия организации с др. субъектами коммерческой деятельности во внеш. бизнес-среде; социальных и др. рисков, в т. ч. коммуникационных, возникающих во внеш. и внутр. системах корпоративного взаимодействия, PR-рисков, репутационных и проч. Управление рисками в кадровой работе, обусловленными низким уровнем компетентности, лояльности и благонадежности персонала, представляет собой новый тип и новую сферу У. о. (10-я сфера У. о.). Кадровый риск-менеджмент - система специальных управленческих действий, направленных на оптимизацию зоны базового риска, к-рой является работа с кадрами. Ошибки в этой зоне обязательно сказываются на результатах функционирования и развития предприятия. В связи с этим одна из актуальных в практическом отношении задач состоит в том, чтобы снабдить руководителей всех уровней управленческой иерархии совр. технологиями управления персоналом в целом и инструментарием кадрового рискменеджмента в частности. Осн. цель управления кадровыми рисками состоит в том, чтобы преодолевать риски и минимизировать их последствия. Лит.: Бляхман Л. С. Организация управления социалистическим предприятием. М., 1983; Бородин И. А. Основы психологии корпоративной безопасности. М., 2004; Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 1997; Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М., 1986; Цуканова Е. В. Управленческое взаимодействие в системе кадровой работы // Акмеолог кадровой работы. Учебное пособие. М., 2007. Е. В. Цуканова


Общение: системность
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Общение: системность
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Общение: системность
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Общение: системность
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Общение: системность
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Общение: системность
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Общение: системность
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


Общение: системность
могут быть определены в зависимости от выполняемых им функций. 1) Управленческое общение (У. о.) в сфере реализации экспертной функции - когда руководитель выступает как эксперт в оценивании продукта деятельности подчиненного или самого процесса совмест. деятельности. 2) У. о. в сфере реализации представительской функции позволяет руководителю представить интересы своего коллектива на разных управленческих уровнях в структуре организационного управления, а также в более широком профессиональном сообществе за пределами внутриорганизационных отношений. В сфере реализации представительской функции управления устанавливается взаимодействие с вышестоящим руководством (первыми лицами организации), управленческим персоналом, руководителями одного и того же или более высокого управленческих рангов, специалистами организации, работающими на ключевых должностях. 3) У. о. в организационной сфере предполагает выполнение руководителем функций организации деятельности вверенного ему коллектива посредством решения управленческих задач по планированию и координации деятельности, контроля над соблюдением ее технологий и результатами. Руководитель осуществляет взаимодействие не только со своими непосредственными подчиненными, но и с управленческим персоналом организации в целом, руководителями др. подразделений, отдельными специалистами, разл. обществ. организациями. 4) У. о. в кадровой сфере - предполагает выполнение руководителем множества функций, связанных с управлением персоналом - профессиональным отбором и подбором кадров, их диагностикой и оценкой, адаптацией и развитием персонала, его аттестацией и проч. 5) У. о. в сфере гармонизации социально-психол. характеристик коллектива - направлено на реализацию воспитательной функции руководства. 6) У. о. в сфере оптимизации условий и режимов труда: решение вопросов по сохранению и поддержанию работоспособности сотрудников, созданию условий для безопасности труда, соблюдением опр. экологических и санитарных норм производственной деятельности. 7) У. о. в сфере формирования организационной культуры - создание и реализация традиций и обрядов организации, формирование элементов корпоративной культуры и имиджа организации. 8) Бытовое О. руководителя с подчиненными и коллегами-управленцами, составляющее основу неформальных отношений в организации. 9) Сфера реализации У. о., обеспечивающая безопасность деятельности организации в направлениях: производственно-технол., финансово-эконом., информационном, социальном, кадровом. Цель - предупреждение рисков конкурентного взаимодействия организации с др. субъектами коммерческой деятельности во внеш. бизнес-среде; социальных и др. рисков, в т. ч. коммуникационных, возникающих во внеш. и внутр. системах корпоративного взаимодействия, PR-рисков, репутационных и проч. Управление рисками в кадровой работе, обусловленными низким уровнем компетентности, лояльности и благонадежности персонала, представляет собой новый тип и новую сферу У. о. (10-я сфера У. о.). Кадровый риск-менеджмент - система специальных управленческих действий, направленных на оптимизацию зоны базового риска, к-рой является работа с кадрами. Ошибки в этой зоне обязательно сказываются на результатах функционирования и развития предприятия. В связи с этим одна из актуальных в практическом отношении задач состоит в том, чтобы снабдить руководителей всех уровней управленческой иерархии совр. технологиями управления персоналом в целом и инструментарием кадрового рискменеджмента в частности. Осн. цель управления кадровыми рисками состоит в том, чтобы преодолевать риски и минимизировать их последствия. Лит.: Бляхман Л. С. Организация управления социалистическим предприятием. М., 1983; Бородин И. А. Основы психологии корпоративной безопасности. М., 2004; Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 1997; Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М., 1986; Цуканова Е. В. Управленческое взаимодействие в системе кадровой работы // Акмеолог кадровой работы. Учебное пособие. М., 2007. Е. В. Цуканова


Общение: системность
один из возможных методологических подходов к исследованию О. До появления работы Розенблюма и Бипера исследователи строили свои представления о целом путем соединения результатов анализа отдельных частей. После ее появления ученые все больше стремятся выработать свои представления о частях путем декомпозиции своего представления о целом, и такая ориентация стала называться системной т. зр. (Черч мен и Эрмери). Этот же путь можно проследить на примере изучения О. Так, в своей работе «О человеческом О.» К. Черри приводит большое число способов для изучения О. В 1966 г. Альфред Смит предложил способы классификации О., пытаясь связать воедино многочисл. и полезные сами по себе работы. Но его классификация позволяла лишь упорядочить отобранные результаты. С др. стор., по мнению Р. Акоффа и Ф. Эмери, человеческое О. является такой большой системой, что разобраться в ее частях оказывается столь же непосильной задачей, как и плодотворно изучать О. в отрыве от др. аспектов человеческого поведения. Отеч. психологи также утверждают, что О. является многоуровневым, многомерным, обладающим разнопорядковыми свойствами, т. е. системным процессом (Б. Ф. Ломов). О возможности системного рассмотрения внутр. средств регуляции коммуникативной деятельности (объединенных Л. А. Петровской термином «коммуникативная компетентность») говорится в исследовании Ю. М. Жукова. Хотя система О. объективна по характеру, она в то же время и субъективна, поскольку конфигурация образующих ее элементов в реальном психол. исследовании выбирается в соответствии с интересами ученого. Исходя из теории деятельности, разработанной отеч. психол. школой, проведено системное эмпирическое исследование процесса О. (Н. Д. Творогова). В предварительно опубликованной в 1975 г. статье «Системный подход к психол. исследованию структуры деятельности О. личности» (Н. Д. Творогова) показано, что теория деятельности является примером системного подхода в психологии, так же как теория функц. систем П. К. Анохина обоснованно считается примером системного подхода в физиологии. Узловыми элементами, представляющими собой внутр. архитектонику психич. деятельности, являются: потребность, мотив, цель, действие, операция, результат (А. Н. Леонтьев). Эти «единицы» человеческой деятельности образуют ее структуру (А. Н. Леонтьев), к-рая может быть значительно дополнена за счет выделения механизмов, обеспечивающих взаимодействие указанных выше структурных элементов деятельности (Прибрам, Галантер, 1964; Анохин, 1971; Лурия, 1969; и др.) за счет привнесения элементов, характерных лишь для опр. видов деятельности (Платонов, 1972; Тихомиров, 1971; Norman, 1970; Weckelgen, 1970; и др.), за счет разложения отдельных элементов на составляющие их функц. блоки, за счет определения их операционной структуры (Sperling, 1963; Morton, 1970; Norman, 1970; Анохин, 1971), «микроструктуры» (Зинченко, 1972, 1973) деятельности. Однако все виды деятельности, независимо от количества составляющих их компонентов, имеют принципиально одну и ту же макроструктуру. В связи с этим деятельность рассматривается как система, имеющая четкую устойчивость структуры. Рассмотрение деятельности как системы делает ее тем методологическим принципом, к-рый помогает конкретным эксперим. исследованиям не ограничиваться аналитическим изучением какого-то частного объекта или явления, а точно идентифицировать место этого частного объекта или явления в общей системе, тем самым обеспечив возможность его анализа и синтеза. Деятельностный подход к О. позволяет выделить след. структурные элементы процесса О. при интраиндивидном подходе к его изучению: потребность в О., мотивы О. (аффилиации, достижения, доминирования и др.); цели О., социальная перцепция (оценка ситуации, в к-рой протекает О.), техника О., результаты и оценка результатов своего О. Гипотеза об указанной выше интроиндивидной структуре процесса О. была эмпирически подтверждена в специально проведенном исследовании (Творогова, 1977). Изучались не любые составляющие процесса О. личности (их случайный набор), а именно их система. В кач. системообразующего фактора рассматривалась субъективно значимая цель - желаемый межличностный статус в своей группе (др. возможными результатами, «продуктами» О. личности могли стать и такие, как: уровень интеграции совместной деятельности (В. В. Рубцов), уровень развития группы (В. В. Рыжков), общительность как индивидуально-устойчивое свойство личности (А. И. Крупнов), личные взаимоотношения (Я. Л. Коломинский), образ другого и образ самого себя (М. И. Лисина), а также предложенные в связи с изучением студентов: академическая успеваемость, обществ. активность, здоровье (Н. Д. Творогова). Лит.: Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984; Петровская Л. А. Компетентность в общении. М., 1989; Творогова Н. Д. Системный подход к психологическому исследованию структуры деятельности общения личности // Комплексное изучение человека и формирование всесторонне развитой личности. М., 1975. Н. Д. Творогова


Телевизионное SMS-общение
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Телевизионное SMS-общение
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Телевизионное SMS-общение
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Телевизионное SMS-общение
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Телевизионное SMS-общение
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Телевизионное SMS-общение
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Телевизионное SMS-общение
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


Телевизионное SMS-общение
могут быть определены в зависимости от выполняемых им функций. 1) Управленческое общение (У. о.) в сфере реализации экспертной функции - когда руководитель выступает как эксперт в оценивании продукта деятельности подчиненного или самого процесса совмест. деятельности. 2) У. о. в сфере реализации представительской функции позволяет руководителю представить интересы своего коллектива на разных управленческих уровнях в структуре организационного управления, а также в более широком профессиональном сообществе за пределами внутриорганизационных отношений. В сфере реализации представительской функции управления устанавливается взаимодействие с вышестоящим руководством (первыми лицами организации), управленческим персоналом, руководителями одного и того же или более высокого управленческих рангов, специалистами организации, работающими на ключевых должностях. 3) У. о. в организационной сфере предполагает выполнение руководителем функций организации деятельности вверенного ему коллектива посредством решения управленческих задач по планированию и координации деятельности, контроля над соблюдением ее технологий и результатами. Руководитель осуществляет взаимодействие не только со своими непосредственными подчиненными, но и с управленческим персоналом организации в целом, руководителями др. подразделений, отдельными специалистами, разл. обществ. организациями. 4) У. о. в кадровой сфере - предполагает выполнение руководителем множества функций, связанных с управлением персоналом - профессиональным отбором и подбором кадров, их диагностикой и оценкой, адаптацией и развитием персонала, его аттестацией и проч. 5) У. о. в сфере гармонизации социально-психол. характеристик коллектива - направлено на реализацию воспитательной функции руководства. 6) У. о. в сфере оптимизации условий и режимов труда: решение вопросов по сохранению и поддержанию работоспособности сотрудников, созданию условий для безопасности труда, соблюдением опр. экологических и санитарных норм производственной деятельности. 7) У. о. в сфере формирования организационной культуры - создание и реализация традиций и обрядов организации, формирование элементов корпоративной культуры и имиджа организации. 8) Бытовое О. руководителя с подчиненными и коллегами-управленцами, составляющее основу неформальных отношений в организации. 9) Сфера реализации У. о., обеспечивающая безопасность деятельности организации в направлениях: производственно-технол., финансово-эконом., информационном, социальном, кадровом. Цель - предупреждение рисков конкурентного взаимодействия организации с др. субъектами коммерческой деятельности во внеш. бизнес-среде; социальных и др. рисков, в т. ч. коммуникационных, возникающих во внеш. и внутр. системах корпоративного взаимодействия, PR-рисков, репутационных и проч. Управление рисками в кадровой работе, обусловленными низким уровнем компетентности, лояльности и благонадежности персонала, представляет собой новый тип и новую сферу У. о. (10-я сфера У. о.). Кадровый риск-менеджмент - система специальных управленческих действий, направленных на оптимизацию зоны базового риска, к-рой является работа с кадрами. Ошибки в этой зоне обязательно сказываются на результатах функционирования и развития предприятия. В связи с этим одна из актуальных в практическом отношении задач состоит в том, чтобы снабдить руководителей всех уровней управленческой иерархии совр. технологиями управления персоналом в целом и инструментарием кадрового рискменеджмента в частности. Осн. цель управления кадровыми рисками состоит в том, чтобы преодолевать риски и минимизировать их последствия. Лит.: Бляхман Л. С. Организация управления социалистическим предприятием. М., 1983; Бородин И. А. Основы психологии корпоративной безопасности. М., 2004; Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 1997; Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М., 1986; Цуканова Е. В. Управленческое взаимодействие в системе кадровой работы // Акмеолог кадровой работы. Учебное пособие. М., 2007. Е. В. Цуканова


Телевизионное SMS-общение
один из возможных методологических подходов к исследованию О. До появления работы Розенблюма и Бипера исследователи строили свои представления о целом путем соединения результатов анализа отдельных частей. После ее появления ученые все больше стремятся выработать свои представления о частях путем декомпозиции своего представления о целом, и такая ориентация стала называться системной т. зр. (Черч мен и Эрмери). Этот же путь можно проследить на примере изучения О. Так, в своей работе «О человеческом О.» К. Черри приводит большое число способов для изучения О. В 1966 г. Альфред Смит предложил способы классификации О., пытаясь связать воедино многочисл. и полезные сами по себе работы. Но его классификация позволяла лишь упорядочить отобранные результаты. С др. стор., по мнению Р. Акоффа и Ф. Эмери, человеческое О. является такой большой системой, что разобраться в ее частях оказывается столь же непосильной задачей, как и плодотворно изучать О. в отрыве от др. аспектов человеческого поведения. Отеч. психологи также утверждают, что О. является многоуровневым, многомерным, обладающим разнопорядковыми свойствами, т. е. системным процессом (Б. Ф. Ломов). О возможности системного рассмотрения внутр. средств регуляции коммуникативной деятельности (объединенных Л. А. Петровской термином «коммуникативная компетентность») говорится в исследовании Ю. М. Жукова. Хотя система О. объективна по характеру, она в то же время и субъективна, поскольку конфигурация образующих ее элементов в реальном психол. исследовании выбирается в соответствии с интересами ученого. Исходя из теории деятельности, разработанной отеч. психол. школой, проведено системное эмпирическое исследование процесса О. (Н. Д. Творогова). В предварительно опубликованной в 1975 г. статье «Системный подход к психол. исследованию структуры деятельности О. личности» (Н. Д. Творогова) показано, что теория деятельности является примером системного подхода в психологии, так же как теория функц. систем П. К. Анохина обоснованно считается примером системного подхода в физиологии. Узловыми элементами, представляющими собой внутр. архитектонику психич. деятельности, являются: потребность, мотив, цель, действие, операция, результат (А. Н. Леонтьев). Эти «единицы» человеческой деятельности образуют ее структуру (А. Н. Леонтьев), к-рая может быть значительно дополнена за счет выделения механизмов, обеспечивающих взаимодействие указанных выше структурных элементов деятельности (Прибрам, Галантер, 1964; Анохин, 1971; Лурия, 1969; и др.) за счет привнесения элементов, характерных лишь для опр. видов деятельности (Платонов, 1972; Тихомиров, 1971; Norman, 1970; Weckelgen, 1970; и др.), за счет разложения отдельных элементов на составляющие их функц. блоки, за счет определения их операционной структуры (Sperling, 1963; Morton, 1970; Norman, 1970; Анохин, 1971), «микроструктуры» (Зинченко, 1972, 1973) деятельности. Однако все виды деятельности, независимо от количества составляющих их компонентов, имеют принципиально одну и ту же макроструктуру. В связи с этим деятельность рассматривается как система, имеющая четкую устойчивость структуры. Рассмотрение деятельности как системы делает ее тем методологическим принципом, к-рый помогает конкретным эксперим. исследованиям не ограничиваться аналитическим изучением какого-то частного объекта или явления, а точно идентифицировать место этого частного объекта или явления в общей системе, тем самым обеспечив возможность его анализа и синтеза. Деятельностный подход к О. позволяет выделить след. структурные элементы процесса О. при интраиндивидном подходе к его изучению: потребность в О., мотивы О. (аффилиации, достижения, доминирования и др.); цели О., социальная перцепция (оценка ситуации, в к-рой протекает О.), техника О., результаты и оценка результатов своего О. Гипотеза об указанной выше интроиндивидной структуре процесса О. была эмпирически подтверждена в специально проведенном исследовании (Творогова, 1977). Изучались не любые составляющие процесса О. личности (их случайный набор), а именно их система. В кач. системообразующего фактора рассматривалась субъективно значимая цель - желаемый межличностный статус в своей группе (др. возможными результатами, «продуктами» О. личности могли стать и такие, как: уровень интеграции совместной деятельности (В. В. Рубцов), уровень развития группы (В. В. Рыжков), общительность как индивидуально-устойчивое свойство личности (А. И. Крупнов), личные взаимоотношения (Я. Л. Коломинский), образ другого и образ самого себя (М. И. Лисина), а также предложенные в связи с изучением студентов: академическая успеваемость, обществ. активность, здоровье (Н. Д. Творогова). Лит.: Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984; Петровская Л. А. Компетентность в общении. М., 1989; Творогова Н. Д. Системный подход к психологическому исследованию структуры деятельности общения личности // Комплексное изучение человека и формирование всесторонне развитой личности. М., 1975. Н. Д. Творогова


Телевизионное SMS-общение
от англ. Short Message Service - служба коротких сообщений) - разновидность интерактивной модели вещания, к к-рой все более стремится совр. телевидение, основанная на синтезе телевидения и компьютерных технологий. Телевизионную интерактивную модель вещания от обычной отличает возможность телезрителя, к-рый по собственной воле становится активным субъектом коммуникативного процесса, лично воздействовать на производство телевизионного продукта. «Интерактивное телевидение» положило начало новым формам О., обладающими особенностями: к ним может быть отнесено телевизионное SMS-общение. По причине опосредствованности в телевизионном SMS-общении отсутствует прямой, непосредственный контакт коммуникатора с аудиторией: SMS-общение как разновидность интеракции дает возможность получения обратной связи. Телевизионное SMS-общение имеет как социальную, так и индивидуально-личностную направленность, не носит организованного характера, спонтанно, что сближает его с межличностным. Тем не менее, время трансляции, а иногда и темы для обсуждения задаются телевизионным каналом, транслирующим SMS-чат. Телевизионное SMS-общение не требует строгого соблюдения принятых в обществе правил О., что также сближает его с межличностным и связано с тем, что передаваемое сообщение не обязательно должно быть понятным широкой аудитории. При индивидуально-личностной направленности SMS-сообщение может быть составлено т. о., что передаваемая информация будет понятной лишь какому-то конкретному лицу. Специфика аудитории в телевизионном SMS-общение состоит в том, что каждый человек или группа лиц в любой момент может уйти от позиции стороннего наблюдателя, может стать коммуникатором, а потом вернуться к прежней позиции. Коммуникатор в телевизионном SMS-общение может приобретать коллективный характер, когда выступает от имени группы, к-рую он представляет, а может носить и индивидуальный характер. Эта характеристика представляет собой синтез характеристик массовой коммуникации и межличностного О. Разл. группы SMS-сообщений включают: SMS-сообщения как «Я-сообщения», характеризующиеся самопрезентацией; сообщения, обращенные к абстрактным людям; сообщения, ориентированные конкретным лицам, в связи с чем указываются их имена и т. п.; сообщения, побуждающие к взаимодействию и последующим SMS-ответам. Лит.: Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Интернет: воздействие на личность // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А. Е. Войскунского. М., 2000 ; Вердербер Р., Вердербер К. Психология общения. СПб.-М., 2003; Общение. Интенсивный курс. СПб.-М., 2005; Чуднова Н. В. Особенности образа «Я» «жителя Интернета» // Психол. журн. 2002, № 1. Л. И. Рюмшина


Общение в спорте
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Общение в спорте
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Общение в спорте
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Общение в спорте
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Общение в спорте
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Общение в спорте
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Общение в спорте
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


Общение в спорте
могут быть определены в зависимости от выполняемых им функций. 1) Управленческое общение (У. о.) в сфере реализации экспертной функции - когда руководитель выступает как эксперт в оценивании продукта деятельности подчиненного или самого процесса совмест. деятельности. 2) У. о. в сфере реализации представительской функции позволяет руководителю представить интересы своего коллектива на разных управленческих уровнях в структуре организационного управления, а также в более широком профессиональном сообществе за пределами внутриорганизационных отношений. В сфере реализации представительской функции управления устанавливается взаимодействие с вышестоящим руководством (первыми лицами организации), управленческим персоналом, руководителями одного и того же или более высокого управленческих рангов, специалистами организации, работающими на ключевых должностях. 3) У. о. в организационной сфере предполагает выполнение руководителем функций организации деятельности вверенного ему коллектива посредством решения управленческих задач по планированию и координации деятельности, контроля над соблюдением ее технологий и результатами. Руководитель осуществляет взаимодействие не только со своими непосредственными подчиненными, но и с управленческим персоналом организации в целом, руководителями др. подразделений, отдельными специалистами, разл. обществ. организациями. 4) У. о. в кадровой сфере - предполагает выполнение руководителем множества функций, связанных с управлением персоналом - профессиональным отбором и подбором кадров, их диагностикой и оценкой, адаптацией и развитием персонала, его аттестацией и проч. 5) У. о. в сфере гармонизации социально-психол. характеристик коллектива - направлено на реализацию воспитательной функции руководства. 6) У. о. в сфере оптимизации условий и режимов труда: решение вопросов по сохранению и поддержанию работоспособности сотрудников, созданию условий для безопасности труда, соблюдением опр. экологических и санитарных норм производственной деятельности. 7) У. о. в сфере формирования организационной культуры - создание и реализация традиций и обрядов организации, формирование элементов корпоративной культуры и имиджа организации. 8) Бытовое О. руководителя с подчиненными и коллегами-управленцами, составляющее основу неформальных отношений в организации. 9) Сфера реализации У. о., обеспечивающая безопасность деятельности организации в направлениях: производственно-технол., финансово-эконом., информационном, социальном, кадровом. Цель - предупреждение рисков конкурентного взаимодействия организации с др. субъектами коммерческой деятельности во внеш. бизнес-среде; социальных и др. рисков, в т. ч. коммуникационных, возникающих во внеш. и внутр. системах корпоративного взаимодействия, PR-рисков, репутационных и проч. Управление рисками в кадровой работе, обусловленными низким уровнем компетентности, лояльности и благонадежности персонала, представляет собой новый тип и новую сферу У. о. (10-я сфера У. о.). Кадровый риск-менеджмент - система специальных управленческих действий, направленных на оптимизацию зоны базового риска, к-рой является работа с кадрами. Ошибки в этой зоне обязательно сказываются на результатах функционирования и развития предприятия. В связи с этим одна из актуальных в практическом отношении задач состоит в том, чтобы снабдить руководителей всех уровней управленческой иерархии совр. технологиями управления персоналом в целом и инструментарием кадрового рискменеджмента в частности. Осн. цель управления кадровыми рисками состоит в том, чтобы преодолевать риски и минимизировать их последствия. Лит.: Бляхман Л. С. Организация управления социалистическим предприятием. М., 1983; Бородин И. А. Основы психологии корпоративной безопасности. М., 2004; Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 1997; Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М., 1986; Цуканова Е. В. Управленческое взаимодействие в системе кадровой работы // Акмеолог кадровой работы. Учебное пособие. М., 2007. Е. В. Цуканова


Общение в спорте
один из возможных методологических подходов к исследованию О. До появления работы Розенблюма и Бипера исследователи строили свои представления о целом путем соединения результатов анализа отдельных частей. После ее появления ученые все больше стремятся выработать свои представления о частях путем декомпозиции своего представления о целом, и такая ориентация стала называться системной т. зр. (Черч мен и Эрмери). Этот же путь можно проследить на примере изучения О. Так, в своей работе «О человеческом О.» К. Черри приводит большое число способов для изучения О. В 1966 г. Альфред Смит предложил способы классификации О., пытаясь связать воедино многочисл. и полезные сами по себе работы. Но его классификация позволяла лишь упорядочить отобранные результаты. С др. стор., по мнению Р. Акоффа и Ф. Эмери, человеческое О. является такой большой системой, что разобраться в ее частях оказывается столь же непосильной задачей, как и плодотворно изучать О. в отрыве от др. аспектов человеческого поведения. Отеч. психологи также утверждают, что О. является многоуровневым, многомерным, обладающим разнопорядковыми свойствами, т. е. системным процессом (Б. Ф. Ломов). О возможности системного рассмотрения внутр. средств регуляции коммуникативной деятельности (объединенных Л. А. Петровской термином «коммуникативная компетентность») говорится в исследовании Ю. М. Жукова. Хотя система О. объективна по характеру, она в то же время и субъективна, поскольку конфигурация образующих ее элементов в реальном психол. исследовании выбирается в соответствии с интересами ученого. Исходя из теории деятельности, разработанной отеч. психол. школой, проведено системное эмпирическое исследование процесса О. (Н. Д. Творогова). В предварительно опубликованной в 1975 г. статье «Системный подход к психол. исследованию структуры деятельности О. личности» (Н. Д. Творогова) показано, что теория деятельности является примером системного подхода в психологии, так же как теория функц. систем П. К. Анохина обоснованно считается примером системного подхода в физиологии. Узловыми элементами, представляющими собой внутр. архитектонику психич. деятельности, являются: потребность, мотив, цель, действие, операция, результат (А. Н. Леонтьев). Эти «единицы» человеческой деятельности образуют ее структуру (А. Н. Леонтьев), к-рая может быть значительно дополнена за счет выделения механизмов, обеспечивающих взаимодействие указанных выше структурных элементов деятельности (Прибрам, Галантер, 1964; Анохин, 1971; Лурия, 1969; и др.) за счет привнесения элементов, характерных лишь для опр. видов деятельности (Платонов, 1972; Тихомиров, 1971; Norman, 1970; Weckelgen, 1970; и др.), за счет разложения отдельных элементов на составляющие их функц. блоки, за счет определения их операционной структуры (Sperling, 1963; Morton, 1970; Norman, 1970; Анохин, 1971), «микроструктуры» (Зинченко, 1972, 1973) деятельности. Однако все виды деятельности, независимо от количества составляющих их компонентов, имеют принципиально одну и ту же макроструктуру. В связи с этим деятельность рассматривается как система, имеющая четкую устойчивость структуры. Рассмотрение деятельности как системы делает ее тем методологическим принципом, к-рый помогает конкретным эксперим. исследованиям не ограничиваться аналитическим изучением какого-то частного объекта или явления, а точно идентифицировать место этого частного объекта или явления в общей системе, тем самым обеспечив возможность его анализа и синтеза. Деятельностный подход к О. позволяет выделить след. структурные элементы процесса О. при интраиндивидном подходе к его изучению: потребность в О., мотивы О. (аффилиации, достижения, доминирования и др.); цели О., социальная перцепция (оценка ситуации, в к-рой протекает О.), техника О., результаты и оценка результатов своего О. Гипотеза об указанной выше интроиндивидной структуре процесса О. была эмпирически подтверждена в специально проведенном исследовании (Творогова, 1977). Изучались не любые составляющие процесса О. личности (их случайный набор), а именно их система. В кач. системообразующего фактора рассматривалась субъективно значимая цель - желаемый межличностный статус в своей группе (др. возможными результатами, «продуктами» О. личности могли стать и такие, как: уровень интеграции совместной деятельности (В. В. Рубцов), уровень развития группы (В. В. Рыжков), общительность как индивидуально-устойчивое свойство личности (А. И. Крупнов), личные взаимоотношения (Я. Л. Коломинский), образ другого и образ самого себя (М. И. Лисина), а также предложенные в связи с изучением студентов: академическая успеваемость, обществ. активность, здоровье (Н. Д. Творогова). Лит.: Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984; Петровская Л. А. Компетентность в общении. М., 1989; Творогова Н. Д. Системный подход к психологическому исследованию структуры деятельности общения личности // Комплексное изучение человека и формирование всесторонне развитой личности. М., 1975. Н. Д. Творогова


Общение в спорте
от англ. Short Message Service - служба коротких сообщений) - разновидность интерактивной модели вещания, к к-рой все более стремится совр. телевидение, основанная на синтезе телевидения и компьютерных технологий. Телевизионную интерактивную модель вещания от обычной отличает возможность телезрителя, к-рый по собственной воле становится активным субъектом коммуникативного процесса, лично воздействовать на производство телевизионного продукта. «Интерактивное телевидение» положило начало новым формам О., обладающими особенностями: к ним может быть отнесено телевизионное SMS-общение. По причине опосредствованности в телевизионном SMS-общении отсутствует прямой, непосредственный контакт коммуникатора с аудиторией: SMS-общение как разновидность интеракции дает возможность получения обратной связи. Телевизионное SMS-общение имеет как социальную, так и индивидуально-личностную направленность, не носит организованного характера, спонтанно, что сближает его с межличностным. Тем не менее, время трансляции, а иногда и темы для обсуждения задаются телевизионным каналом, транслирующим SMS-чат. Телевизионное SMS-общение не требует строгого соблюдения принятых в обществе правил О., что также сближает его с межличностным и связано с тем, что передаваемое сообщение не обязательно должно быть понятным широкой аудитории. При индивидуально-личностной направленности SMS-сообщение может быть составлено т. о., что передаваемая информация будет понятной лишь какому-то конкретному лицу. Специфика аудитории в телевизионном SMS-общение состоит в том, что каждый человек или группа лиц в любой момент может уйти от позиции стороннего наблюдателя, может стать коммуникатором, а потом вернуться к прежней позиции. Коммуникатор в телевизионном SMS-общение может приобретать коллективный характер, когда выступает от имени группы, к-рую он представляет, а может носить и индивидуальный характер. Эта характеристика представляет собой синтез характеристик массовой коммуникации и межличностного О. Разл. группы SMS-сообщений включают: SMS-сообщения как «Я-сообщения», характеризующиеся самопрезентацией; сообщения, обращенные к абстрактным людям; сообщения, ориентированные конкретным лицам, в связи с чем указываются их имена и т. п.; сообщения, побуждающие к взаимодействию и последующим SMS-ответам. Лит.: Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Интернет: воздействие на личность // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А. Е. Войскунского. М., 2000 ; Вердербер Р., Вердербер К. Психология общения. СПб.-М., 2003; Общение. Интенсивный курс. СПб.-М., 2005; Чуднова Н. В. Особенности образа «Я» «жителя Интернета» // Психол. журн. 2002, № 1. Л. И. Рюмшина


Общение в спорте
специфический вид О. участников спорт. деятельности, изучаемый спорт. психологией и осуществляемый в процессе подготовки и участия спортсменов в спорт. соревнованиях. Осн. цель спорт. соревнований - достижение успеха в противоборстве с соперниками в соответствии с установленными правилами, за соблюдением к-рых наблюдают спорт. судьи. Психология спорт. соревнования предъявляет к спортсменам повышенные требования к их физич. и тактико-технической спорт. подготовке, самообладанию, способности волевой регуляции аффективных и негативных предстартовых и эмоциональных состояний соревновательного азарта, спорт. злости, преодолению чувства усталости, боли от спорт. травм, переживаний соревновательного стресса, горечи неудачи при проигрыше более слабым соперникам и пр. Психология спорт. соревнования накладывает свою печать на все виды и формы О. в с., побуждая спортсменов и их тренеров к постоянному совершенствованию спорт. мастерства при подготовке к очередным соревнованиям и после них путем анализа допущенных просчетов и тактических ошибок в подготовке и в ходе соревновательной борьбы. Спорт. психология О. в с. реализуется на разл. уровнях организации индивидуальной и командной спорт. деятельности: 1) внутриличностный уровень, когда спортсмен представляет и визуализирует предстоящий спорт. поединок с воображаемыми соперниками; 2) межличностный уровень, когда спортсмены общаются между собой, с тренером, руководителями, др. спорт. специалистами, членами своей команды, спорт. клуба в процессе подготовки к соревнованиям; 3) межгрупповой уровень - реализуется в учебно-тренировочной и соревновательной деятельности как между спорт. командами (игровые виды спорта) и их отдельными представителями (единоборства); 4) публично-массовидный уровень О., когда спортсмены во время спорт. состязаний (до или после них) общаются со спорт. судьями, спорт. болельщиками, представителями прессы и др. Наряду с уровнями О. в с. в спорт. психологии различают его виды по критериям эмоциональной вовлеченности и ролевого участия спортсменов в их межличностном взаимодействии во время тренировок и соревнований. Степень и характер напряженности эмоционального межличностного и межгруппового О. участников спорт. соревнований задается степенью зрелищности и популярности разл. видов спорта. Наиболее популярными спорт. играми являются футбол, хоккей, баскетбол, гандбол, регби и др. Среди единоборств наибольшей популярностью у населения и в СМИ пользуются бокс, спорт. и художественная гимнастика, фигурное катание на коньках, танцы на льду, а из технических видов спорта автогонки «Формула-1», авторалли и др. Степень эмоциональной вовлеченности в О. в с. непосредственно зависит у спортсменов от уровня их притязаний, самооценки своих возможностей, спорт. мастерства, опытности, а в предстартовых состояниях - от преобладающего типа мотивации участия спортсмена в предстоящем соревновании: мотивация достижение успеха (победа, личный рекорд), либо мотивация избегания неудачи (занять планируемое место, не проиграть аутсайдерам, просто участвовать в соревновании и пр.). Чем более подготовлен и более опытен спортсмен, чем более он мотивирован на успех, тем лучше он управляет своими эмоциями, более рационален и точен в выполнении соревновательных упражнений. Наименьший уровень эмоциональной вовлеченности в сочетании с наибольшим рациональноволевым самоконтролем всех процессов межличностного О. в с. наблюдаются у квалифицированных спортсменов в т. наз. состояниях пика «спорт. формы», когда все действия спортсмена совершаются в режиме автоматизированных двигательных навыков с наименьшими эмоционально-волевыми усилиями в преодолении трудностей соревнований. В состоянии «спорт. формы» происходит мобилизация резервных возможностей психики и организма спортсмена, устанавливаются высшие спорт. достижения. Для удержания данного состояния «спорт. формы» нек-рые профессиональные спортсмены используют запрещенные МОК лекарственные препараты-допинги, что чревато их спорт. дисквалификацией, утратой здоровья, лишением спорт. званий и пр. По критерию участия в спорт. соревновании психологи различают ролевые функции и ролевой статус спортсменов в команде - факторы, к-рые регулируют их деловое взаимодействие с партнерами, тренером, руководителями команды, спорт. судьями и соперниками во время состязания. Ролевые функции - это спорт. амплуа участника команды подобно актеру на спорт. сцене, действующему согласно сценарию тренера. Владение спорт. ролью программирует и определяет исход тех действий спортсмена и команды в целом, к-рые непосредственно направлены на достижение цели соревнования. Принятые спортсменами игровые роли, напр., в футбольной команде - нападающего, защитника, полузащитника, вратаря команды, управляют его игровым О. и взаимодействием с партнерами как во время соревнований, так и после соревнований, при разборе и тренерской оценке их действий. Ролевой статус (позиция, положение, место) измеряется величиной личного влияния спортсмена на партнеров и на состояние психол. атмосферы в команде, ее сплоченность и сыгранность, на основе индивидуального вклада спортсмена в достигнутые им лично и его командой результаты соревновательной деятельности. По степени активности ролевого статуса в спорт. играх различают статус капитана команды, основного или запасного игрока, статус лидеров и ведомых игроков и др. Решающим пед. фактором в достижении эффективного О. в с. является профессионализм и авторитет тренера, управляющего всеми процессами подготовки и участия спортсменов в соревнованиях. Тактические просчеты и пед. ошибки в тренерской деятельности порождают межличностные конфликты О. в с., снижают сыгранность и сплоченность спорт. команды. В целях формирования сплоченной команды тренеру следует учитывать особенности неформального О. спортсменов, их товарищеские и дружественные связи, психол. совместимость черт характера и свойств темперамента, склонность к агрессивности и конфликтности в состояниях эмоционального возбуждения и пр. Лит.: Ханин Ю. Л. Психология общения в спорте. М., 1980. С. А. Васюра


Общение в среде военнослужащих
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Общение в среде военнослужащих
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Общение в среде военнослужащих
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Общение в среде военнослужащих
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Общение в среде военнослужащих
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Общение в среде военнослужащих
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Общение в среде военнослужащих
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


Общение в среде военнослужащих
могут быть определены в зависимости от выполняемых им функций. 1) Управленческое общение (У. о.) в сфере реализации экспертной функции - когда руководитель выступает как эксперт в оценивании продукта деятельности подчиненного или самого процесса совмест. деятельности. 2) У. о. в сфере реализации представительской функции позволяет руководителю представить интересы своего коллектива на разных управленческих уровнях в структуре организационного управления, а также в более широком профессиональном сообществе за пределами внутриорганизационных отношений. В сфере реализации представительской функции управления устанавливается взаимодействие с вышестоящим руководством (первыми лицами организации), управленческим персоналом, руководителями одного и того же или более высокого управленческих рангов, специалистами организации, работающими на ключевых должностях. 3) У. о. в организационной сфере предполагает выполнение руководителем функций организации деятельности вверенного ему коллектива посредством решения управленческих задач по планированию и координации деятельности, контроля над соблюдением ее технологий и результатами. Руководитель осуществляет взаимодействие не только со своими непосредственными подчиненными, но и с управленческим персоналом организации в целом, руководителями др. подразделений, отдельными специалистами, разл. обществ. организациями. 4) У. о. в кадровой сфере - предполагает выполнение руководителем множества функций, связанных с управлением персоналом - профессиональным отбором и подбором кадров, их диагностикой и оценкой, адаптацией и развитием персонала, его аттестацией и проч. 5) У. о. в сфере гармонизации социально-психол. характеристик коллектива - направлено на реализацию воспитательной функции руководства. 6) У. о. в сфере оптимизации условий и режимов труда: решение вопросов по сохранению и поддержанию работоспособности сотрудников, созданию условий для безопасности труда, соблюдением опр. экологических и санитарных норм производственной деятельности. 7) У. о. в сфере формирования организационной культуры - создание и реализация традиций и обрядов организации, формирование элементов корпоративной культуры и имиджа организации. 8) Бытовое О. руководителя с подчиненными и коллегами-управленцами, составляющее основу неформальных отношений в организации. 9) Сфера реализации У. о., обеспечивающая безопасность деятельности организации в направлениях: производственно-технол., финансово-эконом., информационном, социальном, кадровом. Цель - предупреждение рисков конкурентного взаимодействия организации с др. субъектами коммерческой деятельности во внеш. бизнес-среде; социальных и др. рисков, в т. ч. коммуникационных, возникающих во внеш. и внутр. системах корпоративного взаимодействия, PR-рисков, репутационных и проч. Управление рисками в кадровой работе, обусловленными низким уровнем компетентности, лояльности и благонадежности персонала, представляет собой новый тип и новую сферу У. о. (10-я сфера У. о.). Кадровый риск-менеджмент - система специальных управленческих действий, направленных на оптимизацию зоны базового риска, к-рой является работа с кадрами. Ошибки в этой зоне обязательно сказываются на результатах функционирования и развития предприятия. В связи с этим одна из актуальных в практическом отношении задач состоит в том, чтобы снабдить руководителей всех уровней управленческой иерархии совр. технологиями управления персоналом в целом и инструментарием кадрового рискменеджмента в частности. Осн. цель управления кадровыми рисками состоит в том, чтобы преодолевать риски и минимизировать их последствия. Лит.: Бляхман Л. С. Организация управления социалистическим предприятием. М., 1983; Бородин И. А. Основы психологии корпоративной безопасности. М., 2004; Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 1997; Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М., 1986; Цуканова Е. В. Управленческое взаимодействие в системе кадровой работы // Акмеолог кадровой работы. Учебное пособие. М., 2007. Е. В. Цуканова


Общение в среде военнослужащих
один из возможных методологических подходов к исследованию О. До появления работы Розенблюма и Бипера исследователи строили свои представления о целом путем соединения результатов анализа отдельных частей. После ее появления ученые все больше стремятся выработать свои представления о частях путем декомпозиции своего представления о целом, и такая ориентация стала называться системной т. зр. (Черч мен и Эрмери). Этот же путь можно проследить на примере изучения О. Так, в своей работе «О человеческом О.» К. Черри приводит большое число способов для изучения О. В 1966 г. Альфред Смит предложил способы классификации О., пытаясь связать воедино многочисл. и полезные сами по себе работы. Но его классификация позволяла лишь упорядочить отобранные результаты. С др. стор., по мнению Р. Акоффа и Ф. Эмери, человеческое О. является такой большой системой, что разобраться в ее частях оказывается столь же непосильной задачей, как и плодотворно изучать О. в отрыве от др. аспектов человеческого поведения. Отеч. психологи также утверждают, что О. является многоуровневым, многомерным, обладающим разнопорядковыми свойствами, т. е. системным процессом (Б. Ф. Ломов). О возможности системного рассмотрения внутр. средств регуляции коммуникативной деятельности (объединенных Л. А. Петровской термином «коммуникативная компетентность») говорится в исследовании Ю. М. Жукова. Хотя система О. объективна по характеру, она в то же время и субъективна, поскольку конфигурация образующих ее элементов в реальном психол. исследовании выбирается в соответствии с интересами ученого. Исходя из теории деятельности, разработанной отеч. психол. школой, проведено системное эмпирическое исследование процесса О. (Н. Д. Творогова). В предварительно опубликованной в 1975 г. статье «Системный подход к психол. исследованию структуры деятельности О. личности» (Н. Д. Творогова) показано, что теория деятельности является примером системного подхода в психологии, так же как теория функц. систем П. К. Анохина обоснованно считается примером системного подхода в физиологии. Узловыми элементами, представляющими собой внутр. архитектонику психич. деятельности, являются: потребность, мотив, цель, действие, операция, результат (А. Н. Леонтьев). Эти «единицы» человеческой деятельности образуют ее структуру (А. Н. Леонтьев), к-рая может быть значительно дополнена за счет выделения механизмов, обеспечивающих взаимодействие указанных выше структурных элементов деятельности (Прибрам, Галантер, 1964; Анохин, 1971; Лурия, 1969; и др.) за счет привнесения элементов, характерных лишь для опр. видов деятельности (Платонов, 1972; Тихомиров, 1971; Norman, 1970; Weckelgen, 1970; и др.), за счет разложения отдельных элементов на составляющие их функц. блоки, за счет определения их операционной структуры (Sperling, 1963; Morton, 1970; Norman, 1970; Анохин, 1971), «микроструктуры» (Зинченко, 1972, 1973) деятельности. Однако все виды деятельности, независимо от количества составляющих их компонентов, имеют принципиально одну и ту же макроструктуру. В связи с этим деятельность рассматривается как система, имеющая четкую устойчивость структуры. Рассмотрение деятельности как системы делает ее тем методологическим принципом, к-рый помогает конкретным эксперим. исследованиям не ограничиваться аналитическим изучением какого-то частного объекта или явления, а точно идентифицировать место этого частного объекта или явления в общей системе, тем самым обеспечив возможность его анализа и синтеза. Деятельностный подход к О. позволяет выделить след. структурные элементы процесса О. при интраиндивидном подходе к его изучению: потребность в О., мотивы О. (аффилиации, достижения, доминирования и др.); цели О., социальная перцепция (оценка ситуации, в к-рой протекает О.), техника О., результаты и оценка результатов своего О. Гипотеза об указанной выше интроиндивидной структуре процесса О. была эмпирически подтверждена в специально проведенном исследовании (Творогова, 1977). Изучались не любые составляющие процесса О. личности (их случайный набор), а именно их система. В кач. системообразующего фактора рассматривалась субъективно значимая цель - желаемый межличностный статус в своей группе (др. возможными результатами, «продуктами» О. личности могли стать и такие, как: уровень интеграции совместной деятельности (В. В. Рубцов), уровень развития группы (В. В. Рыжков), общительность как индивидуально-устойчивое свойство личности (А. И. Крупнов), личные взаимоотношения (Я. Л. Коломинский), образ другого и образ самого себя (М. И. Лисина), а также предложенные в связи с изучением студентов: академическая успеваемость, обществ. активность, здоровье (Н. Д. Творогова). Лит.: Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984; Петровская Л. А. Компетентность в общении. М., 1989; Творогова Н. Д. Системный подход к психологическому исследованию структуры деятельности общения личности // Комплексное изучение человека и формирование всесторонне развитой личности. М., 1975. Н. Д. Творогова


Общение в среде военнослужащих
от англ. Short Message Service - служба коротких сообщений) - разновидность интерактивной модели вещания, к к-рой все более стремится совр. телевидение, основанная на синтезе телевидения и компьютерных технологий. Телевизионную интерактивную модель вещания от обычной отличает возможность телезрителя, к-рый по собственной воле становится активным субъектом коммуникативного процесса, лично воздействовать на производство телевизионного продукта. «Интерактивное телевидение» положило начало новым формам О., обладающими особенностями: к ним может быть отнесено телевизионное SMS-общение. По причине опосредствованности в телевизионном SMS-общении отсутствует прямой, непосредственный контакт коммуникатора с аудиторией: SMS-общение как разновидность интеракции дает возможность получения обратной связи. Телевизионное SMS-общение имеет как социальную, так и индивидуально-личностную направленность, не носит организованного характера, спонтанно, что сближает его с межличностным. Тем не менее, время трансляции, а иногда и темы для обсуждения задаются телевизионным каналом, транслирующим SMS-чат. Телевизионное SMS-общение не требует строгого соблюдения принятых в обществе правил О., что также сближает его с межличностным и связано с тем, что передаваемое сообщение не обязательно должно быть понятным широкой аудитории. При индивидуально-личностной направленности SMS-сообщение может быть составлено т. о., что передаваемая информация будет понятной лишь какому-то конкретному лицу. Специфика аудитории в телевизионном SMS-общение состоит в том, что каждый человек или группа лиц в любой момент может уйти от позиции стороннего наблюдателя, может стать коммуникатором, а потом вернуться к прежней позиции. Коммуникатор в телевизионном SMS-общение может приобретать коллективный характер, когда выступает от имени группы, к-рую он представляет, а может носить и индивидуальный характер. Эта характеристика представляет собой синтез характеристик массовой коммуникации и межличностного О. Разл. группы SMS-сообщений включают: SMS-сообщения как «Я-сообщения», характеризующиеся самопрезентацией; сообщения, обращенные к абстрактным людям; сообщения, ориентированные конкретным лицам, в связи с чем указываются их имена и т. п.; сообщения, побуждающие к взаимодействию и последующим SMS-ответам. Лит.: Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Интернет: воздействие на личность // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А. Е. Войскунского. М., 2000 ; Вердербер Р., Вердербер К. Психология общения. СПб.-М., 2003; Общение. Интенсивный курс. СПб.-М., 2005; Чуднова Н. В. Особенности образа «Я» «жителя Интернета» // Психол. журн. 2002, № 1. Л. И. Рюмшина


Общение в среде военнослужащих
специфический вид О. участников спорт. деятельности, изучаемый спорт. психологией и осуществляемый в процессе подготовки и участия спортсменов в спорт. соревнованиях. Осн. цель спорт. соревнований - достижение успеха в противоборстве с соперниками в соответствии с установленными правилами, за соблюдением к-рых наблюдают спорт. судьи. Психология спорт. соревнования предъявляет к спортсменам повышенные требования к их физич. и тактико-технической спорт. подготовке, самообладанию, способности волевой регуляции аффективных и негативных предстартовых и эмоциональных состояний соревновательного азарта, спорт. злости, преодолению чувства усталости, боли от спорт. травм, переживаний соревновательного стресса, горечи неудачи при проигрыше более слабым соперникам и пр. Психология спорт. соревнования накладывает свою печать на все виды и формы О. в с., побуждая спортсменов и их тренеров к постоянному совершенствованию спорт. мастерства при подготовке к очередным соревнованиям и после них путем анализа допущенных просчетов и тактических ошибок в подготовке и в ходе соревновательной борьбы. Спорт. психология О. в с. реализуется на разл. уровнях организации индивидуальной и командной спорт. деятельности: 1) внутриличностный уровень, когда спортсмен представляет и визуализирует предстоящий спорт. поединок с воображаемыми соперниками; 2) межличностный уровень, когда спортсмены общаются между собой, с тренером, руководителями, др. спорт. специалистами, членами своей команды, спорт. клуба в процессе подготовки к соревнованиям; 3) межгрупповой уровень - реализуется в учебно-тренировочной и соревновательной деятельности как между спорт. командами (игровые виды спорта) и их отдельными представителями (единоборства); 4) публично-массовидный уровень О., когда спортсмены во время спорт. состязаний (до или после них) общаются со спорт. судьями, спорт. болельщиками, представителями прессы и др. Наряду с уровнями О. в с. в спорт. психологии различают его виды по критериям эмоциональной вовлеченности и ролевого участия спортсменов в их межличностном взаимодействии во время тренировок и соревнований. Степень и характер напряженности эмоционального межличностного и межгруппового О. участников спорт. соревнований задается степенью зрелищности и популярности разл. видов спорта. Наиболее популярными спорт. играми являются футбол, хоккей, баскетбол, гандбол, регби и др. Среди единоборств наибольшей популярностью у населения и в СМИ пользуются бокс, спорт. и художественная гимнастика, фигурное катание на коньках, танцы на льду, а из технических видов спорта автогонки «Формула-1», авторалли и др. Степень эмоциональной вовлеченности в О. в с. непосредственно зависит у спортсменов от уровня их притязаний, самооценки своих возможностей, спорт. мастерства, опытности, а в предстартовых состояниях - от преобладающего типа мотивации участия спортсмена в предстоящем соревновании: мотивация достижение успеха (победа, личный рекорд), либо мотивация избегания неудачи (занять планируемое место, не проиграть аутсайдерам, просто участвовать в соревновании и пр.). Чем более подготовлен и более опытен спортсмен, чем более он мотивирован на успех, тем лучше он управляет своими эмоциями, более рационален и точен в выполнении соревновательных упражнений. Наименьший уровень эмоциональной вовлеченности в сочетании с наибольшим рациональноволевым самоконтролем всех процессов межличностного О. в с. наблюдаются у квалифицированных спортсменов в т. наз. состояниях пика «спорт. формы», когда все действия спортсмена совершаются в режиме автоматизированных двигательных навыков с наименьшими эмоционально-волевыми усилиями в преодолении трудностей соревнований. В состоянии «спорт. формы» происходит мобилизация резервных возможностей психики и организма спортсмена, устанавливаются высшие спорт. достижения. Для удержания данного состояния «спорт. формы» нек-рые профессиональные спортсмены используют запрещенные МОК лекарственные препараты-допинги, что чревато их спорт. дисквалификацией, утратой здоровья, лишением спорт. званий и пр. По критерию участия в спорт. соревновании психологи различают ролевые функции и ролевой статус спортсменов в команде - факторы, к-рые регулируют их деловое взаимодействие с партнерами, тренером, руководителями команды, спорт. судьями и соперниками во время состязания. Ролевые функции - это спорт. амплуа участника команды подобно актеру на спорт. сцене, действующему согласно сценарию тренера. Владение спорт. ролью программирует и определяет исход тех действий спортсмена и команды в целом, к-рые непосредственно направлены на достижение цели соревнования. Принятые спортсменами игровые роли, напр., в футбольной команде - нападающего, защитника, полузащитника, вратаря команды, управляют его игровым О. и взаимодействием с партнерами как во время соревнований, так и после соревнований, при разборе и тренерской оценке их действий. Ролевой статус (позиция, положение, место) измеряется величиной личного влияния спортсмена на партнеров и на состояние психол. атмосферы в команде, ее сплоченность и сыгранность, на основе индивидуального вклада спортсмена в достигнутые им лично и его командой результаты соревновательной деятельности. По степени активности ролевого статуса в спорт. играх различают статус капитана команды, основного или запасного игрока, статус лидеров и ведомых игроков и др. Решающим пед. фактором в достижении эффективного О. в с. является профессионализм и авторитет тренера, управляющего всеми процессами подготовки и участия спортсменов в соревнованиях. Тактические просчеты и пед. ошибки в тренерской деятельности порождают межличностные конфликты О. в с., снижают сыгранность и сплоченность спорт. команды. В целях формирования сплоченной команды тренеру следует учитывать особенности неформального О. спортсменов, их товарищеские и дружественные связи, психол. совместимость черт характера и свойств темперамента, склонность к агрессивности и конфликтности в состояниях эмоционального возбуждения и пр. Лит.: Ханин Ю. Л. Психология общения в спорте. М., 1980. С. А. Васюра


Общение в среде военнослужащих
В рамках класса «человек-человек» существуют профессии, О. представителей к-рых характеризуется прямо противоположными описанным выше качествами. Так, специфика «военного О.», существенно отличающая социальную группу военнослужащих (даже в невоенных сферах речевого О.) от др. социальных групп, определяется особенностями социального института военнослужащих, в рамках к-рого строго регламентируются все (речевые и неречевые) действия и существует высокая степень контроля всех сфер жизни, в т. ч. и личной. Типичными жанрами профессионального О. военнослужащих, составляющими ядро его организации, являются рапорт (доклад), инструкция (инструктаж), приказ (приказание). При этом структурно-композиционные и языковые (вербальные и невербальные) особенности профессионального О. военнослужащих имеют официальный статус и закреплены в Уставе Вооруженных сил, к-рый регламентирует речевые действия до мельчайших подробностей. Эта регламентация выражается в установленных формах речевого обращения начальника к подчиненному, формах приветствия, просьбы, представления и прощания, в использовании команды. Упорядоченность, согласованность действий достигается через употребление однозначно понимаемых речевых выражений, что способствует достижению наибольшего успеха при наименьшей затрате сил. Для профессионального О. сотрудников милиции характерны, прежде всего, широта, многоаспектность и конфликтность коммуникаций, а также публичность исполнения профессиональных действий и жесткий социальный контроль за их осуществлением. Лит.: Бодалев А. А. Личность и общение: Избр. психол. тр. М., 1995; Леонтьев А. А. Психология общения. М., 1997; Потеряхин А. Л. Психология управления. Основы межличностного общения. К., 1999; Селезнева Е. В. Общение как среда для саморазвития личности. М., 2002. Е. В. Селезнева


Общение: стиль
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Общение: стиль
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Общение: стиль
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Общение: стиль
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Общение: стиль
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Общение: стиль
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Общение: стиль
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


Общение: стиль
могут быть определены в зависимости от выполняемых им функций. 1) Управленческое общение (У. о.) в сфере реализации экспертной функции - когда руководитель выступает как эксперт в оценивании продукта деятельности подчиненного или самого процесса совмест. деятельности. 2) У. о. в сфере реализации представительской функции позволяет руководителю представить интересы своего коллектива на разных управленческих уровнях в структуре организационного управления, а также в более широком профессиональном сообществе за пределами внутриорганизационных отношений. В сфере реализации представительской функции управления устанавливается взаимодействие с вышестоящим руководством (первыми лицами организации), управленческим персоналом, руководителями одного и того же или более высокого управленческих рангов, специалистами организации, работающими на ключевых должностях. 3) У. о. в организационной сфере предполагает выполнение руководителем функций организации деятельности вверенного ему коллектива посредством решения управленческих задач по планированию и координации деятельности, контроля над соблюдением ее технологий и результатами. Руководитель осуществляет взаимодействие не только со своими непосредственными подчиненными, но и с управленческим персоналом организации в целом, руководителями др. подразделений, отдельными специалистами, разл. обществ. организациями. 4) У. о. в кадровой сфере - предполагает выполнение руководителем множества функций, связанных с управлением персоналом - профессиональным отбором и подбором кадров, их диагностикой и оценкой, адаптацией и развитием персонала, его аттестацией и проч. 5) У. о. в сфере гармонизации социально-психол. характеристик коллектива - направлено на реализацию воспитательной функции руководства. 6) У. о. в сфере оптимизации условий и режимов труда: решение вопросов по сохранению и поддержанию работоспособности сотрудников, созданию условий для безопасности труда, соблюдением опр. экологических и санитарных норм производственной деятельности. 7) У. о. в сфере формирования организационной культуры - создание и реализация традиций и обрядов организации, формирование элементов корпоративной культуры и имиджа организации. 8) Бытовое О. руководителя с подчиненными и коллегами-управленцами, составляющее основу неформальных отношений в организации. 9) Сфера реализации У. о., обеспечивающая безопасность деятельности организации в направлениях: производственно-технол., финансово-эконом., информационном, социальном, кадровом. Цель - предупреждение рисков конкурентного взаимодействия организации с др. субъектами коммерческой деятельности во внеш. бизнес-среде; социальных и др. рисков, в т. ч. коммуникационных, возникающих во внеш. и внутр. системах корпоративного взаимодействия, PR-рисков, репутационных и проч. Управление рисками в кадровой работе, обусловленными низким уровнем компетентности, лояльности и благонадежности персонала, представляет собой новый тип и новую сферу У. о. (10-я сфера У. о.). Кадровый риск-менеджмент - система специальных управленческих действий, направленных на оптимизацию зоны базового риска, к-рой является работа с кадрами. Ошибки в этой зоне обязательно сказываются на результатах функционирования и развития предприятия. В связи с этим одна из актуальных в практическом отношении задач состоит в том, чтобы снабдить руководителей всех уровней управленческой иерархии совр. технологиями управления персоналом в целом и инструментарием кадрового рискменеджмента в частности. Осн. цель управления кадровыми рисками состоит в том, чтобы преодолевать риски и минимизировать их последствия. Лит.: Бляхман Л. С. Организация управления социалистическим предприятием. М., 1983; Бородин И. А. Основы психологии корпоративной безопасности. М., 2004; Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 1997; Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М., 1986; Цуканова Е. В. Управленческое взаимодействие в системе кадровой работы // Акмеолог кадровой работы. Учебное пособие. М., 2007. Е. В. Цуканова


Общение: стиль
один из возможных методологических подходов к исследованию О. До появления работы Розенблюма и Бипера исследователи строили свои представления о целом путем соединения результатов анализа отдельных частей. После ее появления ученые все больше стремятся выработать свои представления о частях путем декомпозиции своего представления о целом, и такая ориентация стала называться системной т. зр. (Черч мен и Эрмери). Этот же путь можно проследить на примере изучения О. Так, в своей работе «О человеческом О.» К. Черри приводит большое число способов для изучения О. В 1966 г. Альфред Смит предложил способы классификации О., пытаясь связать воедино многочисл. и полезные сами по себе работы. Но его классификация позволяла лишь упорядочить отобранные результаты. С др. стор., по мнению Р. Акоффа и Ф. Эмери, человеческое О. является такой большой системой, что разобраться в ее частях оказывается столь же непосильной задачей, как и плодотворно изучать О. в отрыве от др. аспектов человеческого поведения. Отеч. психологи также утверждают, что О. является многоуровневым, многомерным, обладающим разнопорядковыми свойствами, т. е. системным процессом (Б. Ф. Ломов). О возможности системного рассмотрения внутр. средств регуляции коммуникативной деятельности (объединенных Л. А. Петровской термином «коммуникативная компетентность») говорится в исследовании Ю. М. Жукова. Хотя система О. объективна по характеру, она в то же время и субъективна, поскольку конфигурация образующих ее элементов в реальном психол. исследовании выбирается в соответствии с интересами ученого. Исходя из теории деятельности, разработанной отеч. психол. школой, проведено системное эмпирическое исследование процесса О. (Н. Д. Творогова). В предварительно опубликованной в 1975 г. статье «Системный подход к психол. исследованию структуры деятельности О. личности» (Н. Д. Творогова) показано, что теория деятельности является примером системного подхода в психологии, так же как теория функц. систем П. К. Анохина обоснованно считается примером системного подхода в физиологии. Узловыми элементами, представляющими собой внутр. архитектонику психич. деятельности, являются: потребность, мотив, цель, действие, операция, результат (А. Н. Леонтьев). Эти «единицы» человеческой деятельности образуют ее структуру (А. Н. Леонтьев), к-рая может быть значительно дополнена за счет выделения механизмов, обеспечивающих взаимодействие указанных выше структурных элементов деятельности (Прибрам, Галантер, 1964; Анохин, 1971; Лурия, 1969; и др.) за счет привнесения элементов, характерных лишь для опр. видов деятельности (Платонов, 1972; Тихомиров, 1971; Norman, 1970; Weckelgen, 1970; и др.), за счет разложения отдельных элементов на составляющие их функц. блоки, за счет определения их операционной структуры (Sperling, 1963; Morton, 1970; Norman, 1970; Анохин, 1971), «микроструктуры» (Зинченко, 1972, 1973) деятельности. Однако все виды деятельности, независимо от количества составляющих их компонентов, имеют принципиально одну и ту же макроструктуру. В связи с этим деятельность рассматривается как система, имеющая четкую устойчивость структуры. Рассмотрение деятельности как системы делает ее тем методологическим принципом, к-рый помогает конкретным эксперим. исследованиям не ограничиваться аналитическим изучением какого-то частного объекта или явления, а точно идентифицировать место этого частного объекта или явления в общей системе, тем самым обеспечив возможность его анализа и синтеза. Деятельностный подход к О. позволяет выделить след. структурные элементы процесса О. при интраиндивидном подходе к его изучению: потребность в О., мотивы О. (аффилиации, достижения, доминирования и др.); цели О., социальная перцепция (оценка ситуации, в к-рой протекает О.), техника О., результаты и оценка результатов своего О. Гипотеза об указанной выше интроиндивидной структуре процесса О. была эмпирически подтверждена в специально проведенном исследовании (Творогова, 1977). Изучались не любые составляющие процесса О. личности (их случайный набор), а именно их система. В кач. системообразующего фактора рассматривалась субъективно значимая цель - желаемый межличностный статус в своей группе (др. возможными результатами, «продуктами» О. личности могли стать и такие, как: уровень интеграции совместной деятельности (В. В. Рубцов), уровень развития группы (В. В. Рыжков), общительность как индивидуально-устойчивое свойство личности (А. И. Крупнов), личные взаимоотношения (Я. Л. Коломинский), образ другого и образ самого себя (М. И. Лисина), а также предложенные в связи с изучением студентов: академическая успеваемость, обществ. активность, здоровье (Н. Д. Творогова). Лит.: Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984; Петровская Л. А. Компетентность в общении. М., 1989; Творогова Н. Д. Системный подход к психологическому исследованию структуры деятельности общения личности // Комплексное изучение человека и формирование всесторонне развитой личности. М., 1975. Н. Д. Творогова


Общение: стиль
от англ. Short Message Service - служба коротких сообщений) - разновидность интерактивной модели вещания, к к-рой все более стремится совр. телевидение, основанная на синтезе телевидения и компьютерных технологий. Телевизионную интерактивную модель вещания от обычной отличает возможность телезрителя, к-рый по собственной воле становится активным субъектом коммуникативного процесса, лично воздействовать на производство телевизионного продукта. «Интерактивное телевидение» положило начало новым формам О., обладающими особенностями: к ним может быть отнесено телевизионное SMS-общение. По причине опосредствованности в телевизионном SMS-общении отсутствует прямой, непосредственный контакт коммуникатора с аудиторией: SMS-общение как разновидность интеракции дает возможность получения обратной связи. Телевизионное SMS-общение имеет как социальную, так и индивидуально-личностную направленность, не носит организованного характера, спонтанно, что сближает его с межличностным. Тем не менее, время трансляции, а иногда и темы для обсуждения задаются телевизионным каналом, транслирующим SMS-чат. Телевизионное SMS-общение не требует строгого соблюдения принятых в обществе правил О., что также сближает его с межличностным и связано с тем, что передаваемое сообщение не обязательно должно быть понятным широкой аудитории. При индивидуально-личностной направленности SMS-сообщение может быть составлено т. о., что передаваемая информация будет понятной лишь какому-то конкретному лицу. Специфика аудитории в телевизионном SMS-общение состоит в том, что каждый человек или группа лиц в любой момент может уйти от позиции стороннего наблюдателя, может стать коммуникатором, а потом вернуться к прежней позиции. Коммуникатор в телевизионном SMS-общение может приобретать коллективный характер, когда выступает от имени группы, к-рую он представляет, а может носить и индивидуальный характер. Эта характеристика представляет собой синтез характеристик массовой коммуникации и межличностного О. Разл. группы SMS-сообщений включают: SMS-сообщения как «Я-сообщения», характеризующиеся самопрезентацией; сообщения, обращенные к абстрактным людям; сообщения, ориентированные конкретным лицам, в связи с чем указываются их имена и т. п.; сообщения, побуждающие к взаимодействию и последующим SMS-ответам. Лит.: Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Интернет: воздействие на личность // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А. Е. Войскунского. М., 2000 ; Вердербер Р., Вердербер К. Психология общения. СПб.-М., 2003; Общение. Интенсивный курс. СПб.-М., 2005; Чуднова Н. В. Особенности образа «Я» «жителя Интернета» // Психол. журн. 2002, № 1. Л. И. Рюмшина


Общение: стиль
специфический вид О. участников спорт. деятельности, изучаемый спорт. психологией и осуществляемый в процессе подготовки и участия спортсменов в спорт. соревнованиях. Осн. цель спорт. соревнований - достижение успеха в противоборстве с соперниками в соответствии с установленными правилами, за соблюдением к-рых наблюдают спорт. судьи. Психология спорт. соревнования предъявляет к спортсменам повышенные требования к их физич. и тактико-технической спорт. подготовке, самообладанию, способности волевой регуляции аффективных и негативных предстартовых и эмоциональных состояний соревновательного азарта, спорт. злости, преодолению чувства усталости, боли от спорт. травм, переживаний соревновательного стресса, горечи неудачи при проигрыше более слабым соперникам и пр. Психология спорт. соревнования накладывает свою печать на все виды и формы О. в с., побуждая спортсменов и их тренеров к постоянному совершенствованию спорт. мастерства при подготовке к очередным соревнованиям и после них путем анализа допущенных просчетов и тактических ошибок в подготовке и в ходе соревновательной борьбы. Спорт. психология О. в с. реализуется на разл. уровнях организации индивидуальной и командной спорт. деятельности: 1) внутриличностный уровень, когда спортсмен представляет и визуализирует предстоящий спорт. поединок с воображаемыми соперниками; 2) межличностный уровень, когда спортсмены общаются между собой, с тренером, руководителями, др. спорт. специалистами, членами своей команды, спорт. клуба в процессе подготовки к соревнованиям; 3) межгрупповой уровень - реализуется в учебно-тренировочной и соревновательной деятельности как между спорт. командами (игровые виды спорта) и их отдельными представителями (единоборства); 4) публично-массовидный уровень О., когда спортсмены во время спорт. состязаний (до или после них) общаются со спорт. судьями, спорт. болельщиками, представителями прессы и др. Наряду с уровнями О. в с. в спорт. психологии различают его виды по критериям эмоциональной вовлеченности и ролевого участия спортсменов в их межличностном взаимодействии во время тренировок и соревнований. Степень и характер напряженности эмоционального межличностного и межгруппового О. участников спорт. соревнований задается степенью зрелищности и популярности разл. видов спорта. Наиболее популярными спорт. играми являются футбол, хоккей, баскетбол, гандбол, регби и др. Среди единоборств наибольшей популярностью у населения и в СМИ пользуются бокс, спорт. и художественная гимнастика, фигурное катание на коньках, танцы на льду, а из технических видов спорта автогонки «Формула-1», авторалли и др. Степень эмоциональной вовлеченности в О. в с. непосредственно зависит у спортсменов от уровня их притязаний, самооценки своих возможностей, спорт. мастерства, опытности, а в предстартовых состояниях - от преобладающего типа мотивации участия спортсмена в предстоящем соревновании: мотивация достижение успеха (победа, личный рекорд), либо мотивация избегания неудачи (занять планируемое место, не проиграть аутсайдерам, просто участвовать в соревновании и пр.). Чем более подготовлен и более опытен спортсмен, чем более он мотивирован на успех, тем лучше он управляет своими эмоциями, более рационален и точен в выполнении соревновательных упражнений. Наименьший уровень эмоциональной вовлеченности в сочетании с наибольшим рациональноволевым самоконтролем всех процессов межличностного О. в с. наблюдаются у квалифицированных спортсменов в т. наз. состояниях пика «спорт. формы», когда все действия спортсмена совершаются в режиме автоматизированных двигательных навыков с наименьшими эмоционально-волевыми усилиями в преодолении трудностей соревнований. В состоянии «спорт. формы» происходит мобилизация резервных возможностей психики и организма спортсмена, устанавливаются высшие спорт. достижения. Для удержания данного состояния «спорт. формы» нек-рые профессиональные спортсмены используют запрещенные МОК лекарственные препараты-допинги, что чревато их спорт. дисквалификацией, утратой здоровья, лишением спорт. званий и пр. По критерию участия в спорт. соревновании психологи различают ролевые функции и ролевой статус спортсменов в команде - факторы, к-рые регулируют их деловое взаимодействие с партнерами, тренером, руководителями команды, спорт. судьями и соперниками во время состязания. Ролевые функции - это спорт. амплуа участника команды подобно актеру на спорт. сцене, действующему согласно сценарию тренера. Владение спорт. ролью программирует и определяет исход тех действий спортсмена и команды в целом, к-рые непосредственно направлены на достижение цели соревнования. Принятые спортсменами игровые роли, напр., в футбольной команде - нападающего, защитника, полузащитника, вратаря команды, управляют его игровым О. и взаимодействием с партнерами как во время соревнований, так и после соревнований, при разборе и тренерской оценке их действий. Ролевой статус (позиция, положение, место) измеряется величиной личного влияния спортсмена на партнеров и на состояние психол. атмосферы в команде, ее сплоченность и сыгранность, на основе индивидуального вклада спортсмена в достигнутые им лично и его командой результаты соревновательной деятельности. По степени активности ролевого статуса в спорт. играх различают статус капитана команды, основного или запасного игрока, статус лидеров и ведомых игроков и др. Решающим пед. фактором в достижении эффективного О. в с. является профессионализм и авторитет тренера, управляющего всеми процессами подготовки и участия спортсменов в соревнованиях. Тактические просчеты и пед. ошибки в тренерской деятельности порождают межличностные конфликты О. в с., снижают сыгранность и сплоченность спорт. команды. В целях формирования сплоченной команды тренеру следует учитывать особенности неформального О. спортсменов, их товарищеские и дружественные связи, психол. совместимость черт характера и свойств темперамента, склонность к агрессивности и конфликтности в состояниях эмоционального возбуждения и пр. Лит.: Ханин Ю. Л. Психология общения в спорте. М., 1980. С. А. Васюра


Общение: стиль
В рамках класса «человек-человек» существуют профессии, О. представителей к-рых характеризуется прямо противоположными описанным выше качествами. Так, специфика «военного О.», существенно отличающая социальную группу военнослужащих (даже в невоенных сферах речевого О.) от др. социальных групп, определяется особенностями социального института военнослужащих, в рамках к-рого строго регламентируются все (речевые и неречевые) действия и существует высокая степень контроля всех сфер жизни, в т. ч. и личной. Типичными жанрами профессионального О. военнослужащих, составляющими ядро его организации, являются рапорт (доклад), инструкция (инструктаж), приказ (приказание). При этом структурно-композиционные и языковые (вербальные и невербальные) особенности профессионального О. военнослужащих имеют официальный статус и закреплены в Уставе Вооруженных сил, к-рый регламентирует речевые действия до мельчайших подробностей. Эта регламентация выражается в установленных формах речевого обращения начальника к подчиненному, формах приветствия, просьбы, представления и прощания, в использовании команды. Упорядоченность, согласованность действий достигается через употребление однозначно понимаемых речевых выражений, что способствует достижению наибольшего успеха при наименьшей затрате сил. Для профессионального О. сотрудников милиции характерны, прежде всего, широта, многоаспектность и конфликтность коммуникаций, а также публичность исполнения профессиональных действий и жесткий социальный контроль за их осуществлением. Лит.: Бодалев А. А. Личность и общение: Избр. психол. тр. М., 1995; Леонтьев А. А. Психология общения. М., 1997; Потеряхин А. Л. Психология управления. Основы межличностного общения. К., 1999; Селезнева Е. В. Общение как среда для саморазвития личности. М., 2002. Е. В. Селезнева


Общение: стиль
типичная форма реагирования в человеческих контактах, обусловленная индивидными, личностными, социальными факторами, имеет большое значение для становления и успешного развития человеческих взаимоотношений, для создания благоприятного психол. климата на работе и вне ее ; это важный регулятор поведения. В отеч. психол. литературе имеются фундаментальные работы по формированию индивидуального стиля деятельности (Климов, 1969). Индивидуальный стиль рассматривается как присущая данному человеку система психол. приемов и способов деятельности с учетом природных, индивидных и личностных характеристик. Эта система используется человеком стихийно или сознательно в целях эффективного приспособления к существующим условиям и позволяет компенсировать те особенности личности, к-рые мешают успеху деятельности. Стиль О. - это индивидуальная стабильная форма коммуникативного поведения человека, проявляющаяся в любых условиях взаимодействия - в деловых и личных отношениях, в руководстве, воспитательных беседах с детьми, в способах принятия и осуществления решений, в избираемых приемах психол. влияния на людей, в методах разрешения межличностных и деловых конфликтов. Сформированный устойчивый индивидуальный стиль О. свидетельствует об уровне коммуникативного мастерства, достигнутом данным человеком. Стиль допускает дальнейшее обучение новым умениям и навыкам О., приемам воздействия и влияния на людей, способам снятия напряженности и приспособления, адаптации, преодоления испытываемых трудностей. Особое влияние на стиль О. человека накладывает профессиональная деятельность, требующая интенсивного и разностороннего О. Поэтому можно говорить о своеобразно организованном и профессионально-типичном стиле О. педагога, врача, режиссера, экскурсовода, тренера, следователя и т. д. Стиль О. имеет внешние (экспрессивные) и интенсивностные характеристики, своеобразную эмоционально-волевую окраску, определяемую темпераментом, психофизиол. и личностными особенностями человека, арсеналом используемых им вербальных и невербальных средств. Он обладает также содержательными характеристиками, в к-рых отражаются: а) доминирующая мотивация личности (потребность в О. и принятии, в эмоциональной поддержке, в самоутверждении); б) специальные способности к сопереживанию и пониманию др. людей (мягкость, доброжелательность, терпимость или жесткость, рационализм, эгоцентризм, приписывание недостатков, предубежденность); в) уровень собственного достоинства (навязывание своих мнений, навязчивое и публичное самооправдание или естественность и спонтанность; признание своих ошибок и недостатков или амбиция и отстаивание «чести мундира»; г) направленность личности и в связи с этим избираемый характер воздействий на людей (манипуляторский, демократический, партнерски-уступчивый стили). В стиле О. многое определяется прирожденными особенностями человека, такими как темперамент, нейродинамические особенности, деятельность эндокринной, гуморальной, кровеносной систем. Опр. тип темперамента обусловливает высоко- или низкоэкспрессивный стиль О., а также открытость или закрытость стиля, специфические жесты (закрытый стиль - человек прикрывает рот, опускает глаза и т. д.; открытый стиль - раскрытые ладони, прямой взгляд и т. п.). Лит.: Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань, 1969; Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Погольша В. М. Межличностное общение. СПб., 2001. В. Н. Куницына


Общение: стиль
типичная форма реагирования в человеческих контактах, обусловленная индивидными, личностными, социальными факторами, имеет большое значение для становления и успешного развития человеческих взаимоотношений, для создания благоприятного психол. климата на работе и вне ее ; это важный регулятор поведения. В отеч. психол. литературе имеются фундаментальные работы по формированию индивидуального стиля деятельности (Климов, 1969). Индивидуальный стиль рассматривается как присущая данному человеку система психол. приемов и способов деятельности с учетом природных, индивидных и личностных характеристик. Эта система используется человеком стихийно или сознательно в целях эффективного приспособления к существующим условиям и позволяет компенсировать те особенности личности, к-рые мешают успеху деятельности. Стиль О. - это индивидуальная стабильная форма коммуникативного поведения человека, проявляющаяся в любых условиях взаимодействия - в деловых и личных отношениях, в руководстве, воспитательных беседах с детьми, в способах принятия и осуществления решений, в избираемых приемах психол. влияния на людей, в методах разрешения межличностных и деловых конфликтов. Сформированный устойчивый индивидуальный стиль О. свидетельствует об уровне коммуникативного мастерства, достигнутом данным человеком. Стиль допускает дальнейшее обучение новым умениям и навыкам О., приемам воздействия и влияния на людей, способам снятия напряженности и приспособления, адаптации, преодоления испытываемых трудностей. Особое влияние на стиль О. человека накладывает профессиональная деятельность, требующая интенсивного и разностороннего О. Поэтому можно говорить о своеобразно организованном и профессионально-типичном стиле О. педагога, врача, режиссера, экскурсовода, тренера, следователя и т. д. Стиль О. имеет внешние (экспрессивные) и интенсивностные характеристики, своеобразную эмоционально-волевую окраску, определяемую темпераментом, психофизиол. и личностными особенностями человека, арсеналом используемых им вербальных и невербальных средств. Он обладает также содержательными характеристиками, в к-рых отражаются: а) доминирующая мотивация личности (потребность в О. и принятии, в эмоциональной поддержке, в самоутверждении); б) специальные способности к сопереживанию и пониманию др. людей (мягкость, доброжелательность, терпимость или жесткость, рационализм, эгоцентризм, приписывание недостатков, предубежденность); в) уровень собственного достоинства (навязывание своих мнений, навязчивое и публичное самооправдание или естественность и спонтанность; признание своих ошибок и недостатков или амбиция и отстаивание «чести мундира»; г) направленность личности и в связи с этим избираемый характер воздействий на людей (манипуляторский, демократический, партнерски-уступчивый стили). В стиле О. многое определяется прирожденными особенностями человека, такими как темперамент, нейродинамические особенности, деятельность эндокринной, гуморальной, кровеносной систем. Опр. тип темперамента обусловливает высоко- или низкоэкспрессивный стиль О., а также открытость или закрытость стиля, специфические жесты (закрытый стиль - человек прикрывает рот, опускает глаза и т. д.; открытый стиль - раскрытые ладони, прямой взгляд и т. п.). Лит.: Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань, 1969; Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Погольша В. М. Межличностное общение. СПб., 2001. В. Н. Куницына


Управленческое общение: стиль стратификационный
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Управленческое общение: стиль стратификационный
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Управленческое общение: стиль стратификационный
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Управленческое общение: стиль стратификационный
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Управленческое общение: стиль стратификационный
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Управленческое общение: стиль стратификационный
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Управленческое общение: стиль стратификационный
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


Управленческое общение: стиль стратификационный
могут быть определены в зависимости от выполняемых им функций. 1) Управленческое общение (У. о.) в сфере реализации экспертной функции - когда руководитель выступает как эксперт в оценивании продукта деятельности подчиненного или самого процесса совмест. деятельности. 2) У. о. в сфере реализации представительской функции позволяет руководителю представить интересы своего коллектива на разных управленческих уровнях в структуре организационного управления, а также в более широком профессиональном сообществе за пределами внутриорганизационных отношений. В сфере реализации представительской функции управления устанавливается взаимодействие с вышестоящим руководством (первыми лицами организации), управленческим персоналом, руководителями одного и того же или более высокого управленческих рангов, специалистами организации, работающими на ключевых должностях. 3) У. о. в организационной сфере предполагает выполнение руководителем функций организации деятельности вверенного ему коллектива посредством решения управленческих задач по планированию и координации деятельности, контроля над соблюдением ее технологий и результатами. Руководитель осуществляет взаимодействие не только со своими непосредственными подчиненными, но и с управленческим персоналом организации в целом, руководителями др. подразделений, отдельными специалистами, разл. обществ. организациями. 4) У. о. в кадровой сфере - предполагает выполнение руководителем множества функций, связанных с управлением персоналом - профессиональным отбором и подбором кадров, их диагностикой и оценкой, адаптацией и развитием персонала, его аттестацией и проч. 5) У. о. в сфере гармонизации социально-психол. характеристик коллектива - направлено на реализацию воспитательной функции руководства. 6) У. о. в сфере оптимизации условий и режимов труда: решение вопросов по сохранению и поддержанию работоспособности сотрудников, созданию условий для безопасности труда, соблюдением опр. экологических и санитарных норм производственной деятельности. 7) У. о. в сфере формирования организационной культуры - создание и реализация традиций и обрядов организации, формирование элементов корпоративной культуры и имиджа организации. 8) Бытовое О. руководителя с подчиненными и коллегами-управленцами, составляющее основу неформальных отношений в организации. 9) Сфера реализации У. о., обеспечивающая безопасность деятельности организации в направлениях: производственно-технол., финансово-эконом., информационном, социальном, кадровом. Цель - предупреждение рисков конкурентного взаимодействия организации с др. субъектами коммерческой деятельности во внеш. бизнес-среде; социальных и др. рисков, в т. ч. коммуникационных, возникающих во внеш. и внутр. системах корпоративного взаимодействия, PR-рисков, репутационных и проч. Управление рисками в кадровой работе, обусловленными низким уровнем компетентности, лояльности и благонадежности персонала, представляет собой новый тип и новую сферу У. о. (10-я сфера У. о.). Кадровый риск-менеджмент - система специальных управленческих действий, направленных на оптимизацию зоны базового риска, к-рой является работа с кадрами. Ошибки в этой зоне обязательно сказываются на результатах функционирования и развития предприятия. В связи с этим одна из актуальных в практическом отношении задач состоит в том, чтобы снабдить руководителей всех уровней управленческой иерархии совр. технологиями управления персоналом в целом и инструментарием кадрового рискменеджмента в частности. Осн. цель управления кадровыми рисками состоит в том, чтобы преодолевать риски и минимизировать их последствия. Лит.: Бляхман Л. С. Организация управления социалистическим предприятием. М., 1983; Бородин И. А. Основы психологии корпоративной безопасности. М., 2004; Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 1997; Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М., 1986; Цуканова Е. В. Управленческое взаимодействие в системе кадровой работы // Акмеолог кадровой работы. Учебное пособие. М., 2007. Е. В. Цуканова


Управленческое общение: стиль стратификационный
один из возможных методологических подходов к исследованию О. До появления работы Розенблюма и Бипера исследователи строили свои представления о целом путем соединения результатов анализа отдельных частей. После ее появления ученые все больше стремятся выработать свои представления о частях путем декомпозиции своего представления о целом, и такая ориентация стала называться системной т. зр. (Черч мен и Эрмери). Этот же путь можно проследить на примере изучения О. Так, в своей работе «О человеческом О.» К. Черри приводит большое число способов для изучения О. В 1966 г. Альфред Смит предложил способы классификации О., пытаясь связать воедино многочисл. и полезные сами по себе работы. Но его классификация позволяла лишь упорядочить отобранные результаты. С др. стор., по мнению Р. Акоффа и Ф. Эмери, человеческое О. является такой большой системой, что разобраться в ее частях оказывается столь же непосильной задачей, как и плодотворно изучать О. в отрыве от др. аспектов человеческого поведения. Отеч. психологи также утверждают, что О. является многоуровневым, многомерным, обладающим разнопорядковыми свойствами, т. е. системным процессом (Б. Ф. Ломов). О возможности системного рассмотрения внутр. средств регуляции коммуникативной деятельности (объединенных Л. А. Петровской термином «коммуникативная компетентность») говорится в исследовании Ю. М. Жукова. Хотя система О. объективна по характеру, она в то же время и субъективна, поскольку конфигурация образующих ее элементов в реальном психол. исследовании выбирается в соответствии с интересами ученого. Исходя из теории деятельности, разработанной отеч. психол. школой, проведено системное эмпирическое исследование процесса О. (Н. Д. Творогова). В предварительно опубликованной в 1975 г. статье «Системный подход к психол. исследованию структуры деятельности О. личности» (Н. Д. Творогова) показано, что теория деятельности является примером системного подхода в психологии, так же как теория функц. систем П. К. Анохина обоснованно считается примером системного подхода в физиологии. Узловыми элементами, представляющими собой внутр. архитектонику психич. деятельности, являются: потребность, мотив, цель, действие, операция, результат (А. Н. Леонтьев). Эти «единицы» человеческой деятельности образуют ее структуру (А. Н. Леонтьев), к-рая может быть значительно дополнена за счет выделения механизмов, обеспечивающих взаимодействие указанных выше структурных элементов деятельности (Прибрам, Галантер, 1964; Анохин, 1971; Лурия, 1969; и др.) за счет привнесения элементов, характерных лишь для опр. видов деятельности (Платонов, 1972; Тихомиров, 1971; Norman, 1970; Weckelgen, 1970; и др.), за счет разложения отдельных элементов на составляющие их функц. блоки, за счет определения их операционной структуры (Sperling, 1963; Morton, 1970; Norman, 1970; Анохин, 1971), «микроструктуры» (Зинченко, 1972, 1973) деятельности. Однако все виды деятельности, независимо от количества составляющих их компонентов, имеют принципиально одну и ту же макроструктуру. В связи с этим деятельность рассматривается как система, имеющая четкую устойчивость структуры. Рассмотрение деятельности как системы делает ее тем методологическим принципом, к-рый помогает конкретным эксперим. исследованиям не ограничиваться аналитическим изучением какого-то частного объекта или явления, а точно идентифицировать место этого частного объекта или явления в общей системе, тем самым обеспечив возможность его анализа и синтеза. Деятельностный подход к О. позволяет выделить след. структурные элементы процесса О. при интраиндивидном подходе к его изучению: потребность в О., мотивы О. (аффилиации, достижения, доминирования и др.); цели О., социальная перцепция (оценка ситуации, в к-рой протекает О.), техника О., результаты и оценка результатов своего О. Гипотеза об указанной выше интроиндивидной структуре процесса О. была эмпирически подтверждена в специально проведенном исследовании (Творогова, 1977). Изучались не любые составляющие процесса О. личности (их случайный набор), а именно их система. В кач. системообразующего фактора рассматривалась субъективно значимая цель - желаемый межличностный статус в своей группе (др. возможными результатами, «продуктами» О. личности могли стать и такие, как: уровень интеграции совместной деятельности (В. В. Рубцов), уровень развития группы (В. В. Рыжков), общительность как индивидуально-устойчивое свойство личности (А. И. Крупнов), личные взаимоотношения (Я. Л. Коломинский), образ другого и образ самого себя (М. И. Лисина), а также предложенные в связи с изучением студентов: академическая успеваемость, обществ. активность, здоровье (Н. Д. Творогова). Лит.: Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984; Петровская Л. А. Компетентность в общении. М., 1989; Творогова Н. Д. Системный подход к психологическому исследованию структуры деятельности общения личности // Комплексное изучение человека и формирование всесторонне развитой личности. М., 1975. Н. Д. Творогова


Управленческое общение: стиль стратификационный
от англ. Short Message Service - служба коротких сообщений) - разновидность интерактивной модели вещания, к к-рой все более стремится совр. телевидение, основанная на синтезе телевидения и компьютерных технологий. Телевизионную интерактивную модель вещания от обычной отличает возможность телезрителя, к-рый по собственной воле становится активным субъектом коммуникативного процесса, лично воздействовать на производство телевизионного продукта. «Интерактивное телевидение» положило начало новым формам О., обладающими особенностями: к ним может быть отнесено телевизионное SMS-общение. По причине опосредствованности в телевизионном SMS-общении отсутствует прямой, непосредственный контакт коммуникатора с аудиторией: SMS-общение как разновидность интеракции дает возможность получения обратной связи. Телевизионное SMS-общение имеет как социальную, так и индивидуально-личностную направленность, не носит организованного характера, спонтанно, что сближает его с межличностным. Тем не менее, время трансляции, а иногда и темы для обсуждения задаются телевизионным каналом, транслирующим SMS-чат. Телевизионное SMS-общение не требует строгого соблюдения принятых в обществе правил О., что также сближает его с межличностным и связано с тем, что передаваемое сообщение не обязательно должно быть понятным широкой аудитории. При индивидуально-личностной направленности SMS-сообщение может быть составлено т. о., что передаваемая информация будет понятной лишь какому-то конкретному лицу. Специфика аудитории в телевизионном SMS-общение состоит в том, что каждый человек или группа лиц в любой момент может уйти от позиции стороннего наблюдателя, может стать коммуникатором, а потом вернуться к прежней позиции. Коммуникатор в телевизионном SMS-общение может приобретать коллективный характер, когда выступает от имени группы, к-рую он представляет, а может носить и индивидуальный характер. Эта характеристика представляет собой синтез характеристик массовой коммуникации и межличностного О. Разл. группы SMS-сообщений включают: SMS-сообщения как «Я-сообщения», характеризующиеся самопрезентацией; сообщения, обращенные к абстрактным людям; сообщения, ориентированные конкретным лицам, в связи с чем указываются их имена и т. п.; сообщения, побуждающие к взаимодействию и последующим SMS-ответам. Лит.: Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Интернет: воздействие на личность // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А. Е. Войскунского. М., 2000 ; Вердербер Р., Вердербер К. Психология общения. СПб.-М., 2003; Общение. Интенсивный курс. СПб.-М., 2005; Чуднова Н. В. Особенности образа «Я» «жителя Интернета» // Психол. журн. 2002, № 1. Л. И. Рюмшина


Управленческое общение: стиль стратификационный
специфический вид О. участников спорт. деятельности, изучаемый спорт. психологией и осуществляемый в процессе подготовки и участия спортсменов в спорт. соревнованиях. Осн. цель спорт. соревнований - достижение успеха в противоборстве с соперниками в соответствии с установленными правилами, за соблюдением к-рых наблюдают спорт. судьи. Психология спорт. соревнования предъявляет к спортсменам повышенные требования к их физич. и тактико-технической спорт. подготовке, самообладанию, способности волевой регуляции аффективных и негативных предстартовых и эмоциональных состояний соревновательного азарта, спорт. злости, преодолению чувства усталости, боли от спорт. травм, переживаний соревновательного стресса, горечи неудачи при проигрыше более слабым соперникам и пр. Психология спорт. соревнования накладывает свою печать на все виды и формы О. в с., побуждая спортсменов и их тренеров к постоянному совершенствованию спорт. мастерства при подготовке к очередным соревнованиям и после них путем анализа допущенных просчетов и тактических ошибок в подготовке и в ходе соревновательной борьбы. Спорт. психология О. в с. реализуется на разл. уровнях организации индивидуальной и командной спорт. деятельности: 1) внутриличностный уровень, когда спортсмен представляет и визуализирует предстоящий спорт. поединок с воображаемыми соперниками; 2) межличностный уровень, когда спортсмены общаются между собой, с тренером, руководителями, др. спорт. специалистами, членами своей команды, спорт. клуба в процессе подготовки к соревнованиям; 3) межгрупповой уровень - реализуется в учебно-тренировочной и соревновательной деятельности как между спорт. командами (игровые виды спорта) и их отдельными представителями (единоборства); 4) публично-массовидный уровень О., когда спортсмены во время спорт. состязаний (до или после них) общаются со спорт. судьями, спорт. болельщиками, представителями прессы и др. Наряду с уровнями О. в с. в спорт. психологии различают его виды по критериям эмоциональной вовлеченности и ролевого участия спортсменов в их межличностном взаимодействии во время тренировок и соревнований. Степень и характер напряженности эмоционального межличностного и межгруппового О. участников спорт. соревнований задается степенью зрелищности и популярности разл. видов спорта. Наиболее популярными спорт. играми являются футбол, хоккей, баскетбол, гандбол, регби и др. Среди единоборств наибольшей популярностью у населения и в СМИ пользуются бокс, спорт. и художественная гимнастика, фигурное катание на коньках, танцы на льду, а из технических видов спорта автогонки «Формула-1», авторалли и др. Степень эмоциональной вовлеченности в О. в с. непосредственно зависит у спортсменов от уровня их притязаний, самооценки своих возможностей, спорт. мастерства, опытности, а в предстартовых состояниях - от преобладающего типа мотивации участия спортсмена в предстоящем соревновании: мотивация достижение успеха (победа, личный рекорд), либо мотивация избегания неудачи (занять планируемое место, не проиграть аутсайдерам, просто участвовать в соревновании и пр.). Чем более подготовлен и более опытен спортсмен, чем более он мотивирован на успех, тем лучше он управляет своими эмоциями, более рационален и точен в выполнении соревновательных упражнений. Наименьший уровень эмоциональной вовлеченности в сочетании с наибольшим рациональноволевым самоконтролем всех процессов межличностного О. в с. наблюдаются у квалифицированных спортсменов в т. наз. состояниях пика «спорт. формы», когда все действия спортсмена совершаются в режиме автоматизированных двигательных навыков с наименьшими эмоционально-волевыми усилиями в преодолении трудностей соревнований. В состоянии «спорт. формы» происходит мобилизация резервных возможностей психики и организма спортсмена, устанавливаются высшие спорт. достижения. Для удержания данного состояния «спорт. формы» нек-рые профессиональные спортсмены используют запрещенные МОК лекарственные препараты-допинги, что чревато их спорт. дисквалификацией, утратой здоровья, лишением спорт. званий и пр. По критерию участия в спорт. соревновании психологи различают ролевые функции и ролевой статус спортсменов в команде - факторы, к-рые регулируют их деловое взаимодействие с партнерами, тренером, руководителями команды, спорт. судьями и соперниками во время состязания. Ролевые функции - это спорт. амплуа участника команды подобно актеру на спорт. сцене, действующему согласно сценарию тренера. Владение спорт. ролью программирует и определяет исход тех действий спортсмена и команды в целом, к-рые непосредственно направлены на достижение цели соревнования. Принятые спортсменами игровые роли, напр., в футбольной команде - нападающего, защитника, полузащитника, вратаря команды, управляют его игровым О. и взаимодействием с партнерами как во время соревнований, так и после соревнований, при разборе и тренерской оценке их действий. Ролевой статус (позиция, положение, место) измеряется величиной личного влияния спортсмена на партнеров и на состояние психол. атмосферы в команде, ее сплоченность и сыгранность, на основе индивидуального вклада спортсмена в достигнутые им лично и его командой результаты соревновательной деятельности. По степени активности ролевого статуса в спорт. играх различают статус капитана команды, основного или запасного игрока, статус лидеров и ведомых игроков и др. Решающим пед. фактором в достижении эффективного О. в с. является профессионализм и авторитет тренера, управляющего всеми процессами подготовки и участия спортсменов в соревнованиях. Тактические просчеты и пед. ошибки в тренерской деятельности порождают межличностные конфликты О. в с., снижают сыгранность и сплоченность спорт. команды. В целях формирования сплоченной команды тренеру следует учитывать особенности неформального О. спортсменов, их товарищеские и дружественные связи, психол. совместимость черт характера и свойств темперамента, склонность к агрессивности и конфликтности в состояниях эмоционального возбуждения и пр. Лит.: Ханин Ю. Л. Психология общения в спорте. М., 1980. С. А. Васюра


Управленческое общение: стиль стратификационный
В рамках класса «человек-человек» существуют профессии, О. представителей к-рых характеризуется прямо противоположными описанным выше качествами. Так, специфика «военного О.», существенно отличающая социальную группу военнослужащих (даже в невоенных сферах речевого О.) от др. социальных групп, определяется особенностями социального института военнослужащих, в рамках к-рого строго регламентируются все (речевые и неречевые) действия и существует высокая степень контроля всех сфер жизни, в т. ч. и личной. Типичными жанрами профессионального О. военнослужащих, составляющими ядро его организации, являются рапорт (доклад), инструкция (инструктаж), приказ (приказание). При этом структурно-композиционные и языковые (вербальные и невербальные) особенности профессионального О. военнослужащих имеют официальный статус и закреплены в Уставе Вооруженных сил, к-рый регламентирует речевые действия до мельчайших подробностей. Эта регламентация выражается в установленных формах речевого обращения начальника к подчиненному, формах приветствия, просьбы, представления и прощания, в использовании команды. Упорядоченность, согласованность действий достигается через употребление однозначно понимаемых речевых выражений, что способствует достижению наибольшего успеха при наименьшей затрате сил. Для профессионального О. сотрудников милиции характерны, прежде всего, широта, многоаспектность и конфликтность коммуникаций, а также публичность исполнения профессиональных действий и жесткий социальный контроль за их осуществлением. Лит.: Бодалев А. А. Личность и общение: Избр. психол. тр. М., 1995; Леонтьев А. А. Психология общения. М., 1997; Потеряхин А. Л. Психология управления. Основы межличностного общения. К., 1999; Селезнева Е. В. Общение как среда для саморазвития личности. М., 2002. Е. В. Селезнева


Управленческое общение: стиль стратификационный
типичная форма реагирования в человеческих контактах, обусловленная индивидными, личностными, социальными факторами, имеет большое значение для становления и успешного развития человеческих взаимоотношений, для создания благоприятного психол. климата на работе и вне ее ; это важный регулятор поведения. В отеч. психол. литературе имеются фундаментальные работы по формированию индивидуального стиля деятельности (Климов, 1969). Индивидуальный стиль рассматривается как присущая данному человеку система психол. приемов и способов деятельности с учетом природных, индивидных и личностных характеристик. Эта система используется человеком стихийно или сознательно в целях эффективного приспособления к существующим условиям и позволяет компенсировать те особенности личности, к-рые мешают успеху деятельности. Стиль О. - это индивидуальная стабильная форма коммуникативного поведения человека, проявляющаяся в любых условиях взаимодействия - в деловых и личных отношениях, в руководстве, воспитательных беседах с детьми, в способах принятия и осуществления решений, в избираемых приемах психол. влияния на людей, в методах разрешения межличностных и деловых конфликтов. Сформированный устойчивый индивидуальный стиль О. свидетельствует об уровне коммуникативного мастерства, достигнутом данным человеком. Стиль допускает дальнейшее обучение новым умениям и навыкам О., приемам воздействия и влияния на людей, способам снятия напряженности и приспособления, адаптации, преодоления испытываемых трудностей. Особое влияние на стиль О. человека накладывает профессиональная деятельность, требующая интенсивного и разностороннего О. Поэтому можно говорить о своеобразно организованном и профессионально-типичном стиле О. педагога, врача, режиссера, экскурсовода, тренера, следователя и т. д. Стиль О. имеет внешние (экспрессивные) и интенсивностные характеристики, своеобразную эмоционально-волевую окраску, определяемую темпераментом, психофизиол. и личностными особенностями человека, арсеналом используемых им вербальных и невербальных средств. Он обладает также содержательными характеристиками, в к-рых отражаются: а) доминирующая мотивация личности (потребность в О. и принятии, в эмоциональной поддержке, в самоутверждении); б) специальные способности к сопереживанию и пониманию др. людей (мягкость, доброжелательность, терпимость или жесткость, рационализм, эгоцентризм, приписывание недостатков, предубежденность); в) уровень собственного достоинства (навязывание своих мнений, навязчивое и публичное самооправдание или естественность и спонтанность; признание своих ошибок и недостатков или амбиция и отстаивание «чести мундира»; г) направленность личности и в связи с этим избираемый характер воздействий на людей (манипуляторский, демократический, партнерски-уступчивый стили). В стиле О. многое определяется прирожденными особенностями человека, такими как темперамент, нейродинамические особенности, деятельность эндокринной, гуморальной, кровеносной систем. Опр. тип темперамента обусловливает высоко- или низкоэкспрессивный стиль О., а также открытость или закрытость стиля, специфические жесты (закрытый стиль - человек прикрывает рот, опускает глаза и т. д.; открытый стиль - раскрытые ладони, прямой взгляд и т. п.). Лит.: Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань, 1969; Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Погольша В. М. Межличностное общение. СПб., 2001. В. Н. Куницына


Управленческое общение: стиль стратификационный
типичная форма реагирования в человеческих контактах, обусловленная индивидными, личностными, социальными факторами, имеет большое значение для становления и успешного развития человеческих взаимоотношений, для создания благоприятного психол. климата на работе и вне ее ; это важный регулятор поведения. В отеч. психол. литературе имеются фундаментальные работы по формированию индивидуального стиля деятельности (Климов, 1969). Индивидуальный стиль рассматривается как присущая данному человеку система психол. приемов и способов деятельности с учетом природных, индивидных и личностных характеристик. Эта система используется человеком стихийно или сознательно в целях эффективного приспособления к существующим условиям и позволяет компенсировать те особенности личности, к-рые мешают успеху деятельности. Стиль О. - это индивидуальная стабильная форма коммуникативного поведения человека, проявляющаяся в любых условиях взаимодействия - в деловых и личных отношениях, в руководстве, воспитательных беседах с детьми, в способах принятия и осуществления решений, в избираемых приемах психол. влияния на людей, в методах разрешения межличностных и деловых конфликтов. Сформированный устойчивый индивидуальный стиль О. свидетельствует об уровне коммуникативного мастерства, достигнутом данным человеком. Стиль допускает дальнейшее обучение новым умениям и навыкам О., приемам воздействия и влияния на людей, способам снятия напряженности и приспособления, адаптации, преодоления испытываемых трудностей. Особое влияние на стиль О. человека накладывает профессиональная деятельность, требующая интенсивного и разностороннего О. Поэтому можно говорить о своеобразно организованном и профессионально-типичном стиле О. педагога, врача, режиссера, экскурсовода, тренера, следователя и т. д. Стиль О. имеет внешние (экспрессивные) и интенсивностные характеристики, своеобразную эмоционально-волевую окраску, определяемую темпераментом, психофизиол. и личностными особенностями человека, арсеналом используемых им вербальных и невербальных средств. Он обладает также содержательными характеристиками, в к-рых отражаются: а) доминирующая мотивация личности (потребность в О. и принятии, в эмоциональной поддержке, в самоутверждении); б) специальные способности к сопереживанию и пониманию др. людей (мягкость, доброжелательность, терпимость или жесткость, рационализм, эгоцентризм, приписывание недостатков, предубежденность); в) уровень собственного достоинства (навязывание своих мнений, навязчивое и публичное самооправдание или естественность и спонтанность; признание своих ошибок и недостатков или амбиция и отстаивание «чести мундира»; г) направленность личности и в связи с этим избираемый характер воздействий на людей (манипуляторский, демократический, партнерски-уступчивый стили). В стиле О. многое определяется прирожденными особенностями человека, такими как темперамент, нейродинамические особенности, деятельность эндокринной, гуморальной, кровеносной систем. Опр. тип темперамента обусловливает высоко- или низкоэкспрессивный стиль О., а также открытость или закрытость стиля, специфические жесты (закрытый стиль - человек прикрывает рот, опускает глаза и т. д.; открытый стиль - раскрытые ладони, прямой взгляд и т. п.). Лит.: Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань, 1969; Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Погольша В. М. Межличностное общение. СПб., 2001. В. Н. Куницына


Управленческое общение: стиль стратификационный
свойственен руководителям, к-рые планируют свое личностное и квалификационно-профессиональное развитие с единственной целью - изменить свой статус в системе управленческой иерархии. В условиях ужесточения внутрикорпоративной конкуренции в среде управленцев для многих из них движение по служебной лестнице нередко является единственным способом профессиональной самореализации. В этом смысле оценка данного стиля управленческого О. в отношении его продуктивности может быть двоякой. С одн. стор., его продуктивность несомненна, если данный стиль направлен на решение задач развития карьеры самого руководителя, но, с др. стор., в его продуктивности можно усомниться, если руководитель с подобным стилем управленческого О. решает, напр., вопросы, связанные с формированием кадрового резерва на управленческие должности своего подразделения. Высокий уровень мотивации конкурентного поведения не позволит ему сформировать по-настоящему сильный резерв по причине противодействия ротации управленческого персонала. Лит.: Экономическая психология / Под ред. И. В. Андреевой. СПб., 2000. Е. В. Цуканова


Управленческое общение: стиль терминаторский
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Управленческое общение: стиль терминаторский
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Управленческое общение: стиль терминаторский
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Управленческое общение: стиль терминаторский
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Управленческое общение: стиль терминаторский
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Управленческое общение: стиль терминаторский
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Управленческое общение: стиль терминаторский
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


Управленческое общение: стиль терминаторский
могут быть определены в зависимости от выполняемых им функций. 1) Управленческое общение (У. о.) в сфере реализации экспертной функции - когда руководитель выступает как эксперт в оценивании продукта деятельности подчиненного или самого процесса совмест. деятельности. 2) У. о. в сфере реализации представительской функции позволяет руководителю представить интересы своего коллектива на разных управленческих уровнях в структуре организационного управления, а также в более широком профессиональном сообществе за пределами внутриорганизационных отношений. В сфере реализации представительской функции управления устанавливается взаимодействие с вышестоящим руководством (первыми лицами организации), управленческим персоналом, руководителями одного и того же или более высокого управленческих рангов, специалистами организации, работающими на ключевых должностях. 3) У. о. в организационной сфере предполагает выполнение руководителем функций организации деятельности вверенного ему коллектива посредством решения управленческих задач по планированию и координации деятельности, контроля над соблюдением ее технологий и результатами. Руководитель осуществляет взаимодействие не только со своими непосредственными подчиненными, но и с управленческим персоналом организации в целом, руководителями др. подразделений, отдельными специалистами, разл. обществ. организациями. 4) У. о. в кадровой сфере - предполагает выполнение руководителем множества функций, связанных с управлением персоналом - профессиональным отбором и подбором кадров, их диагностикой и оценкой, адаптацией и развитием персонала, его аттестацией и проч. 5) У. о. в сфере гармонизации социально-психол. характеристик коллектива - направлено на реализацию воспитательной функции руководства. 6) У. о. в сфере оптимизации условий и режимов труда: решение вопросов по сохранению и поддержанию работоспособности сотрудников, созданию условий для безопасности труда, соблюдением опр. экологических и санитарных норм производственной деятельности. 7) У. о. в сфере формирования организационной культуры - создание и реализация традиций и обрядов организации, формирование элементов корпоративной культуры и имиджа организации. 8) Бытовое О. руководителя с подчиненными и коллегами-управленцами, составляющее основу неформальных отношений в организации. 9) Сфера реализации У. о., обеспечивающая безопасность деятельности организации в направлениях: производственно-технол., финансово-эконом., информационном, социальном, кадровом. Цель - предупреждение рисков конкурентного взаимодействия организации с др. субъектами коммерческой деятельности во внеш. бизнес-среде; социальных и др. рисков, в т. ч. коммуникационных, возникающих во внеш. и внутр. системах корпоративного взаимодействия, PR-рисков, репутационных и проч. Управление рисками в кадровой работе, обусловленными низким уровнем компетентности, лояльности и благонадежности персонала, представляет собой новый тип и новую сферу У. о. (10-я сфера У. о.). Кадровый риск-менеджмент - система специальных управленческих действий, направленных на оптимизацию зоны базового риска, к-рой является работа с кадрами. Ошибки в этой зоне обязательно сказываются на результатах функционирования и развития предприятия. В связи с этим одна из актуальных в практическом отношении задач состоит в том, чтобы снабдить руководителей всех уровней управленческой иерархии совр. технологиями управления персоналом в целом и инструментарием кадрового рискменеджмента в частности. Осн. цель управления кадровыми рисками состоит в том, чтобы преодолевать риски и минимизировать их последствия. Лит.: Бляхман Л. С. Организация управления социалистическим предприятием. М., 1983; Бородин И. А. Основы психологии корпоративной безопасности. М., 2004; Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 1997; Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М., 1986; Цуканова Е. В. Управленческое взаимодействие в системе кадровой работы // Акмеолог кадровой работы. Учебное пособие. М., 2007. Е. В. Цуканова


Управленческое общение: стиль терминаторский
один из возможных методологических подходов к исследованию О. До появления работы Розенблюма и Бипера исследователи строили свои представления о целом путем соединения результатов анализа отдельных частей. После ее появления ученые все больше стремятся выработать свои представления о частях путем декомпозиции своего представления о целом, и такая ориентация стала называться системной т. зр. (Черч мен и Эрмери). Этот же путь можно проследить на примере изучения О. Так, в своей работе «О человеческом О.» К. Черри приводит большое число способов для изучения О. В 1966 г. Альфред Смит предложил способы классификации О., пытаясь связать воедино многочисл. и полезные сами по себе работы. Но его классификация позволяла лишь упорядочить отобранные результаты. С др. стор., по мнению Р. Акоффа и Ф. Эмери, человеческое О. является такой большой системой, что разобраться в ее частях оказывается столь же непосильной задачей, как и плодотворно изучать О. в отрыве от др. аспектов человеческого поведения. Отеч. психологи также утверждают, что О. является многоуровневым, многомерным, обладающим разнопорядковыми свойствами, т. е. системным процессом (Б. Ф. Ломов). О возможности системного рассмотрения внутр. средств регуляции коммуникативной деятельности (объединенных Л. А. Петровской термином «коммуникативная компетентность») говорится в исследовании Ю. М. Жукова. Хотя система О. объективна по характеру, она в то же время и субъективна, поскольку конфигурация образующих ее элементов в реальном психол. исследовании выбирается в соответствии с интересами ученого. Исходя из теории деятельности, разработанной отеч. психол. школой, проведено системное эмпирическое исследование процесса О. (Н. Д. Творогова). В предварительно опубликованной в 1975 г. статье «Системный подход к психол. исследованию структуры деятельности О. личности» (Н. Д. Творогова) показано, что теория деятельности является примером системного подхода в психологии, так же как теория функц. систем П. К. Анохина обоснованно считается примером системного подхода в физиологии. Узловыми элементами, представляющими собой внутр. архитектонику психич. деятельности, являются: потребность, мотив, цель, действие, операция, результат (А. Н. Леонтьев). Эти «единицы» человеческой деятельности образуют ее структуру (А. Н. Леонтьев), к-рая может быть значительно дополнена за счет выделения механизмов, обеспечивающих взаимодействие указанных выше структурных элементов деятельности (Прибрам, Галантер, 1964; Анохин, 1971; Лурия, 1969; и др.) за счет привнесения элементов, характерных лишь для опр. видов деятельности (Платонов, 1972; Тихомиров, 1971; Norman, 1970; Weckelgen, 1970; и др.), за счет разложения отдельных элементов на составляющие их функц. блоки, за счет определения их операционной структуры (Sperling, 1963; Morton, 1970; Norman, 1970; Анохин, 1971), «микроструктуры» (Зинченко, 1972, 1973) деятельности. Однако все виды деятельности, независимо от количества составляющих их компонентов, имеют принципиально одну и ту же макроструктуру. В связи с этим деятельность рассматривается как система, имеющая четкую устойчивость структуры. Рассмотрение деятельности как системы делает ее тем методологическим принципом, к-рый помогает конкретным эксперим. исследованиям не ограничиваться аналитическим изучением какого-то частного объекта или явления, а точно идентифицировать место этого частного объекта или явления в общей системе, тем самым обеспечив возможность его анализа и синтеза. Деятельностный подход к О. позволяет выделить след. структурные элементы процесса О. при интраиндивидном подходе к его изучению: потребность в О., мотивы О. (аффилиации, достижения, доминирования и др.); цели О., социальная перцепция (оценка ситуации, в к-рой протекает О.), техника О., результаты и оценка результатов своего О. Гипотеза об указанной выше интроиндивидной структуре процесса О. была эмпирически подтверждена в специально проведенном исследовании (Творогова, 1977). Изучались не любые составляющие процесса О. личности (их случайный набор), а именно их система. В кач. системообразующего фактора рассматривалась субъективно значимая цель - желаемый межличностный статус в своей группе (др. возможными результатами, «продуктами» О. личности могли стать и такие, как: уровень интеграции совместной деятельности (В. В. Рубцов), уровень развития группы (В. В. Рыжков), общительность как индивидуально-устойчивое свойство личности (А. И. Крупнов), личные взаимоотношения (Я. Л. Коломинский), образ другого и образ самого себя (М. И. Лисина), а также предложенные в связи с изучением студентов: академическая успеваемость, обществ. активность, здоровье (Н. Д. Творогова). Лит.: Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984; Петровская Л. А. Компетентность в общении. М., 1989; Творогова Н. Д. Системный подход к психологическому исследованию структуры деятельности общения личности // Комплексное изучение человека и формирование всесторонне развитой личности. М., 1975. Н. Д. Творогова


Управленческое общение: стиль терминаторский
от англ. Short Message Service - служба коротких сообщений) - разновидность интерактивной модели вещания, к к-рой все более стремится совр. телевидение, основанная на синтезе телевидения и компьютерных технологий. Телевизионную интерактивную модель вещания от обычной отличает возможность телезрителя, к-рый по собственной воле становится активным субъектом коммуникативного процесса, лично воздействовать на производство телевизионного продукта. «Интерактивное телевидение» положило начало новым формам О., обладающими особенностями: к ним может быть отнесено телевизионное SMS-общение. По причине опосредствованности в телевизионном SMS-общении отсутствует прямой, непосредственный контакт коммуникатора с аудиторией: SMS-общение как разновидность интеракции дает возможность получения обратной связи. Телевизионное SMS-общение имеет как социальную, так и индивидуально-личностную направленность, не носит организованного характера, спонтанно, что сближает его с межличностным. Тем не менее, время трансляции, а иногда и темы для обсуждения задаются телевизионным каналом, транслирующим SMS-чат. Телевизионное SMS-общение не требует строгого соблюдения принятых в обществе правил О., что также сближает его с межличностным и связано с тем, что передаваемое сообщение не обязательно должно быть понятным широкой аудитории. При индивидуально-личностной направленности SMS-сообщение может быть составлено т. о., что передаваемая информация будет понятной лишь какому-то конкретному лицу. Специфика аудитории в телевизионном SMS-общение состоит в том, что каждый человек или группа лиц в любой момент может уйти от позиции стороннего наблюдателя, может стать коммуникатором, а потом вернуться к прежней позиции. Коммуникатор в телевизионном SMS-общение может приобретать коллективный характер, когда выступает от имени группы, к-рую он представляет, а может носить и индивидуальный характер. Эта характеристика представляет собой синтез характеристик массовой коммуникации и межличностного О. Разл. группы SMS-сообщений включают: SMS-сообщения как «Я-сообщения», характеризующиеся самопрезентацией; сообщения, обращенные к абстрактным людям; сообщения, ориентированные конкретным лицам, в связи с чем указываются их имена и т. п.; сообщения, побуждающие к взаимодействию и последующим SMS-ответам. Лит.: Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Интернет: воздействие на личность // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А. Е. Войскунского. М., 2000 ; Вердербер Р., Вердербер К. Психология общения. СПб.-М., 2003; Общение. Интенсивный курс. СПб.-М., 2005; Чуднова Н. В. Особенности образа «Я» «жителя Интернета» // Психол. журн. 2002, № 1. Л. И. Рюмшина


Управленческое общение: стиль терминаторский
специфический вид О. участников спорт. деятельности, изучаемый спорт. психологией и осуществляемый в процессе подготовки и участия спортсменов в спорт. соревнованиях. Осн. цель спорт. соревнований - достижение успеха в противоборстве с соперниками в соответствии с установленными правилами, за соблюдением к-рых наблюдают спорт. судьи. Психология спорт. соревнования предъявляет к спортсменам повышенные требования к их физич. и тактико-технической спорт. подготовке, самообладанию, способности волевой регуляции аффективных и негативных предстартовых и эмоциональных состояний соревновательного азарта, спорт. злости, преодолению чувства усталости, боли от спорт. травм, переживаний соревновательного стресса, горечи неудачи при проигрыше более слабым соперникам и пр. Психология спорт. соревнования накладывает свою печать на все виды и формы О. в с., побуждая спортсменов и их тренеров к постоянному совершенствованию спорт. мастерства при подготовке к очередным соревнованиям и после них путем анализа допущенных просчетов и тактических ошибок в подготовке и в ходе соревновательной борьбы. Спорт. психология О. в с. реализуется на разл. уровнях организации индивидуальной и командной спорт. деятельности: 1) внутриличностный уровень, когда спортсмен представляет и визуализирует предстоящий спорт. поединок с воображаемыми соперниками; 2) межличностный уровень, когда спортсмены общаются между собой, с тренером, руководителями, др. спорт. специалистами, членами своей команды, спорт. клуба в процессе подготовки к соревнованиям; 3) межгрупповой уровень - реализуется в учебно-тренировочной и соревновательной деятельности как между спорт. командами (игровые виды спорта) и их отдельными представителями (единоборства); 4) публично-массовидный уровень О., когда спортсмены во время спорт. состязаний (до или после них) общаются со спорт. судьями, спорт. болельщиками, представителями прессы и др. Наряду с уровнями О. в с. в спорт. психологии различают его виды по критериям эмоциональной вовлеченности и ролевого участия спортсменов в их межличностном взаимодействии во время тренировок и соревнований. Степень и характер напряженности эмоционального межличностного и межгруппового О. участников спорт. соревнований задается степенью зрелищности и популярности разл. видов спорта. Наиболее популярными спорт. играми являются футбол, хоккей, баскетбол, гандбол, регби и др. Среди единоборств наибольшей популярностью у населения и в СМИ пользуются бокс, спорт. и художественная гимнастика, фигурное катание на коньках, танцы на льду, а из технических видов спорта автогонки «Формула-1», авторалли и др. Степень эмоциональной вовлеченности в О. в с. непосредственно зависит у спортсменов от уровня их притязаний, самооценки своих возможностей, спорт. мастерства, опытности, а в предстартовых состояниях - от преобладающего типа мотивации участия спортсмена в предстоящем соревновании: мотивация достижение успеха (победа, личный рекорд), либо мотивация избегания неудачи (занять планируемое место, не проиграть аутсайдерам, просто участвовать в соревновании и пр.). Чем более подготовлен и более опытен спортсмен, чем более он мотивирован на успех, тем лучше он управляет своими эмоциями, более рационален и точен в выполнении соревновательных упражнений. Наименьший уровень эмоциональной вовлеченности в сочетании с наибольшим рациональноволевым самоконтролем всех процессов межличностного О. в с. наблюдаются у квалифицированных спортсменов в т. наз. состояниях пика «спорт. формы», когда все действия спортсмена совершаются в режиме автоматизированных двигательных навыков с наименьшими эмоционально-волевыми усилиями в преодолении трудностей соревнований. В состоянии «спорт. формы» происходит мобилизация резервных возможностей психики и организма спортсмена, устанавливаются высшие спорт. достижения. Для удержания данного состояния «спорт. формы» нек-рые профессиональные спортсмены используют запрещенные МОК лекарственные препараты-допинги, что чревато их спорт. дисквалификацией, утратой здоровья, лишением спорт. званий и пр. По критерию участия в спорт. соревновании психологи различают ролевые функции и ролевой статус спортсменов в команде - факторы, к-рые регулируют их деловое взаимодействие с партнерами, тренером, руководителями команды, спорт. судьями и соперниками во время состязания. Ролевые функции - это спорт. амплуа участника команды подобно актеру на спорт. сцене, действующему согласно сценарию тренера. Владение спорт. ролью программирует и определяет исход тех действий спортсмена и команды в целом, к-рые непосредственно направлены на достижение цели соревнования. Принятые спортсменами игровые роли, напр., в футбольной команде - нападающего, защитника, полузащитника, вратаря команды, управляют его игровым О. и взаимодействием с партнерами как во время соревнований, так и после соревнований, при разборе и тренерской оценке их действий. Ролевой статус (позиция, положение, место) измеряется величиной личного влияния спортсмена на партнеров и на состояние психол. атмосферы в команде, ее сплоченность и сыгранность, на основе индивидуального вклада спортсмена в достигнутые им лично и его командой результаты соревновательной деятельности. По степени активности ролевого статуса в спорт. играх различают статус капитана команды, основного или запасного игрока, статус лидеров и ведомых игроков и др. Решающим пед. фактором в достижении эффективного О. в с. является профессионализм и авторитет тренера, управляющего всеми процессами подготовки и участия спортсменов в соревнованиях. Тактические просчеты и пед. ошибки в тренерской деятельности порождают межличностные конфликты О. в с., снижают сыгранность и сплоченность спорт. команды. В целях формирования сплоченной команды тренеру следует учитывать особенности неформального О. спортсменов, их товарищеские и дружественные связи, психол. совместимость черт характера и свойств темперамента, склонность к агрессивности и конфликтности в состояниях эмоционального возбуждения и пр. Лит.: Ханин Ю. Л. Психология общения в спорте. М., 1980. С. А. Васюра


Управленческое общение: стиль терминаторский
В рамках класса «человек-человек» существуют профессии, О. представителей к-рых характеризуется прямо противоположными описанным выше качествами. Так, специфика «военного О.», существенно отличающая социальную группу военнослужащих (даже в невоенных сферах речевого О.) от др. социальных групп, определяется особенностями социального института военнослужащих, в рамках к-рого строго регламентируются все (речевые и неречевые) действия и существует высокая степень контроля всех сфер жизни, в т. ч. и личной. Типичными жанрами профессионального О. военнослужащих, составляющими ядро его организации, являются рапорт (доклад), инструкция (инструктаж), приказ (приказание). При этом структурно-композиционные и языковые (вербальные и невербальные) особенности профессионального О. военнослужащих имеют официальный статус и закреплены в Уставе Вооруженных сил, к-рый регламентирует речевые действия до мельчайших подробностей. Эта регламентация выражается в установленных формах речевого обращения начальника к подчиненному, формах приветствия, просьбы, представления и прощания, в использовании команды. Упорядоченность, согласованность действий достигается через употребление однозначно понимаемых речевых выражений, что способствует достижению наибольшего успеха при наименьшей затрате сил. Для профессионального О. сотрудников милиции характерны, прежде всего, широта, многоаспектность и конфликтность коммуникаций, а также публичность исполнения профессиональных действий и жесткий социальный контроль за их осуществлением. Лит.: Бодалев А. А. Личность и общение: Избр. психол. тр. М., 1995; Леонтьев А. А. Психология общения. М., 1997; Потеряхин А. Л. Психология управления. Основы межличностного общения. К., 1999; Селезнева Е. В. Общение как среда для саморазвития личности. М., 2002. Е. В. Селезнева


Управленческое общение: стиль терминаторский
типичная форма реагирования в человеческих контактах, обусловленная индивидными, личностными, социальными факторами, имеет большое значение для становления и успешного развития человеческих взаимоотношений, для создания благоприятного психол. климата на работе и вне ее ; это важный регулятор поведения. В отеч. психол. литературе имеются фундаментальные работы по формированию индивидуального стиля деятельности (Климов, 1969). Индивидуальный стиль рассматривается как присущая данному человеку система психол. приемов и способов деятельности с учетом природных, индивидных и личностных характеристик. Эта система используется человеком стихийно или сознательно в целях эффективного приспособления к существующим условиям и позволяет компенсировать те особенности личности, к-рые мешают успеху деятельности. Стиль О. - это индивидуальная стабильная форма коммуникативного поведения человека, проявляющаяся в любых условиях взаимодействия - в деловых и личных отношениях, в руководстве, воспитательных беседах с детьми, в способах принятия и осуществления решений, в избираемых приемах психол. влияния на людей, в методах разрешения межличностных и деловых конфликтов. Сформированный устойчивый индивидуальный стиль О. свидетельствует об уровне коммуникативного мастерства, достигнутом данным человеком. Стиль допускает дальнейшее обучение новым умениям и навыкам О., приемам воздействия и влияния на людей, способам снятия напряженности и приспособления, адаптации, преодоления испытываемых трудностей. Особое влияние на стиль О. человека накладывает профессиональная деятельность, требующая интенсивного и разностороннего О. Поэтому можно говорить о своеобразно организованном и профессионально-типичном стиле О. педагога, врача, режиссера, экскурсовода, тренера, следователя и т. д. Стиль О. имеет внешние (экспрессивные) и интенсивностные характеристики, своеобразную эмоционально-волевую окраску, определяемую темпераментом, психофизиол. и личностными особенностями человека, арсеналом используемых им вербальных и невербальных средств. Он обладает также содержательными характеристиками, в к-рых отражаются: а) доминирующая мотивация личности (потребность в О. и принятии, в эмоциональной поддержке, в самоутверждении); б) специальные способности к сопереживанию и пониманию др. людей (мягкость, доброжелательность, терпимость или жесткость, рационализм, эгоцентризм, приписывание недостатков, предубежденность); в) уровень собственного достоинства (навязывание своих мнений, навязчивое и публичное самооправдание или естественность и спонтанность; признание своих ошибок и недостатков или амбиция и отстаивание «чести мундира»; г) направленность личности и в связи с этим избираемый характер воздействий на людей (манипуляторский, демократический, партнерски-уступчивый стили). В стиле О. многое определяется прирожденными особенностями человека, такими как темперамент, нейродинамические особенности, деятельность эндокринной, гуморальной, кровеносной систем. Опр. тип темперамента обусловливает высоко- или низкоэкспрессивный стиль О., а также открытость или закрытость стиля, специфические жесты (закрытый стиль - человек прикрывает рот, опускает глаза и т. д.; открытый стиль - раскрытые ладони, прямой взгляд и т. п.). Лит.: Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань, 1969; Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Погольша В. М. Межличностное общение. СПб., 2001. В. Н. Куницына


Управленческое общение: стиль терминаторский
типичная форма реагирования в человеческих контактах, обусловленная индивидными, личностными, социальными факторами, имеет большое значение для становления и успешного развития человеческих взаимоотношений, для создания благоприятного психол. климата на работе и вне ее ; это важный регулятор поведения. В отеч. психол. литературе имеются фундаментальные работы по формированию индивидуального стиля деятельности (Климов, 1969). Индивидуальный стиль рассматривается как присущая данному человеку система психол. приемов и способов деятельности с учетом природных, индивидных и личностных характеристик. Эта система используется человеком стихийно или сознательно в целях эффективного приспособления к существующим условиям и позволяет компенсировать те особенности личности, к-рые мешают успеху деятельности. Стиль О. - это индивидуальная стабильная форма коммуникативного поведения человека, проявляющаяся в любых условиях взаимодействия - в деловых и личных отношениях, в руководстве, воспитательных беседах с детьми, в способах принятия и осуществления решений, в избираемых приемах психол. влияния на людей, в методах разрешения межличностных и деловых конфликтов. Сформированный устойчивый индивидуальный стиль О. свидетельствует об уровне коммуникативного мастерства, достигнутом данным человеком. Стиль допускает дальнейшее обучение новым умениям и навыкам О., приемам воздействия и влияния на людей, способам снятия напряженности и приспособления, адаптации, преодоления испытываемых трудностей. Особое влияние на стиль О. человека накладывает профессиональная деятельность, требующая интенсивного и разностороннего О. Поэтому можно говорить о своеобразно организованном и профессионально-типичном стиле О. педагога, врача, режиссера, экскурсовода, тренера, следователя и т. д. Стиль О. имеет внешние (экспрессивные) и интенсивностные характеристики, своеобразную эмоционально-волевую окраску, определяемую темпераментом, психофизиол. и личностными особенностями человека, арсеналом используемых им вербальных и невербальных средств. Он обладает также содержательными характеристиками, в к-рых отражаются: а) доминирующая мотивация личности (потребность в О. и принятии, в эмоциональной поддержке, в самоутверждении); б) специальные способности к сопереживанию и пониманию др. людей (мягкость, доброжелательность, терпимость или жесткость, рационализм, эгоцентризм, приписывание недостатков, предубежденность); в) уровень собственного достоинства (навязывание своих мнений, навязчивое и публичное самооправдание или естественность и спонтанность; признание своих ошибок и недостатков или амбиция и отстаивание «чести мундира»; г) направленность личности и в связи с этим избираемый характер воздействий на людей (манипуляторский, демократический, партнерски-уступчивый стили). В стиле О. многое определяется прирожденными особенностями человека, такими как темперамент, нейродинамические особенности, деятельность эндокринной, гуморальной, кровеносной систем. Опр. тип темперамента обусловливает высоко- или низкоэкспрессивный стиль О., а также открытость или закрытость стиля, специфические жесты (закрытый стиль - человек прикрывает рот, опускает глаза и т. д.; открытый стиль - раскрытые ладони, прямой взгляд и т. п.). Лит.: Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань, 1969; Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Погольша В. М. Межличностное общение. СПб., 2001. В. Н. Куницына


Управленческое общение: стиль терминаторский
свойственен руководителям, к-рые планируют свое личностное и квалификационно-профессиональное развитие с единственной целью - изменить свой статус в системе управленческой иерархии. В условиях ужесточения внутрикорпоративной конкуренции в среде управленцев для многих из них движение по служебной лестнице нередко является единственным способом профессиональной самореализации. В этом смысле оценка данного стиля управленческого О. в отношении его продуктивности может быть двоякой. С одн. стор., его продуктивность несомненна, если данный стиль направлен на решение задач развития карьеры самого руководителя, но, с др. стор., в его продуктивности можно усомниться, если руководитель с подобным стилем управленческого О. решает, напр., вопросы, связанные с формированием кадрового резерва на управленческие должности своего подразделения. Высокий уровень мотивации конкурентного поведения не позволит ему сформировать по-настоящему сильный резерв по причине противодействия ротации управленческого персонала. Лит.: Экономическая психология / Под ред. И. В. Андреевой. СПб., 2000. Е. В. Цуканова


Управленческое общение: стиль терминаторский
направлен на уничтожение самого дорогого ресурса любой организации - компетентного персонала. Руководитель, обладающий данным стилем, использует методы дезорганизации, декоординации, дестимулирования, демотивации, декомпетенции, т. е., др. словами, делает все от себя зависящее, чтобы силой данной ему власти не задерживать в своем подразделении наиболее профессиональных и достойных сотрудников. Терминаторский стиль управленческого О. приводит к высокой текучести кадров, вымыванию из кадрового состава подразделений и организации в целом наиболее квалифицированных и достойных в личностном отношении специалистов, стремительному притоку рискогенного персонала, занимающего освободившиеся кадровые ниши, низким «потолкам» личностного и профессионального развития обновившегося т. о. персонала, снижению по этим причинам конкурентоспособности организации до такого критического уровня, когда остро актуальной становится проблема не только кадровой, но в целом корпоративной безопасности, что может поставить под удар само существование организации и ее дела. Лит.: Шапарь В. Б. Терминаторский менеджмент, или Искусство уничтожения компетентных работников. Ростов-н/Д, 2005. Е. В. Цуканова


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
могут быть определены в зависимости от выполняемых им функций. 1) Управленческое общение (У. о.) в сфере реализации экспертной функции - когда руководитель выступает как эксперт в оценивании продукта деятельности подчиненного или самого процесса совмест. деятельности. 2) У. о. в сфере реализации представительской функции позволяет руководителю представить интересы своего коллектива на разных управленческих уровнях в структуре организационного управления, а также в более широком профессиональном сообществе за пределами внутриорганизационных отношений. В сфере реализации представительской функции управления устанавливается взаимодействие с вышестоящим руководством (первыми лицами организации), управленческим персоналом, руководителями одного и того же или более высокого управленческих рангов, специалистами организации, работающими на ключевых должностях. 3) У. о. в организационной сфере предполагает выполнение руководителем функций организации деятельности вверенного ему коллектива посредством решения управленческих задач по планированию и координации деятельности, контроля над соблюдением ее технологий и результатами. Руководитель осуществляет взаимодействие не только со своими непосредственными подчиненными, но и с управленческим персоналом организации в целом, руководителями др. подразделений, отдельными специалистами, разл. обществ. организациями. 4) У. о. в кадровой сфере - предполагает выполнение руководителем множества функций, связанных с управлением персоналом - профессиональным отбором и подбором кадров, их диагностикой и оценкой, адаптацией и развитием персонала, его аттестацией и проч. 5) У. о. в сфере гармонизации социально-психол. характеристик коллектива - направлено на реализацию воспитательной функции руководства. 6) У. о. в сфере оптимизации условий и режимов труда: решение вопросов по сохранению и поддержанию работоспособности сотрудников, созданию условий для безопасности труда, соблюдением опр. экологических и санитарных норм производственной деятельности. 7) У. о. в сфере формирования организационной культуры - создание и реализация традиций и обрядов организации, формирование элементов корпоративной культуры и имиджа организации. 8) Бытовое О. руководителя с подчиненными и коллегами-управленцами, составляющее основу неформальных отношений в организации. 9) Сфера реализации У. о., обеспечивающая безопасность деятельности организации в направлениях: производственно-технол., финансово-эконом., информационном, социальном, кадровом. Цель - предупреждение рисков конкурентного взаимодействия организации с др. субъектами коммерческой деятельности во внеш. бизнес-среде; социальных и др. рисков, в т. ч. коммуникационных, возникающих во внеш. и внутр. системах корпоративного взаимодействия, PR-рисков, репутационных и проч. Управление рисками в кадровой работе, обусловленными низким уровнем компетентности, лояльности и благонадежности персонала, представляет собой новый тип и новую сферу У. о. (10-я сфера У. о.). Кадровый риск-менеджмент - система специальных управленческих действий, направленных на оптимизацию зоны базового риска, к-рой является работа с кадрами. Ошибки в этой зоне обязательно сказываются на результатах функционирования и развития предприятия. В связи с этим одна из актуальных в практическом отношении задач состоит в том, чтобы снабдить руководителей всех уровней управленческой иерархии совр. технологиями управления персоналом в целом и инструментарием кадрового рискменеджмента в частности. Осн. цель управления кадровыми рисками состоит в том, чтобы преодолевать риски и минимизировать их последствия. Лит.: Бляхман Л. С. Организация управления социалистическим предприятием. М., 1983; Бородин И. А. Основы психологии корпоративной безопасности. М., 2004; Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 1997; Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М., 1986; Цуканова Е. В. Управленческое взаимодействие в системе кадровой работы // Акмеолог кадровой работы. Учебное пособие. М., 2007. Е. В. Цуканова


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
один из возможных методологических подходов к исследованию О. До появления работы Розенблюма и Бипера исследователи строили свои представления о целом путем соединения результатов анализа отдельных частей. После ее появления ученые все больше стремятся выработать свои представления о частях путем декомпозиции своего представления о целом, и такая ориентация стала называться системной т. зр. (Черч мен и Эрмери). Этот же путь можно проследить на примере изучения О. Так, в своей работе «О человеческом О.» К. Черри приводит большое число способов для изучения О. В 1966 г. Альфред Смит предложил способы классификации О., пытаясь связать воедино многочисл. и полезные сами по себе работы. Но его классификация позволяла лишь упорядочить отобранные результаты. С др. стор., по мнению Р. Акоффа и Ф. Эмери, человеческое О. является такой большой системой, что разобраться в ее частях оказывается столь же непосильной задачей, как и плодотворно изучать О. в отрыве от др. аспектов человеческого поведения. Отеч. психологи также утверждают, что О. является многоуровневым, многомерным, обладающим разнопорядковыми свойствами, т. е. системным процессом (Б. Ф. Ломов). О возможности системного рассмотрения внутр. средств регуляции коммуникативной деятельности (объединенных Л. А. Петровской термином «коммуникативная компетентность») говорится в исследовании Ю. М. Жукова. Хотя система О. объективна по характеру, она в то же время и субъективна, поскольку конфигурация образующих ее элементов в реальном психол. исследовании выбирается в соответствии с интересами ученого. Исходя из теории деятельности, разработанной отеч. психол. школой, проведено системное эмпирическое исследование процесса О. (Н. Д. Творогова). В предварительно опубликованной в 1975 г. статье «Системный подход к психол. исследованию структуры деятельности О. личности» (Н. Д. Творогова) показано, что теория деятельности является примером системного подхода в психологии, так же как теория функц. систем П. К. Анохина обоснованно считается примером системного подхода в физиологии. Узловыми элементами, представляющими собой внутр. архитектонику психич. деятельности, являются: потребность, мотив, цель, действие, операция, результат (А. Н. Леонтьев). Эти «единицы» человеческой деятельности образуют ее структуру (А. Н. Леонтьев), к-рая может быть значительно дополнена за счет выделения механизмов, обеспечивающих взаимодействие указанных выше структурных элементов деятельности (Прибрам, Галантер, 1964; Анохин, 1971; Лурия, 1969; и др.) за счет привнесения элементов, характерных лишь для опр. видов деятельности (Платонов, 1972; Тихомиров, 1971; Norman, 1970; Weckelgen, 1970; и др.), за счет разложения отдельных элементов на составляющие их функц. блоки, за счет определения их операционной структуры (Sperling, 1963; Morton, 1970; Norman, 1970; Анохин, 1971), «микроструктуры» (Зинченко, 1972, 1973) деятельности. Однако все виды деятельности, независимо от количества составляющих их компонентов, имеют принципиально одну и ту же макроструктуру. В связи с этим деятельность рассматривается как система, имеющая четкую устойчивость структуры. Рассмотрение деятельности как системы делает ее тем методологическим принципом, к-рый помогает конкретным эксперим. исследованиям не ограничиваться аналитическим изучением какого-то частного объекта или явления, а точно идентифицировать место этого частного объекта или явления в общей системе, тем самым обеспечив возможность его анализа и синтеза. Деятельностный подход к О. позволяет выделить след. структурные элементы процесса О. при интраиндивидном подходе к его изучению: потребность в О., мотивы О. (аффилиации, достижения, доминирования и др.); цели О., социальная перцепция (оценка ситуации, в к-рой протекает О.), техника О., результаты и оценка результатов своего О. Гипотеза об указанной выше интроиндивидной структуре процесса О. была эмпирически подтверждена в специально проведенном исследовании (Творогова, 1977). Изучались не любые составляющие процесса О. личности (их случайный набор), а именно их система. В кач. системообразующего фактора рассматривалась субъективно значимая цель - желаемый межличностный статус в своей группе (др. возможными результатами, «продуктами» О. личности могли стать и такие, как: уровень интеграции совместной деятельности (В. В. Рубцов), уровень развития группы (В. В. Рыжков), общительность как индивидуально-устойчивое свойство личности (А. И. Крупнов), личные взаимоотношения (Я. Л. Коломинский), образ другого и образ самого себя (М. И. Лисина), а также предложенные в связи с изучением студентов: академическая успеваемость, обществ. активность, здоровье (Н. Д. Творогова). Лит.: Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984; Петровская Л. А. Компетентность в общении. М., 1989; Творогова Н. Д. Системный подход к психологическому исследованию структуры деятельности общения личности // Комплексное изучение человека и формирование всесторонне развитой личности. М., 1975. Н. Д. Творогова


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
от англ. Short Message Service - служба коротких сообщений) - разновидность интерактивной модели вещания, к к-рой все более стремится совр. телевидение, основанная на синтезе телевидения и компьютерных технологий. Телевизионную интерактивную модель вещания от обычной отличает возможность телезрителя, к-рый по собственной воле становится активным субъектом коммуникативного процесса, лично воздействовать на производство телевизионного продукта. «Интерактивное телевидение» положило начало новым формам О., обладающими особенностями: к ним может быть отнесено телевизионное SMS-общение. По причине опосредствованности в телевизионном SMS-общении отсутствует прямой, непосредственный контакт коммуникатора с аудиторией: SMS-общение как разновидность интеракции дает возможность получения обратной связи. Телевизионное SMS-общение имеет как социальную, так и индивидуально-личностную направленность, не носит организованного характера, спонтанно, что сближает его с межличностным. Тем не менее, время трансляции, а иногда и темы для обсуждения задаются телевизионным каналом, транслирующим SMS-чат. Телевизионное SMS-общение не требует строгого соблюдения принятых в обществе правил О., что также сближает его с межличностным и связано с тем, что передаваемое сообщение не обязательно должно быть понятным широкой аудитории. При индивидуально-личностной направленности SMS-сообщение может быть составлено т. о., что передаваемая информация будет понятной лишь какому-то конкретному лицу. Специфика аудитории в телевизионном SMS-общение состоит в том, что каждый человек или группа лиц в любой момент может уйти от позиции стороннего наблюдателя, может стать коммуникатором, а потом вернуться к прежней позиции. Коммуникатор в телевизионном SMS-общение может приобретать коллективный характер, когда выступает от имени группы, к-рую он представляет, а может носить и индивидуальный характер. Эта характеристика представляет собой синтез характеристик массовой коммуникации и межличностного О. Разл. группы SMS-сообщений включают: SMS-сообщения как «Я-сообщения», характеризующиеся самопрезентацией; сообщения, обращенные к абстрактным людям; сообщения, ориентированные конкретным лицам, в связи с чем указываются их имена и т. п.; сообщения, побуждающие к взаимодействию и последующим SMS-ответам. Лит.: Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Интернет: воздействие на личность // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А. Е. Войскунского. М., 2000 ; Вердербер Р., Вердербер К. Психология общения. СПб.-М., 2003; Общение. Интенсивный курс. СПб.-М., 2005; Чуднова Н. В. Особенности образа «Я» «жителя Интернета» // Психол. журн. 2002, № 1. Л. И. Рюмшина


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
специфический вид О. участников спорт. деятельности, изучаемый спорт. психологией и осуществляемый в процессе подготовки и участия спортсменов в спорт. соревнованиях. Осн. цель спорт. соревнований - достижение успеха в противоборстве с соперниками в соответствии с установленными правилами, за соблюдением к-рых наблюдают спорт. судьи. Психология спорт. соревнования предъявляет к спортсменам повышенные требования к их физич. и тактико-технической спорт. подготовке, самообладанию, способности волевой регуляции аффективных и негативных предстартовых и эмоциональных состояний соревновательного азарта, спорт. злости, преодолению чувства усталости, боли от спорт. травм, переживаний соревновательного стресса, горечи неудачи при проигрыше более слабым соперникам и пр. Психология спорт. соревнования накладывает свою печать на все виды и формы О. в с., побуждая спортсменов и их тренеров к постоянному совершенствованию спорт. мастерства при подготовке к очередным соревнованиям и после них путем анализа допущенных просчетов и тактических ошибок в подготовке и в ходе соревновательной борьбы. Спорт. психология О. в с. реализуется на разл. уровнях организации индивидуальной и командной спорт. деятельности: 1) внутриличностный уровень, когда спортсмен представляет и визуализирует предстоящий спорт. поединок с воображаемыми соперниками; 2) межличностный уровень, когда спортсмены общаются между собой, с тренером, руководителями, др. спорт. специалистами, членами своей команды, спорт. клуба в процессе подготовки к соревнованиям; 3) межгрупповой уровень - реализуется в учебно-тренировочной и соревновательной деятельности как между спорт. командами (игровые виды спорта) и их отдельными представителями (единоборства); 4) публично-массовидный уровень О., когда спортсмены во время спорт. состязаний (до или после них) общаются со спорт. судьями, спорт. болельщиками, представителями прессы и др. Наряду с уровнями О. в с. в спорт. психологии различают его виды по критериям эмоциональной вовлеченности и ролевого участия спортсменов в их межличностном взаимодействии во время тренировок и соревнований. Степень и характер напряженности эмоционального межличностного и межгруппового О. участников спорт. соревнований задается степенью зрелищности и популярности разл. видов спорта. Наиболее популярными спорт. играми являются футбол, хоккей, баскетбол, гандбол, регби и др. Среди единоборств наибольшей популярностью у населения и в СМИ пользуются бокс, спорт. и художественная гимнастика, фигурное катание на коньках, танцы на льду, а из технических видов спорта автогонки «Формула-1», авторалли и др. Степень эмоциональной вовлеченности в О. в с. непосредственно зависит у спортсменов от уровня их притязаний, самооценки своих возможностей, спорт. мастерства, опытности, а в предстартовых состояниях - от преобладающего типа мотивации участия спортсмена в предстоящем соревновании: мотивация достижение успеха (победа, личный рекорд), либо мотивация избегания неудачи (занять планируемое место, не проиграть аутсайдерам, просто участвовать в соревновании и пр.). Чем более подготовлен и более опытен спортсмен, чем более он мотивирован на успех, тем лучше он управляет своими эмоциями, более рационален и точен в выполнении соревновательных упражнений. Наименьший уровень эмоциональной вовлеченности в сочетании с наибольшим рациональноволевым самоконтролем всех процессов межличностного О. в с. наблюдаются у квалифицированных спортсменов в т. наз. состояниях пика «спорт. формы», когда все действия спортсмена совершаются в режиме автоматизированных двигательных навыков с наименьшими эмоционально-волевыми усилиями в преодолении трудностей соревнований. В состоянии «спорт. формы» происходит мобилизация резервных возможностей психики и организма спортсмена, устанавливаются высшие спорт. достижения. Для удержания данного состояния «спорт. формы» нек-рые профессиональные спортсмены используют запрещенные МОК лекарственные препараты-допинги, что чревато их спорт. дисквалификацией, утратой здоровья, лишением спорт. званий и пр. По критерию участия в спорт. соревновании психологи различают ролевые функции и ролевой статус спортсменов в команде - факторы, к-рые регулируют их деловое взаимодействие с партнерами, тренером, руководителями команды, спорт. судьями и соперниками во время состязания. Ролевые функции - это спорт. амплуа участника команды подобно актеру на спорт. сцене, действующему согласно сценарию тренера. Владение спорт. ролью программирует и определяет исход тех действий спортсмена и команды в целом, к-рые непосредственно направлены на достижение цели соревнования. Принятые спортсменами игровые роли, напр., в футбольной команде - нападающего, защитника, полузащитника, вратаря команды, управляют его игровым О. и взаимодействием с партнерами как во время соревнований, так и после соревнований, при разборе и тренерской оценке их действий. Ролевой статус (позиция, положение, место) измеряется величиной личного влияния спортсмена на партнеров и на состояние психол. атмосферы в команде, ее сплоченность и сыгранность, на основе индивидуального вклада спортсмена в достигнутые им лично и его командой результаты соревновательной деятельности. По степени активности ролевого статуса в спорт. играх различают статус капитана команды, основного или запасного игрока, статус лидеров и ведомых игроков и др. Решающим пед. фактором в достижении эффективного О. в с. является профессионализм и авторитет тренера, управляющего всеми процессами подготовки и участия спортсменов в соревнованиях. Тактические просчеты и пед. ошибки в тренерской деятельности порождают межличностные конфликты О. в с., снижают сыгранность и сплоченность спорт. команды. В целях формирования сплоченной команды тренеру следует учитывать особенности неформального О. спортсменов, их товарищеские и дружественные связи, психол. совместимость черт характера и свойств темперамента, склонность к агрессивности и конфликтности в состояниях эмоционального возбуждения и пр. Лит.: Ханин Ю. Л. Психология общения в спорте. М., 1980. С. А. Васюра


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
В рамках класса «человек-человек» существуют профессии, О. представителей к-рых характеризуется прямо противоположными описанным выше качествами. Так, специфика «военного О.», существенно отличающая социальную группу военнослужащих (даже в невоенных сферах речевого О.) от др. социальных групп, определяется особенностями социального института военнослужащих, в рамках к-рого строго регламентируются все (речевые и неречевые) действия и существует высокая степень контроля всех сфер жизни, в т. ч. и личной. Типичными жанрами профессионального О. военнослужащих, составляющими ядро его организации, являются рапорт (доклад), инструкция (инструктаж), приказ (приказание). При этом структурно-композиционные и языковые (вербальные и невербальные) особенности профессионального О. военнослужащих имеют официальный статус и закреплены в Уставе Вооруженных сил, к-рый регламентирует речевые действия до мельчайших подробностей. Эта регламентация выражается в установленных формах речевого обращения начальника к подчиненному, формах приветствия, просьбы, представления и прощания, в использовании команды. Упорядоченность, согласованность действий достигается через употребление однозначно понимаемых речевых выражений, что способствует достижению наибольшего успеха при наименьшей затрате сил. Для профессионального О. сотрудников милиции характерны, прежде всего, широта, многоаспектность и конфликтность коммуникаций, а также публичность исполнения профессиональных действий и жесткий социальный контроль за их осуществлением. Лит.: Бодалев А. А. Личность и общение: Избр. психол. тр. М., 1995; Леонтьев А. А. Психология общения. М., 1997; Потеряхин А. Л. Психология управления. Основы межличностного общения. К., 1999; Селезнева Е. В. Общение как среда для саморазвития личности. М., 2002. Е. В. Селезнева


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
типичная форма реагирования в человеческих контактах, обусловленная индивидными, личностными, социальными факторами, имеет большое значение для становления и успешного развития человеческих взаимоотношений, для создания благоприятного психол. климата на работе и вне ее ; это важный регулятор поведения. В отеч. психол. литературе имеются фундаментальные работы по формированию индивидуального стиля деятельности (Климов, 1969). Индивидуальный стиль рассматривается как присущая данному человеку система психол. приемов и способов деятельности с учетом природных, индивидных и личностных характеристик. Эта система используется человеком стихийно или сознательно в целях эффективного приспособления к существующим условиям и позволяет компенсировать те особенности личности, к-рые мешают успеху деятельности. Стиль О. - это индивидуальная стабильная форма коммуникативного поведения человека, проявляющаяся в любых условиях взаимодействия - в деловых и личных отношениях, в руководстве, воспитательных беседах с детьми, в способах принятия и осуществления решений, в избираемых приемах психол. влияния на людей, в методах разрешения межличностных и деловых конфликтов. Сформированный устойчивый индивидуальный стиль О. свидетельствует об уровне коммуникативного мастерства, достигнутом данным человеком. Стиль допускает дальнейшее обучение новым умениям и навыкам О., приемам воздействия и влияния на людей, способам снятия напряженности и приспособления, адаптации, преодоления испытываемых трудностей. Особое влияние на стиль О. человека накладывает профессиональная деятельность, требующая интенсивного и разностороннего О. Поэтому можно говорить о своеобразно организованном и профессионально-типичном стиле О. педагога, врача, режиссера, экскурсовода, тренера, следователя и т. д. Стиль О. имеет внешние (экспрессивные) и интенсивностные характеристики, своеобразную эмоционально-волевую окраску, определяемую темпераментом, психофизиол. и личностными особенностями человека, арсеналом используемых им вербальных и невербальных средств. Он обладает также содержательными характеристиками, в к-рых отражаются: а) доминирующая мотивация личности (потребность в О. и принятии, в эмоциональной поддержке, в самоутверждении); б) специальные способности к сопереживанию и пониманию др. людей (мягкость, доброжелательность, терпимость или жесткость, рационализм, эгоцентризм, приписывание недостатков, предубежденность); в) уровень собственного достоинства (навязывание своих мнений, навязчивое и публичное самооправдание или естественность и спонтанность; признание своих ошибок и недостатков или амбиция и отстаивание «чести мундира»; г) направленность личности и в связи с этим избираемый характер воздействий на людей (манипуляторский, демократический, партнерски-уступчивый стили). В стиле О. многое определяется прирожденными особенностями человека, такими как темперамент, нейродинамические особенности, деятельность эндокринной, гуморальной, кровеносной систем. Опр. тип темперамента обусловливает высоко- или низкоэкспрессивный стиль О., а также открытость или закрытость стиля, специфические жесты (закрытый стиль - человек прикрывает рот, опускает глаза и т. д.; открытый стиль - раскрытые ладони, прямой взгляд и т. п.). Лит.: Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань, 1969; Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Погольша В. М. Межличностное общение. СПб., 2001. В. Н. Куницына


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
типичная форма реагирования в человеческих контактах, обусловленная индивидными, личностными, социальными факторами, имеет большое значение для становления и успешного развития человеческих взаимоотношений, для создания благоприятного психол. климата на работе и вне ее ; это важный регулятор поведения. В отеч. психол. литературе имеются фундаментальные работы по формированию индивидуального стиля деятельности (Климов, 1969). Индивидуальный стиль рассматривается как присущая данному человеку система психол. приемов и способов деятельности с учетом природных, индивидных и личностных характеристик. Эта система используется человеком стихийно или сознательно в целях эффективного приспособления к существующим условиям и позволяет компенсировать те особенности личности, к-рые мешают успеху деятельности. Стиль О. - это индивидуальная стабильная форма коммуникативного поведения человека, проявляющаяся в любых условиях взаимодействия - в деловых и личных отношениях, в руководстве, воспитательных беседах с детьми, в способах принятия и осуществления решений, в избираемых приемах психол. влияния на людей, в методах разрешения межличностных и деловых конфликтов. Сформированный устойчивый индивидуальный стиль О. свидетельствует об уровне коммуникативного мастерства, достигнутом данным человеком. Стиль допускает дальнейшее обучение новым умениям и навыкам О., приемам воздействия и влияния на людей, способам снятия напряженности и приспособления, адаптации, преодоления испытываемых трудностей. Особое влияние на стиль О. человека накладывает профессиональная деятельность, требующая интенсивного и разностороннего О. Поэтому можно говорить о своеобразно организованном и профессионально-типичном стиле О. педагога, врача, режиссера, экскурсовода, тренера, следователя и т. д. Стиль О. имеет внешние (экспрессивные) и интенсивностные характеристики, своеобразную эмоционально-волевую окраску, определяемую темпераментом, психофизиол. и личностными особенностями человека, арсеналом используемых им вербальных и невербальных средств. Он обладает также содержательными характеристиками, в к-рых отражаются: а) доминирующая мотивация личности (потребность в О. и принятии, в эмоциональной поддержке, в самоутверждении); б) специальные способности к сопереживанию и пониманию др. людей (мягкость, доброжелательность, терпимость или жесткость, рационализм, эгоцентризм, приписывание недостатков, предубежденность); в) уровень собственного достоинства (навязывание своих мнений, навязчивое и публичное самооправдание или естественность и спонтанность; признание своих ошибок и недостатков или амбиция и отстаивание «чести мундира»; г) направленность личности и в связи с этим избираемый характер воздействий на людей (манипуляторский, демократический, партнерски-уступчивый стили). В стиле О. многое определяется прирожденными особенностями человека, такими как темперамент, нейродинамические особенности, деятельность эндокринной, гуморальной, кровеносной систем. Опр. тип темперамента обусловливает высоко- или низкоэкспрессивный стиль О., а также открытость или закрытость стиля, специфические жесты (закрытый стиль - человек прикрывает рот, опускает глаза и т. д.; открытый стиль - раскрытые ладони, прямой взгляд и т. п.). Лит.: Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань, 1969; Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Погольша В. М. Межличностное общение. СПб., 2001. В. Н. Куницына


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
свойственен руководителям, к-рые планируют свое личностное и квалификационно-профессиональное развитие с единственной целью - изменить свой статус в системе управленческой иерархии. В условиях ужесточения внутрикорпоративной конкуренции в среде управленцев для многих из них движение по служебной лестнице нередко является единственным способом профессиональной самореализации. В этом смысле оценка данного стиля управленческого О. в отношении его продуктивности может быть двоякой. С одн. стор., его продуктивность несомненна, если данный стиль направлен на решение задач развития карьеры самого руководителя, но, с др. стор., в его продуктивности можно усомниться, если руководитель с подобным стилем управленческого О. решает, напр., вопросы, связанные с формированием кадрового резерва на управленческие должности своего подразделения. Высокий уровень мотивации конкурентного поведения не позволит ему сформировать по-настоящему сильный резерв по причине противодействия ротации управленческого персонала. Лит.: Экономическая психология / Под ред. И. В. Андреевой. СПб., 2000. Е. В. Цуканова


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
направлен на уничтожение самого дорогого ресурса любой организации - компетентного персонала. Руководитель, обладающий данным стилем, использует методы дезорганизации, декоординации, дестимулирования, демотивации, декомпетенции, т. е., др. словами, делает все от себя зависящее, чтобы силой данной ему власти не задерживать в своем подразделении наиболее профессиональных и достойных сотрудников. Терминаторский стиль управленческого О. приводит к высокой текучести кадров, вымыванию из кадрового состава подразделений и организации в целом наиболее квалифицированных и достойных в личностном отношении специалистов, стремительному притоку рискогенного персонала, занимающего освободившиеся кадровые ниши, низким «потолкам» личностного и профессионального развития обновившегося т. о. персонала, снижению по этим причинам конкурентоспособности организации до такого критического уровня, когда остро актуальной становится проблема не только кадровой, но в целом корпоративной безопасности, что может поставить под удар само существование организации и ее дела. Лит.: Шапарь В. Б. Терминаторский менеджмент, или Искусство уничтожения компетентных работников. Ростов-н/Д, 2005. Е. В. Цуканова


ОБЩЕНИЕ: СТРУКТУРА
с позиций психологии социальной выделяются такие стороны общения:

1) сторона коммуникативная - выражается в обмене информацией, ее понимании; в ходе общения адресант и адресат должны использовать одну и ту же знаковую систему; общающиеся влияют друг на друга, у них возникают взаимоотношения;




Общение: уровневая структурация
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Общение: уровневая структурация
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Общение: уровневая структурация
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Общение: уровневая структурация
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Общение: уровневая структурация
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Общение: уровневая структурация
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Общение: уровневая структурация
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


Общение: уровневая структурация
могут быть определены в зависимости от выполняемых им функций. 1) Управленческое общение (У. о.) в сфере реализации экспертной функции - когда руководитель выступает как эксперт в оценивании продукта деятельности подчиненного или самого процесса совмест. деятельности. 2) У. о. в сфере реализации представительской функции позволяет руководителю представить интересы своего коллектива на разных управленческих уровнях в структуре организационного управления, а также в более широком профессиональном сообществе за пределами внутриорганизационных отношений. В сфере реализации представительской функции управления устанавливается взаимодействие с вышестоящим руководством (первыми лицами организации), управленческим персоналом, руководителями одного и того же или более высокого управленческих рангов, специалистами организации, работающими на ключевых должностях. 3) У. о. в организационной сфере предполагает выполнение руководителем функций организации деятельности вверенного ему коллектива посредством решения управленческих задач по планированию и координации деятельности, контроля над соблюдением ее технологий и результатами. Руководитель осуществляет взаимодействие не только со своими непосредственными подчиненными, но и с управленческим персоналом организации в целом, руководителями др. подразделений, отдельными специалистами, разл. обществ. организациями. 4) У. о. в кадровой сфере - предполагает выполнение руководителем множества функций, связанных с управлением персоналом - профессиональным отбором и подбором кадров, их диагностикой и оценкой, адаптацией и развитием персонала, его аттестацией и проч. 5) У. о. в сфере гармонизации социально-психол. характеристик коллектива - направлено на реализацию воспитательной функции руководства. 6) У. о. в сфере оптимизации условий и режимов труда: решение вопросов по сохранению и поддержанию работоспособности сотрудников, созданию условий для безопасности труда, соблюдением опр. экологических и санитарных норм производственной деятельности. 7) У. о. в сфере формирования организационной культуры - создание и реализация традиций и обрядов организации, формирование элементов корпоративной культуры и имиджа организации. 8) Бытовое О. руководителя с подчиненными и коллегами-управленцами, составляющее основу неформальных отношений в организации. 9) Сфера реализации У. о., обеспечивающая безопасность деятельности организации в направлениях: производственно-технол., финансово-эконом., информационном, социальном, кадровом. Цель - предупреждение рисков конкурентного взаимодействия организации с др. субъектами коммерческой деятельности во внеш. бизнес-среде; социальных и др. рисков, в т. ч. коммуникационных, возникающих во внеш. и внутр. системах корпоративного взаимодействия, PR-рисков, репутационных и проч. Управление рисками в кадровой работе, обусловленными низким уровнем компетентности, лояльности и благонадежности персонала, представляет собой новый тип и новую сферу У. о. (10-я сфера У. о.). Кадровый риск-менеджмент - система специальных управленческих действий, направленных на оптимизацию зоны базового риска, к-рой является работа с кадрами. Ошибки в этой зоне обязательно сказываются на результатах функционирования и развития предприятия. В связи с этим одна из актуальных в практическом отношении задач состоит в том, чтобы снабдить руководителей всех уровней управленческой иерархии совр. технологиями управления персоналом в целом и инструментарием кадрового рискменеджмента в частности. Осн. цель управления кадровыми рисками состоит в том, чтобы преодолевать риски и минимизировать их последствия. Лит.: Бляхман Л. С. Организация управления социалистическим предприятием. М., 1983; Бородин И. А. Основы психологии корпоративной безопасности. М., 2004; Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 1997; Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М., 1986; Цуканова Е. В. Управленческое взаимодействие в системе кадровой работы // Акмеолог кадровой работы. Учебное пособие. М., 2007. Е. В. Цуканова


Общение: уровневая структурация
один из возможных методологических подходов к исследованию О. До появления работы Розенблюма и Бипера исследователи строили свои представления о целом путем соединения результатов анализа отдельных частей. После ее появления ученые все больше стремятся выработать свои представления о частях путем декомпозиции своего представления о целом, и такая ориентация стала называться системной т. зр. (Черч мен и Эрмери). Этот же путь можно проследить на примере изучения О. Так, в своей работе «О человеческом О.» К. Черри приводит большое число способов для изучения О. В 1966 г. Альфред Смит предложил способы классификации О., пытаясь связать воедино многочисл. и полезные сами по себе работы. Но его классификация позволяла лишь упорядочить отобранные результаты. С др. стор., по мнению Р. Акоффа и Ф. Эмери, человеческое О. является такой большой системой, что разобраться в ее частях оказывается столь же непосильной задачей, как и плодотворно изучать О. в отрыве от др. аспектов человеческого поведения. Отеч. психологи также утверждают, что О. является многоуровневым, многомерным, обладающим разнопорядковыми свойствами, т. е. системным процессом (Б. Ф. Ломов). О возможности системного рассмотрения внутр. средств регуляции коммуникативной деятельности (объединенных Л. А. Петровской термином «коммуникативная компетентность») говорится в исследовании Ю. М. Жукова. Хотя система О. объективна по характеру, она в то же время и субъективна, поскольку конфигурация образующих ее элементов в реальном психол. исследовании выбирается в соответствии с интересами ученого. Исходя из теории деятельности, разработанной отеч. психол. школой, проведено системное эмпирическое исследование процесса О. (Н. Д. Творогова). В предварительно опубликованной в 1975 г. статье «Системный подход к психол. исследованию структуры деятельности О. личности» (Н. Д. Творогова) показано, что теория деятельности является примером системного подхода в психологии, так же как теория функц. систем П. К. Анохина обоснованно считается примером системного подхода в физиологии. Узловыми элементами, представляющими собой внутр. архитектонику психич. деятельности, являются: потребность, мотив, цель, действие, операция, результат (А. Н. Леонтьев). Эти «единицы» человеческой деятельности образуют ее структуру (А. Н. Леонтьев), к-рая может быть значительно дополнена за счет выделения механизмов, обеспечивающих взаимодействие указанных выше структурных элементов деятельности (Прибрам, Галантер, 1964; Анохин, 1971; Лурия, 1969; и др.) за счет привнесения элементов, характерных лишь для опр. видов деятельности (Платонов, 1972; Тихомиров, 1971; Norman, 1970; Weckelgen, 1970; и др.), за счет разложения отдельных элементов на составляющие их функц. блоки, за счет определения их операционной структуры (Sperling, 1963; Morton, 1970; Norman, 1970; Анохин, 1971), «микроструктуры» (Зинченко, 1972, 1973) деятельности. Однако все виды деятельности, независимо от количества составляющих их компонентов, имеют принципиально одну и ту же макроструктуру. В связи с этим деятельность рассматривается как система, имеющая четкую устойчивость структуры. Рассмотрение деятельности как системы делает ее тем методологическим принципом, к-рый помогает конкретным эксперим. исследованиям не ограничиваться аналитическим изучением какого-то частного объекта или явления, а точно идентифицировать место этого частного объекта или явления в общей системе, тем самым обеспечив возможность его анализа и синтеза. Деятельностный подход к О. позволяет выделить след. структурные элементы процесса О. при интраиндивидном подходе к его изучению: потребность в О., мотивы О. (аффилиации, достижения, доминирования и др.); цели О., социальная перцепция (оценка ситуации, в к-рой протекает О.), техника О., результаты и оценка результатов своего О. Гипотеза об указанной выше интроиндивидной структуре процесса О. была эмпирически подтверждена в специально проведенном исследовании (Творогова, 1977). Изучались не любые составляющие процесса О. личности (их случайный набор), а именно их система. В кач. системообразующего фактора рассматривалась субъективно значимая цель - желаемый межличностный статус в своей группе (др. возможными результатами, «продуктами» О. личности могли стать и такие, как: уровень интеграции совместной деятельности (В. В. Рубцов), уровень развития группы (В. В. Рыжков), общительность как индивидуально-устойчивое свойство личности (А. И. Крупнов), личные взаимоотношения (Я. Л. Коломинский), образ другого и образ самого себя (М. И. Лисина), а также предложенные в связи с изучением студентов: академическая успеваемость, обществ. активность, здоровье (Н. Д. Творогова). Лит.: Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984; Петровская Л. А. Компетентность в общении. М., 1989; Творогова Н. Д. Системный подход к психологическому исследованию структуры деятельности общения личности // Комплексное изучение человека и формирование всесторонне развитой личности. М., 1975. Н. Д. Творогова


Общение: уровневая структурация
от англ. Short Message Service - служба коротких сообщений) - разновидность интерактивной модели вещания, к к-рой все более стремится совр. телевидение, основанная на синтезе телевидения и компьютерных технологий. Телевизионную интерактивную модель вещания от обычной отличает возможность телезрителя, к-рый по собственной воле становится активным субъектом коммуникативного процесса, лично воздействовать на производство телевизионного продукта. «Интерактивное телевидение» положило начало новым формам О., обладающими особенностями: к ним может быть отнесено телевизионное SMS-общение. По причине опосредствованности в телевизионном SMS-общении отсутствует прямой, непосредственный контакт коммуникатора с аудиторией: SMS-общение как разновидность интеракции дает возможность получения обратной связи. Телевизионное SMS-общение имеет как социальную, так и индивидуально-личностную направленность, не носит организованного характера, спонтанно, что сближает его с межличностным. Тем не менее, время трансляции, а иногда и темы для обсуждения задаются телевизионным каналом, транслирующим SMS-чат. Телевизионное SMS-общение не требует строгого соблюдения принятых в обществе правил О., что также сближает его с межличностным и связано с тем, что передаваемое сообщение не обязательно должно быть понятным широкой аудитории. При индивидуально-личностной направленности SMS-сообщение может быть составлено т. о., что передаваемая информация будет понятной лишь какому-то конкретному лицу. Специфика аудитории в телевизионном SMS-общение состоит в том, что каждый человек или группа лиц в любой момент может уйти от позиции стороннего наблюдателя, может стать коммуникатором, а потом вернуться к прежней позиции. Коммуникатор в телевизионном SMS-общение может приобретать коллективный характер, когда выступает от имени группы, к-рую он представляет, а может носить и индивидуальный характер. Эта характеристика представляет собой синтез характеристик массовой коммуникации и межличностного О. Разл. группы SMS-сообщений включают: SMS-сообщения как «Я-сообщения», характеризующиеся самопрезентацией; сообщения, обращенные к абстрактным людям; сообщения, ориентированные конкретным лицам, в связи с чем указываются их имена и т. п.; сообщения, побуждающие к взаимодействию и последующим SMS-ответам. Лит.: Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Интернет: воздействие на личность // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А. Е. Войскунского. М., 2000 ; Вердербер Р., Вердербер К. Психология общения. СПб.-М., 2003; Общение. Интенсивный курс. СПб.-М., 2005; Чуднова Н. В. Особенности образа «Я» «жителя Интернета» // Психол. журн. 2002, № 1. Л. И. Рюмшина


Общение: уровневая структурация
специфический вид О. участников спорт. деятельности, изучаемый спорт. психологией и осуществляемый в процессе подготовки и участия спортсменов в спорт. соревнованиях. Осн. цель спорт. соревнований - достижение успеха в противоборстве с соперниками в соответствии с установленными правилами, за соблюдением к-рых наблюдают спорт. судьи. Психология спорт. соревнования предъявляет к спортсменам повышенные требования к их физич. и тактико-технической спорт. подготовке, самообладанию, способности волевой регуляции аффективных и негативных предстартовых и эмоциональных состояний соревновательного азарта, спорт. злости, преодолению чувства усталости, боли от спорт. травм, переживаний соревновательного стресса, горечи неудачи при проигрыше более слабым соперникам и пр. Психология спорт. соревнования накладывает свою печать на все виды и формы О. в с., побуждая спортсменов и их тренеров к постоянному совершенствованию спорт. мастерства при подготовке к очередным соревнованиям и после них путем анализа допущенных просчетов и тактических ошибок в подготовке и в ходе соревновательной борьбы. Спорт. психология О. в с. реализуется на разл. уровнях организации индивидуальной и командной спорт. деятельности: 1) внутриличностный уровень, когда спортсмен представляет и визуализирует предстоящий спорт. поединок с воображаемыми соперниками; 2) межличностный уровень, когда спортсмены общаются между собой, с тренером, руководителями, др. спорт. специалистами, членами своей команды, спорт. клуба в процессе подготовки к соревнованиям; 3) межгрупповой уровень - реализуется в учебно-тренировочной и соревновательной деятельности как между спорт. командами (игровые виды спорта) и их отдельными представителями (единоборства); 4) публично-массовидный уровень О., когда спортсмены во время спорт. состязаний (до или после них) общаются со спорт. судьями, спорт. болельщиками, представителями прессы и др. Наряду с уровнями О. в с. в спорт. психологии различают его виды по критериям эмоциональной вовлеченности и ролевого участия спортсменов в их межличностном взаимодействии во время тренировок и соревнований. Степень и характер напряженности эмоционального межличностного и межгруппового О. участников спорт. соревнований задается степенью зрелищности и популярности разл. видов спорта. Наиболее популярными спорт. играми являются футбол, хоккей, баскетбол, гандбол, регби и др. Среди единоборств наибольшей популярностью у населения и в СМИ пользуются бокс, спорт. и художественная гимнастика, фигурное катание на коньках, танцы на льду, а из технических видов спорта автогонки «Формула-1», авторалли и др. Степень эмоциональной вовлеченности в О. в с. непосредственно зависит у спортсменов от уровня их притязаний, самооценки своих возможностей, спорт. мастерства, опытности, а в предстартовых состояниях - от преобладающего типа мотивации участия спортсмена в предстоящем соревновании: мотивация достижение успеха (победа, личный рекорд), либо мотивация избегания неудачи (занять планируемое место, не проиграть аутсайдерам, просто участвовать в соревновании и пр.). Чем более подготовлен и более опытен спортсмен, чем более он мотивирован на успех, тем лучше он управляет своими эмоциями, более рационален и точен в выполнении соревновательных упражнений. Наименьший уровень эмоциональной вовлеченности в сочетании с наибольшим рациональноволевым самоконтролем всех процессов межличностного О. в с. наблюдаются у квалифицированных спортсменов в т. наз. состояниях пика «спорт. формы», когда все действия спортсмена совершаются в режиме автоматизированных двигательных навыков с наименьшими эмоционально-волевыми усилиями в преодолении трудностей соревнований. В состоянии «спорт. формы» происходит мобилизация резервных возможностей психики и организма спортсмена, устанавливаются высшие спорт. достижения. Для удержания данного состояния «спорт. формы» нек-рые профессиональные спортсмены используют запрещенные МОК лекарственные препараты-допинги, что чревато их спорт. дисквалификацией, утратой здоровья, лишением спорт. званий и пр. По критерию участия в спорт. соревновании психологи различают ролевые функции и ролевой статус спортсменов в команде - факторы, к-рые регулируют их деловое взаимодействие с партнерами, тренером, руководителями команды, спорт. судьями и соперниками во время состязания. Ролевые функции - это спорт. амплуа участника команды подобно актеру на спорт. сцене, действующему согласно сценарию тренера. Владение спорт. ролью программирует и определяет исход тех действий спортсмена и команды в целом, к-рые непосредственно направлены на достижение цели соревнования. Принятые спортсменами игровые роли, напр., в футбольной команде - нападающего, защитника, полузащитника, вратаря команды, управляют его игровым О. и взаимодействием с партнерами как во время соревнований, так и после соревнований, при разборе и тренерской оценке их действий. Ролевой статус (позиция, положение, место) измеряется величиной личного влияния спортсмена на партнеров и на состояние психол. атмосферы в команде, ее сплоченность и сыгранность, на основе индивидуального вклада спортсмена в достигнутые им лично и его командой результаты соревновательной деятельности. По степени активности ролевого статуса в спорт. играх различают статус капитана команды, основного или запасного игрока, статус лидеров и ведомых игроков и др. Решающим пед. фактором в достижении эффективного О. в с. является профессионализм и авторитет тренера, управляющего всеми процессами подготовки и участия спортсменов в соревнованиях. Тактические просчеты и пед. ошибки в тренерской деятельности порождают межличностные конфликты О. в с., снижают сыгранность и сплоченность спорт. команды. В целях формирования сплоченной команды тренеру следует учитывать особенности неформального О. спортсменов, их товарищеские и дружественные связи, психол. совместимость черт характера и свойств темперамента, склонность к агрессивности и конфликтности в состояниях эмоционального возбуждения и пр. Лит.: Ханин Ю. Л. Психология общения в спорте. М., 1980. С. А. Васюра


Общение: уровневая структурация
В рамках класса «человек-человек» существуют профессии, О. представителей к-рых характеризуется прямо противоположными описанным выше качествами. Так, специфика «военного О.», существенно отличающая социальную группу военнослужащих (даже в невоенных сферах речевого О.) от др. социальных групп, определяется особенностями социального института военнослужащих, в рамках к-рого строго регламентируются все (речевые и неречевые) действия и существует высокая степень контроля всех сфер жизни, в т. ч. и личной. Типичными жанрами профессионального О. военнослужащих, составляющими ядро его организации, являются рапорт (доклад), инструкция (инструктаж), приказ (приказание). При этом структурно-композиционные и языковые (вербальные и невербальные) особенности профессионального О. военнослужащих имеют официальный статус и закреплены в Уставе Вооруженных сил, к-рый регламентирует речевые действия до мельчайших подробностей. Эта регламентация выражается в установленных формах речевого обращения начальника к подчиненному, формах приветствия, просьбы, представления и прощания, в использовании команды. Упорядоченность, согласованность действий достигается через употребление однозначно понимаемых речевых выражений, что способствует достижению наибольшего успеха при наименьшей затрате сил. Для профессионального О. сотрудников милиции характерны, прежде всего, широта, многоаспектность и конфликтность коммуникаций, а также публичность исполнения профессиональных действий и жесткий социальный контроль за их осуществлением. Лит.: Бодалев А. А. Личность и общение: Избр. психол. тр. М., 1995; Леонтьев А. А. Психология общения. М., 1997; Потеряхин А. Л. Психология управления. Основы межличностного общения. К., 1999; Селезнева Е. В. Общение как среда для саморазвития личности. М., 2002. Е. В. Селезнева


Общение: уровневая структурация
типичная форма реагирования в человеческих контактах, обусловленная индивидными, личностными, социальными факторами, имеет большое значение для становления и успешного развития человеческих взаимоотношений, для создания благоприятного психол. климата на работе и вне ее ; это важный регулятор поведения. В отеч. психол. литературе имеются фундаментальные работы по формированию индивидуального стиля деятельности (Климов, 1969). Индивидуальный стиль рассматривается как присущая данному человеку система психол. приемов и способов деятельности с учетом природных, индивидных и личностных характеристик. Эта система используется человеком стихийно или сознательно в целях эффективного приспособления к существующим условиям и позволяет компенсировать те особенности личности, к-рые мешают успеху деятельности. Стиль О. - это индивидуальная стабильная форма коммуникативного поведения человека, проявляющаяся в любых условиях взаимодействия - в деловых и личных отношениях, в руководстве, воспитательных беседах с детьми, в способах принятия и осуществления решений, в избираемых приемах психол. влияния на людей, в методах разрешения межличностных и деловых конфликтов. Сформированный устойчивый индивидуальный стиль О. свидетельствует об уровне коммуникативного мастерства, достигнутом данным человеком. Стиль допускает дальнейшее обучение новым умениям и навыкам О., приемам воздействия и влияния на людей, способам снятия напряженности и приспособления, адаптации, преодоления испытываемых трудностей. Особое влияние на стиль О. человека накладывает профессиональная деятельность, требующая интенсивного и разностороннего О. Поэтому можно говорить о своеобразно организованном и профессионально-типичном стиле О. педагога, врача, режиссера, экскурсовода, тренера, следователя и т. д. Стиль О. имеет внешние (экспрессивные) и интенсивностные характеристики, своеобразную эмоционально-волевую окраску, определяемую темпераментом, психофизиол. и личностными особенностями человека, арсеналом используемых им вербальных и невербальных средств. Он обладает также содержательными характеристиками, в к-рых отражаются: а) доминирующая мотивация личности (потребность в О. и принятии, в эмоциональной поддержке, в самоутверждении); б) специальные способности к сопереживанию и пониманию др. людей (мягкость, доброжелательность, терпимость или жесткость, рационализм, эгоцентризм, приписывание недостатков, предубежденность); в) уровень собственного достоинства (навязывание своих мнений, навязчивое и публичное самооправдание или естественность и спонтанность; признание своих ошибок и недостатков или амбиция и отстаивание «чести мундира»; г) направленность личности и в связи с этим избираемый характер воздействий на людей (манипуляторский, демократический, партнерски-уступчивый стили). В стиле О. многое определяется прирожденными особенностями человека, такими как темперамент, нейродинамические особенности, деятельность эндокринной, гуморальной, кровеносной систем. Опр. тип темперамента обусловливает высоко- или низкоэкспрессивный стиль О., а также открытость или закрытость стиля, специфические жесты (закрытый стиль - человек прикрывает рот, опускает глаза и т. д.; открытый стиль - раскрытые ладони, прямой взгляд и т. п.). Лит.: Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань, 1969; Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Погольша В. М. Межличностное общение. СПб., 2001. В. Н. Куницына


Общение: уровневая структурация
типичная форма реагирования в человеческих контактах, обусловленная индивидными, личностными, социальными факторами, имеет большое значение для становления и успешного развития человеческих взаимоотношений, для создания благоприятного психол. климата на работе и вне ее ; это важный регулятор поведения. В отеч. психол. литературе имеются фундаментальные работы по формированию индивидуального стиля деятельности (Климов, 1969). Индивидуальный стиль рассматривается как присущая данному человеку система психол. приемов и способов деятельности с учетом природных, индивидных и личностных характеристик. Эта система используется человеком стихийно или сознательно в целях эффективного приспособления к существующим условиям и позволяет компенсировать те особенности личности, к-рые мешают успеху деятельности. Стиль О. - это индивидуальная стабильная форма коммуникативного поведения человека, проявляющаяся в любых условиях взаимодействия - в деловых и личных отношениях, в руководстве, воспитательных беседах с детьми, в способах принятия и осуществления решений, в избираемых приемах психол. влияния на людей, в методах разрешения межличностных и деловых конфликтов. Сформированный устойчивый индивидуальный стиль О. свидетельствует об уровне коммуникативного мастерства, достигнутом данным человеком. Стиль допускает дальнейшее обучение новым умениям и навыкам О., приемам воздействия и влияния на людей, способам снятия напряженности и приспособления, адаптации, преодоления испытываемых трудностей. Особое влияние на стиль О. человека накладывает профессиональная деятельность, требующая интенсивного и разностороннего О. Поэтому можно говорить о своеобразно организованном и профессионально-типичном стиле О. педагога, врача, режиссера, экскурсовода, тренера, следователя и т. д. Стиль О. имеет внешние (экспрессивные) и интенсивностные характеристики, своеобразную эмоционально-волевую окраску, определяемую темпераментом, психофизиол. и личностными особенностями человека, арсеналом используемых им вербальных и невербальных средств. Он обладает также содержательными характеристиками, в к-рых отражаются: а) доминирующая мотивация личности (потребность в О. и принятии, в эмоциональной поддержке, в самоутверждении); б) специальные способности к сопереживанию и пониманию др. людей (мягкость, доброжелательность, терпимость или жесткость, рационализм, эгоцентризм, приписывание недостатков, предубежденность); в) уровень собственного достоинства (навязывание своих мнений, навязчивое и публичное самооправдание или естественность и спонтанность; признание своих ошибок и недостатков или амбиция и отстаивание «чести мундира»; г) направленность личности и в связи с этим избираемый характер воздействий на людей (манипуляторский, демократический, партнерски-уступчивый стили). В стиле О. многое определяется прирожденными особенностями человека, такими как темперамент, нейродинамические особенности, деятельность эндокринной, гуморальной, кровеносной систем. Опр. тип темперамента обусловливает высоко- или низкоэкспрессивный стиль О., а также открытость или закрытость стиля, специфические жесты (закрытый стиль - человек прикрывает рот, опускает глаза и т. д.; открытый стиль - раскрытые ладони, прямой взгляд и т. п.). Лит.: Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности. Казань, 1969; Куницына В. Н., Казаринова Н. В., Погольша В. М. Межличностное общение. СПб., 2001. В. Н. Куницына


Общение: уровневая структурация
свойственен руководителям, к-рые планируют свое личностное и квалификационно-профессиональное развитие с единственной целью - изменить свой статус в системе управленческой иерархии. В условиях ужесточения внутрикорпоративной конкуренции в среде управленцев для многих из них движение по служебной лестнице нередко является единственным способом профессиональной самореализации. В этом смысле оценка данного стиля управленческого О. в отношении его продуктивности может быть двоякой. С одн. стор., его продуктивность несомненна, если данный стиль направлен на решение задач развития карьеры самого руководителя, но, с др. стор., в его продуктивности можно усомниться, если руководитель с подобным стилем управленческого О. решает, напр., вопросы, связанные с формированием кадрового резерва на управленческие должности своего подразделения. Высокий уровень мотивации конкурентного поведения не позволит ему сформировать по-настоящему сильный резерв по причине противодействия ротации управленческого персонала. Лит.: Экономическая психология / Под ред. И. В. Андреевой. СПб., 2000. Е. В. Цуканова


Общение: уровневая структурация
направлен на уничтожение самого дорогого ресурса любой организации - компетентного персонала. Руководитель, обладающий данным стилем, использует методы дезорганизации, декоординации, дестимулирования, демотивации, декомпетенции, т. е., др. словами, делает все от себя зависящее, чтобы силой данной ему власти не задерживать в своем подразделении наиболее профессиональных и достойных сотрудников. Терминаторский стиль управленческого О. приводит к высокой текучести кадров, вымыванию из кадрового состава подразделений и организации в целом наиболее квалифицированных и достойных в личностном отношении специалистов, стремительному притоку рискогенного персонала, занимающего освободившиеся кадровые ниши, низким «потолкам» личностного и профессионального развития обновившегося т. о. персонала, снижению по этим причинам конкурентоспособности организации до такого критического уровня, когда остро актуальной становится проблема не только кадровой, но в целом корпоративной безопасности, что может поставить под удар само существование организации и ее дела. Лит.: Шапарь В. Б. Терминаторский менеджмент, или Искусство уничтожения компетентных работников. Ростов-н/Д, 2005. Е. В. Цуканова


Общение: уровневая структурация
с позиций психологии социальной выделяются такие стороны общения:

1) сторона коммуникативная - выражается в обмене информацией, ее понимании; в ходе общения адресант и адресат должны использовать одну и ту же знаковую систему; общающиеся влияют друг на друга, у них возникают взаимоотношения;




Общение: уровневая структурация
В О. наличествуют социальный и личностный планы. Первый характеризуется объемом (широтой) О., исторически установившимся в культурах того или иного типа; второй - степенью личностной вовлеченности («глубина» О.). В рамках первого, социального плана можно выделить субуровни: социально-статусный, конфессиональный (ритуальный), профессионально-ролевой, этнический, гендерный, семейный, виртуальный (О. в интернете) и др. Каждый из этих видов О. дифференцируется от симметричного до комплементарного типов О. В зависимости от уровня анализа макро-, мезо-, микроуровень (Б. Ф. Ломов) и временнуго контекста (диахрония, синхрония) фиксируется истор. становление или актуальное функционирование форм, механизмов и средств О. Контаминация био- и культурной эволюции определяет переход от первобытной непосредственной коммуникации (В. А. Шкуратов) в формах жеста, пантомимики, выкрика, протяжных или ритмических звуков к использованию словесных артефактов. Историко-культурные проявления макроуровня в синхронии наиболее представлены в фатическом (этикетном) О., особенно в первоначальных фазах установления контакта. Более или менее сложная система приветствий (А. А. Леонтьев) как существенных составляющих О. - обращения специфична и многообразна по формам и содержанию у разных народов и этносов; функц. взгляд определил бы здесь функцию «смягчения» ситуации О. за счет нормирования и отсрочки исполнения целевых установок общающихся. В социальном плане (мезоуровень) функциональность ряда проявлений культуры может служить ключом для психол. поиска и объяснений «инвариантов культуры» (М. Коул, Д. Мацумото, Г. Триандис и др.). Сравнение разл. исторически сформировавшихся культур по показателям коллективизма-индивидуализма, избегания (принятия) неопределенности, дистанции власти, дифференциации статуса и др. обнаруживает релевантные типы и уровни О. Социальное расслоение общества, в частности сосуществование народной и элитарной культуры, динамизирует формы и средства О., формируя «пограничные» механизмы коммуникации. Тезис о детерминирующей роли стремления к полноте жизненных актов, включая О., в форме психол. триады «знание-эмоция (переживание)-действие» объясняет многие парадоксальные явления повседневной жизни. Конативная (поведенческая) часть триады также может существовать как потенциально достижимая, создавая иллюзию полноты, характерной для многоречивости. В личностном плане разл. варианты структурных описаний О. (Б. Г. Ананьев, Г. М. Андреева, В. Н. Мясищев, В. Н. Панферов и др.) фиксируют компонентный состав О.; П. Вацлавик, Дж. Бивин и Д. Джексон определяют уровневую структуру О. по содержанию (передаваемая информация) и отношению (метакоммуникация, определяющая аспект систематизации содержания в том или ином отношении). Предложенное Б. Д. Парыгиным параметрическое описание О., включающее психол. контакт, обмен информацией, взаимодействие и взаимовлияние, отличается большей полнотой и по динамике адекватно для уровневого рассмотрения. Любые акты О. предполагают установление контакта, т. е. такую взаимообусловленную психич. активность 2 или более людей (неск. иначе - аутокоммуникация или внутр. диалог), в процессе к-рой аттенционные, мнемические, перцептивные и др. процессы находятся в совокупно регулируемом состоянии, обеспечивающем возможность установления, тем или иным способом, обратной связи между общающимися. «Сильный» эмоциональный момент выводит коммуникацию на третий уровень О., связанный с необходимостью определения смысла вступления в контакт и коммуникацию. Понимание смысла (В. В. Знаков), в свою очередь, может в той или иной степени изменять исходные ориентации общающихся, что может также в опр. случаях запускать механизм произвольности, переходящей в деятельностную форму. В процессе коммуникации исходные смыслы могут также трансформироваться в зависимости от устойчивости контакта и др. динамических особенностей, определяя линии обобщения (объединения) или разобщения участников диалога. Объединяя подходы Б. Д. Парыгина, П. Вацлавика и др., можно выделить 4 исторически сформировавшихся и культурно обусловленных уровня межличностного О.: установление контакта, информационная коммуникация (содержание), смысловая коммуникация (отношение) и рефлексивное О. (метакоммуникация). Лит.: Вацлавик П., Бивин Дж., Джексон Д. Психология межличностных коммуникаций. СПб., 2000; Коул М. Культурно-историческая психология: наука будущего. М., 1997; Общение - 2006: на пути к энциклопедическому знанию / Под ред. А. А. Бодалева. М., 2006. Г. В. Акопов


Затрудненное общение: субъект
от лат. compensatio - уравновешивание, уравнивание; compensare - уравновешивать; возмещать] - процесс пере стройки организма в ответ на повреждение или вредоносное воздействие, вызывающий «со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, чем те, которые нужны, чтобы парализовать не посредственную опасность» (Л.С. Выготский, 1995; С. 83). Учение о С. имеет фундаментальное значение, служит психологическим базисом для теории и практики воспитания ребенка с отклонением в развитии




Затрудненное общение: субъект
парадоксальный органический процесс, превращающий болезнь в сверхздоровье, слабость в силу, отравление в иммунитет . Сущность ее сводится к следующему: всякое повреждение или вредоносное воздействие на организм вызывает со стороны последнего защитные реакции, гораздо более энергичные и сильные, те, которые нужны, чтобы парализовать непосредственную опасность. (1.5.11, 35) См. Реакция


Затрудненное общение: субъект
1. модель поведения, при которой компенсация имеющегося недостатка, реального или воображаемого, происходит путем переориентации деятельности на достижение цели, которая является мало- либо вовсе недоступной как раз из-за этого недостатка. Например, пациент со страхом высоты становится скалолазом, уделяя этому занятию слишком много времени и придавая ему несоразмерно большое значение в своей жизни. Этим термином обозначают также тенденцию психиатрических пациентов заниматься чем-либо, что им противопоказано; 2. приложение слишком больших усилий к чему-либо с тем, чтобы прямолинейным образом, минуя обходные варианты поведения, преодолеть некую проблему, например, превозмочь какой-то свой недуг (по русской пословице: «заставь дурака богу молиться, он лоб себе расшибет»). Ср. Гиперкомпенсация.




Затрудненное общение: субъект
Расширенной средой (Р. с.) называют пространства, в к-рых физич. объекты объединены в цифровую систему информации, опосредствующую их использование человеком. Такое «расширение» вызвано проникновением информационных и коммуникационных технологий в самые разнообразные сферы человеческой жизни. Эти технологии становятся естеств. элементом не только профессионального окружения людей, но и их повседневной деятельности. Наиболее важными составляющими Р. с. являются такие коммуникационные средства, как электронная почта, видеоконференция, вебсайт, мобильная телефония. Широкое распространение получила информатизация объектов быта. Разнообразные компоненты Р.с являются важнейшим инструментом индустрии масс-медиа. Осн. назначение большинства устройств и систем, определяющих состав Р. с., связывается с коммуникативной функцией и обеспечением совместной деятельности людей. При этом наблюдается тенденция незаметного внедрения новых средств в процессы взаимодействия человека с объектами окружающего мира и с др. людьми. Тем самым технологически расширенное окружение человека все больше становится естеств. средой О. В условиях подобного «расширения» естеств среды возникает задача изучения изменений, происходящих в характеристиках восприятия, О. и деятельности человека. Необходимость анализа этих изменений определяется также задачами прогнозирования эволюции Р. с. и оценки возможных социальных последствий ее распространения. Многочисл. примеры таких последствий опубликованы, в частности, в работах, выполненных в рамках межд. программы «Когнитивные технологии» (Самойленко, Lahlou, Носуленко и др.). В контексте работ по изучению познавательных процессов в О. Б. Ф. Ломова, к-рый особо подчеркивал, что в процессе О. осуществляется взаимный обмен деятельностями, их способами и результатами, представлениями, идеями, установками, интересами, чувствами и т. д., а результат О. - это не преобразованный предмет, а отношения с др. человеком, с др. людьми, - проводится анализ коммуникативных процессов в совместной деятельности в условиях технологического «расширения» естеств. среды. Исходным является утверждение Ломова о том, что при изучении совместной деятельности необходимо учитывать не только ее внешне наблюдаемый общий результат, но также субъективное представление этого результата совокупным субъектом. В совместной деятельности действия участников регулируются образами не только используемых ими орудий, но и образами изменений, к-рые происходят с последними в результате совместной деятельности, а также образами самих действий, выполненных с этими объектами. Специфика Р. с. коренным образом меняет отношения между находящимися во взаимодействии людьми и способом использования ими объектов окружения: 1) Целостные компоненты Р. с. оказываются распределенными в пространстве и во времени, - возникает ситуация, когда исчезает привычное представление об общем физич. пространстве. 2) Происходит «делокализация» компонентов совместной деятельности взаимодействующих в этой среде людей. Действия и операции производятся с распределенными в пространстве и во времени орудиями. Субъекты совместной деятельности также неоднозначно локализуемы в физич. пространстве и не всегда находятся в синхронном взаимодействии, но вместе они составляют «совокупный субъект» и объединены общей целью. 3) Непредсказуемость и спонтанность изменения параметров Р. с. Любая попытка зафиксировать эти параметры в эксперименте будет приводить к потере качественного своеобразия изучаемой ситуации, что затрудняет экспериментальные исследования в смысле определения зависимых и независимых переменных. 4) Возрастающая часть ресурсов цифровых систем направляется на обеспечение «интуитивного» взаимодействия с пользователем. Чем более совершенна система, тем она меньше заметна для использующих ее людей, что может сделать ее «невидимой» и для исследователя. Решение исследовательских вопросов связано с представлением о «воспринимаемом качестве» (Носуленко, 2006, 2007). Отправной точкой анализа в исследовательской парадигме является выделение значимых характеристик перцептивного образа: определив составляющие воспринимаемого качества, можно приступать к поиску соответствующих составляющих «объективного» мира. Содержание воспринимаемого качества детерминируется характером О., процессом обмена между людьми их образами и представлениями. Поэтому в воспринимаемом качестве отражаются как свойства объектов, на к-рые направлена деятельность нек-рого субъекта, так и свойства самого субъекта. В нем также заключены и характеристики деятельности, связанной с использованием воспринимаемых объектов, а также отношение субъекта к ней и к ее актуальным и ожидаемым результатам. Главная сложность эмпирического исследования взаимодействия людей в условиях Р. с. заключается в том, что скорость развития информационных и коммуникационных технологий опережает привычный ритм человека. Поэтому последнему часто не представляется возможным осознать появление новых качеств Р. с. в рутине повседневной жизни. Как следствие, нек-рые новые характеристики среды остаются для индивида «невидимыми» и не имеют никакого «веса» в формируемом у него воспринимаемом качестве. Это может составить проблему, если с течением времени возникнет их реальное влияние на жизнь индивида, - напр., вредное воздействие излучения систем мобильной связи, случаи «незаметного» сбора персональных данных информационными системами, возможности несанкционированной идентификации личности или ее локализации в пространстве (Lahlou, 2008). Все это выводит на передний план проблему частной жизни (privacy). Задача анализа такой «незаметности» приобретает высокую социальную значимость. Необходимо показать скрытый эффект новых составляющих Р. с. и своевременно помочь людям учитывать их присутствие. Поэтому важно, чтобы при минимизации исследуемых параметров и стремлении к эконом. целесообразности исследования не оказались скрытыми и от исследователя важные новые составляющие среды. Задача такой оценки потенциальных социальных последствий непредвиденных изменений в среде может быть решена только при условии объединения усилий психологов и специалистов в области новых технологий. Лит.: Лалу С., Носуленко В. Н., Самойленко Е. С. Средства общения в контексте индивидуальной и совместной деятельности // Общение и познание. М., 2007; Носуленко В. Н. Психофизика восприятия естественной среды. Проблема воспринимаемого качества. М., 2007; Carroll J. M. (Ed.). Human-Computer Interaction in the New Millennium. New York, 2002; Lahlou S., Nosulenko V. (Eds). Technologies Cognitives. Informations sur les Sciences Sociales. 2008. V. 47, № 3. В. Н. Носуленко


Затрудненное общение: субъект
О. человека в форме разговора (диалога, размышления) с самим собой; удовлетворяет его базовую потребность в самопонимании и самооценке, саморефлексии и самосознании, самопознании и самоопределении, самообосновании и самоутверждении своего Я, раскрывающегося в состояниях (желаниях и чувствах, настроениях и переживаниях) и поступках (мыслях и намерениях, целях и действиях, деятельностях и деяниях). Самообщение осуществляется посредством рефлексии в актах самонаблюдения, самосознания, самоосмысления, самоотношения, самосознания. Продуктивным результатом О. с с. является самопознание человеком себя как феноменологически противоречивой саморазвивающейся самоданности, саморефлекесирование к-рой ведет к самосознанию субъектом своего Я как неповторимой индивидуальности, т. е. уникальной целостности переживающего и действующего Я. О. с с. служит накоплению, углублению, расширению, закреплению внутр. опыта человека, являясь одним из рефлексивных механизмов развития его индивидуальности. В результате О. с с. (характеризующегося множеством возможностей и разл. степеней свободы, обретаемых в раскрепощенном аутодиалоге) человеку раскрывается его внутр., духовный мир и происходит ориентировка в мире внешнем благодаря проигрыванию возможностей освоения положений и ситуаций, с к-рыми сталкивается человек в своей жизни. Обретаемая посредством О. с с. опора на раскрывающееся в нем собственное Я, с одн. стор., служит для человека психотерапевтической самоподдержкой от невзгод и одиночества, а с др. стор. - трамплином для дерзаний. Эмпирически О. с с. протекает в форме речи человека, обращенной к самому себе и комментирующей его чувства и поступки. Генетически О. с с. - вторичная психол. реальность по отношению к исходной для нее форме первичной реальности О. человека с др. людьми, протекающего в виде предназначенной для них внеш. речи. В онтогенезе первоначально развивается О., коммуницирующее взаимодействие людей (партнеров по общим действиям) и сопровождаемое комментирующей и объясняющей его внеш. речью. Результатом такого О. является взаимопонимание людей, что служит условием и одновр. механизмом формирования самообщения человека со своим Я - первоначально как с квазипартнером по мысленному О., а затем и с идеальным подразумеваемым партнером (в пределе - с Богом как трансцендентным демиургом, напр., в виде обращенной к нему молитвы). О. с с., выражающее в процессе обращенной к себе собственной внутр. речи, протекает в сфере самосознания и осуществляется посредством рефлексии. При этом в самообщении происходит раздвоение самости человека на 2 полюса: на поступающего каким-либо образом Я-реального, спонтанно или произвольно переживающего и действующего в данной ситуации, и на отстраненно или пристрастно созерцающего и оценивающего, анализирующего и осмысляющего собственные деяния как Я-идеального. Онтологическая двойственность О. с с. выражается в его принципиальном диалогизме, к-рый эмпирически проявляется в особом строе саморечи - в виде актуализирующегося время от времени внутр. диалога человека с самим собой, т. е. обращенного к своему собственному Я. О. с с. развивается от стихийно-спорадических форм спонтанных откликов на возникающие изменения в различных, привлекающих внимание Я ситуаций до произвольных и порой систематических размышлений относительно затрагивающих его обстоятельств. В наиболее развитых формах О. с с. становится не только произвольно интенциональным, но и целенаправленно продуктивным. В культурологическом плане о О. с с. осуществляется в разл. исторически эволюционирующих формах, культивирующих его разнообразные и все усложняющиеся способы, к-рые образуют, в конечном счете, рафинированную культуру самообщения: от религ. молитв и покаяний через исповедальную, обращенную к себе прозу дневников и воспоминаний как экстериоризированную речь окультуренного самообщения до его высших индивидуализированных форм в виде литературной лирики (монологи и стихи) или филос. афоризмов и автоэссе. В психологии проблематика О. с с., самопознания, самопонимания разрабатывалась в таких направлениях, как: интраспекционизм (Дж. Локк, В. Вундт), фрейдизм и неофрейдизм, Вюрцбургская школа (О. Кюльпе, К. Бюлер) и понимающая психология (В. Дильтей), персоналистическая (В. Штерн, И. С. Кон), экзистенциальная, гуманистическая (А. Маслоу, К. Роджерс), рефлексивная психология (В. Г. Аникина, Е. П. Варламова, Г. И. Давыдова, Ю. А. Репецкий, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов) и рефлексивная акмеология (А. В. Балаева, А. А. Деркач, И. Н. Семенов, С. Ю. Степанов, Е. А. Яблокова), психология отношений (К. А. Абульханова, В. Н. Мясищев, Э. В. Сайко, Е. Б. Старовойтенко), психология смысла и индивидуальности (А. А. Бодалев, В. С. Мерлин, М. М. Рубинштейн, Б. М. Теплов, В. Э. Чудновский, В. Д. Шадриков), психология внутр. речи и самонаблюдения (Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Г. М. Кучинский, А. А. Леонтьев, А. Р. Лурия, С. Л. Рубинштейн и др.). С позиций совр. гуманитарно-психол. знания осн. методами изучения О. с с. являются самонаблюдение внутр. речи и интерпретация эгоцентрической речи. Эти же виды речи, презентирующие проявления Я в виде саморазговора или саморазмышления человека и обращенные им к самому себе, являются объектом психологии самообщения, а ее предметом - выраженное в этой ауторечи рефлексивносмысловое отношение своего я к собственным поступкам в жизненных ситуациях и к вовлеченным в них людям (взаимодействие с к-рыми по мере надобности может продолжиться в актах О.). Это смысловое отношение возникает благодаря спонтанной или произвольной рефлексии как ситуативно-ретроспективного или перспективно-экзистенциального осознания и переосмысления субъектом значимых для своего Я аспектов собственного поведения в сложных обстоятельствах, требующих самоопределения относительно необходимости выбора из имеющихся альтернатив для адекватного и успешного поведения. Эта потребность в О. с с. возрастает в критических для Я проблемно-конфликтных ситуациях, эмоциональная напряженность, внеш. противоречивость и внутр. конфликтность к-рых рефлексивно снимается за счет принятия оптимальных для Я решений. Принятое в результате индивидуализированного и интеллектуализированного самообщения человека разумное решение оказывает своему Я внутр. поддержку, вселяя в него уверенность в себе и обеспечивает рост самоуверенности субъекта как самоценной индивидуальности. Тем самым обеспечивается продуктивность произвольного О. с с., к-рая служит необходимым условием роста творческого потенциала и ресурсных возможностей Я. О. с с. обеспечивает также культурно-нравственную идентичность человека, приобщающегося в процессе социализации личности к окружающим ее социальным общностям с присущими им ценностями, обычаями, институциями. Т. о., самообщение является, в конечном счете, экзистенциальнодискурсивным самовыражением Я и одновр. рефлексивно-смысловым механизмом индивидуализации человека, обеспечивая развитие его самобытной, самодостаточной и оригинальной индивидуальности. Лит.: Андрияко Л. Я. и др. Психологический анализ критических ситуаций. Новосибирск, 1990; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; Бергсон А. Опыт о непосредственных данных сознания. Соч. Т. 1. М., 1992; Василюк Ф. Е. Психология переживания. М., 1975; Дильтей В. Понимающая психология. М., 1925; Кравков С. В. Самонаблюдение. М., 1922; Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М., 2006. И. Н. Семенов


Затрудненное общение: субъект
О. является важнейшей формой и условием человеческого бытия. В отдельные моменты жизни оно обретает особую значимость и специфику: расставание, тяжелая болезнь, личностная потеря, умирание и др. О. с у. занимает особое место. Для умирающего человека это самое последнее в его жизни О. В культуре любого общества существуют опр. обряды и традиции, предписывающие способы обращения с умирающим. Как правило, они несут на себе глубокий отпечаток соответствующей религ. культуры, ею поддерживаются и транслируются среди верующих. Однако большая часть умирающих людей не относится к категории глубоко верующих. Поэтому подобное ритуальное О. вряд ли устраивает их. Они психологически не готовы к нему. Смерть и умирание - это критические события в жизни человека. Поэтому умирающий испытывает острую потребность в О. со значимыми людьми. Однако люди не владеют искусством О. с у. Более того, в большинстве случаев даже близкие люди не испытывают желание иметь дело с умирающими. Картина умирания как бы напоминает человеку, что его ожидает та же участь. Кроме того, ситуация умирания неэстетична, что также отталкивает от нее. Но главная причина нежелания лишний раз встречаться с умирающим - отсутствие умения общаться. Встречаются 3 ошибочных способа О. с у.: 1) игнорирование самого факта умирания - люди общаются так, как будто ничего особенного с умирающим не происходит. Это попытка уйти от «больной» темы и отвлечь человека от невыносимых душевных страданий; 2) попытка вселить в умирающим надежду на выздоровление; 3) игнорирование его как субъекта и личности, досрочно вычеркивая из числа живущих. С ним начинают обращаться как с организмом, и все усилия направляют на обслуживание его естеств. отправлений и нужд, в его присутствии могут обсуждать житейские вопросы, связанные с предстоящими похоронами. Это наиболее тяжелый для умирающего способ обращения. Нередко люди умирают в больницах в условиях предельно формализованного и обезличенного О.: в их присутствии медицинские работники говорят о плохом состоянии, полагая, что они ничего не слышат; родственникам отказывается в доступе. В еще более тяжелом состоянии оказывается человек, к-рому выпала участь безвинно умереть от рук недоброжелателей, врагов или садистов; он полностью лишен всякого человеческого участия, - можно говорить о смерти в условиях антисострадания. Лит.: Заманаева Ю. В. Утрата близкого человека - испытание жизнью. СПб., 2007; Китаев-Смык А. А. О стрессе умирания // Вопр. психологии. 2008. № 5; Перриш-Хара К. У. Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. М., 2002. К. М. Романов


Затрудненное общение: субъект
Семья - малая социальная группа, отношения в к-рой основаны на супружеском союзе и родственных связях. Основные векторы О. определяются структурой семейных связей, включающей отношения супружеские, детско-родительские, между братьями и сестрами, отношения с прародительской семьей. Каждая из названных подсистем специфична, однако системное строение семьи не позволяет понять их особенности в отрыве от остальных. Особенности О. в с. обусловлены, с одн. стор., функциями семьи, с другой - высокой эмоциональной насыщенностью отношений. Семья призвана быть системой, в к-рой удовлетворяются важнейшие человеческие потребности в любви и поддержке, восстановлении жизненного потенциала, эмоционального благополучия, счастья. Для эффективной реализации перечисленных функций необходимо согласование усилий участников группы, полноценное межличностное О. Особую важность приобретают такие особенности О. между членами семьи, как ролевое распределение (включая проблему лидерства и власти), способы разрешения конфликтных ситуаций; принципы построения взаимоотношений с более широким социальным контекстом, в к-рый включена семья. Отличительной особенностью О. в с. является высокий уровень эмоциональной насыщенности взаимодействия. Связано это с тем, что основой построения совр. семьи является чувство любви. Э. Фромм, различая любовь как обладание и любовь как бытие, говорит о стремлении взаимного проникновения, предполагающее готовность предоставить себя партнеру, отдать себя в дар другому, обогащая тем самым его личность. Для достижения такой возможности К. Роджерс указывает на необходимость конгруэнтности. Конгруэнтная коммуникация, честная, искренняя, безоценочная, лишенная попыток манипулирования партнером является основой семейного О. Характер супружеских отношений зависит от того, насколько зрелой является у партнеров способность любить, насколько учитываются их гендерные особенности. Э. Эриксон понимает зрелую любовь как высокий уровень отождествления с партнером, разделение его идентичности, сопровождающийся проникновением во внутренний мир партнера, сочувствием и сопереживанием (эмпатия). Зрелая форма любви неразрывно связана с заботой о любимом человеке, не вызванной соображениями личной выгоды. Поскольку отношения в семье отличаются открытостью, доверительностью, обсуждается проблема необходимости сохранения их конфиденциальности. Качество сложившихся в браке отношений субъективно переживается как удовлетворенность или неудовлетворенность браком. Удовлетворенность браком рассматривается не только как показатель качества отношений в семье, но и как фактор поддержания ее стабильности, эмоционального фона семейных отношений, гармонизации детско-родительских отношений. Семейные конфликты принято рассматривать в соответствии с основными положениями общей теории конфликта. Зоной семейных конфликтов называют: несогласованность супружеских представлений о ролевом распределении, семейном укладе, семейных ценностях, в т. ч. ценностей воспитания детей; дисгармонию сексуальных отношений, отношений любви, ревность, супружескую измену; фрустрацию потребностей одного из супругов (материальных или духовных). Особый интерес представляет сфера О. ребенка с родителями, к-рая традиционно описывается как сфера детско-родительских отношений. Качество О. ребенка и близкого взрослого, по мнению М. Эйнсворт (M. Ainsworth), приводит к формированию типа привязанности. Надежная, амбивалентная или избегающая привязанность становится характеристикой не только детско-родительских отношений, но и широкого круга близких отношений во взрослости - дружеских, романтических, супружеских отношений, и, наконец, отношений со своим собственным ребенком. Неадекватность образа родителя у ребенка обусловлена возрастно-психол. особенностями ребенка, характером детско-родительских отношений. Особую систему отношений в семье составляют братья и сестры (сиблинги). Характер О. детей в семье во многом определяется их сиблинговой позицией. Порядок рождения детей определяет такие позиции, как единственный ребенок, старший ребенок, средний и младший ребенок. Необходимость распределения родительского внимания и участия нередко создает среди детей ситуацию соревнования, соперничества. Лит.: Захарова Е. И. Диагностика эмоционального взаимодействия детей и родителей // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Захарова Е. И., Петрова А. А. Материнские представления о будущем ребенке и их роль в становлении родительства // Семейная психология и семейная терапия. 2004; Карабанова О. А., Захарова Е. И. Проба на совместную деятельность // Г. В. Бурменская, Е. И. Захарова и др. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М., 2007; Ковалев С. В. Психология семейных отношений. М., 1987. Е. И. Захарова


Затрудненное общение: субъект
могут быть определены в зависимости от выполняемых им функций. 1) Управленческое общение (У. о.) в сфере реализации экспертной функции - когда руководитель выступает как эксперт в оценивании продукта деятельности подчиненного или самого процесса совмест. деятельности. 2) У. о. в сфере реализации представительской функции позволяет руководителю представить интересы своего коллектива на разных управленческих уровнях в структуре организационного управления, а также в более широком профессиональном сообществе за пределами внутриорганизационных отношений. В сфере реализации представительской функции управления устанавливается взаимодействие с вышестоящим руководством (первыми лицами организации), управленческим персоналом, руководителями одного и того же или более высокого управленческих рангов, специалистами организации, работающими на ключевых должностях. 3) У. о. в организационной сфере предполагает выполнение руководителем функций организации деятельности вверенного ему коллектива посредством решения управленческих задач по планированию и координации деятельности, контроля над соблюдением ее технологий и результатами. Руководитель осуществляет взаимодействие не только со своими непосредственными подчиненными, но и с управленческим персоналом организации в целом, руководителями др. подразделений, отдельными специалистами, разл. обществ. организациями. 4) У. о. в кадровой сфере - предполагает выполнение руководителем множества функций, связанных с управлением персоналом - профессиональным отбором и подбором кадров, их диагностикой и оценкой, адаптацией и развитием персонала, его аттестацией и проч. 5) У. о. в сфере гармонизации социально-психол. характеристик коллектива - направлено на реализацию воспитательной функции руководства. 6) У. о. в сфере оптимизации условий и режимов труда: решение вопросов по сохранению и поддержанию работоспособности сотрудников, созданию условий для безопасности труда, соблюдением опр. экологических и санитарных норм производственной деятельности. 7) У. о. в сфере формирования организационной культуры - создание и реализация традиций и обрядов организации, формирование элементов корпоративной культуры и имиджа организации. 8) Бытовое О. руководителя с подчиненными и коллегами-управленцами, составляющее основу неформальных отношений в организации. 9) Сфера реализации У. о., обеспечивающая безопасность деятельности организации в направлениях: производственно-технол., финансово-эконом., информационном, социальном, кадровом. Цель - предупреждение рисков конкурентного взаимодействия организации с др. субъектами коммерческой деятельности во внеш. бизнес-среде; социальных и др. рисков, в т. ч. коммуникационных, возникающих во внеш. и внутр. системах корпоративного взаимодействия, PR-рисков, репутационных и проч. Управление рисками в кадровой работе, обусловленными низким уровнем компетентности, лояльности и благонадежности персонала, представляет собой новый тип и новую сферу У. о. (10-я сфера У. о.). Кадровый риск-менеджмент - система специальных управленческих действий, направленных на оптимизацию зоны базового риска, к-рой является работа с кадрами. Ошибки в этой зоне обязательно сказываются на результатах функционирования и развития предприятия. В связи с этим одна из актуальных в практическом отношении задач состоит в том, чтобы снабдить руководителей всех уровней управленческой иерархии совр. технологиями управления персоналом в целом и инструментарием кадрового рискменеджмента в частности. Осн. цель управления кадровыми рисками состоит в том, чтобы преодолевать риски и минимизировать их последствия. Лит.: Бляхман Л. С. Организация управления социалистическим предприятием. М., 1983; Бородин И. А. Основы психологии корпоративной безопасности. М., 2004; Кабаченко Т. С. Психология управления. М., 1997; Питерс Т., Уотермен Р. В поисках эффективного управления. М., 1986; Цуканова Е. В. Управленческое взаимодействие в системе кадровой работы // Акмеолог кадровой работы. Учебное пособие. М., 2007. Е. В. Цуканова


Затрудненное общение: субъект
один из возможных методологических подходов к исследованию О. До появления работы Розенблюма и Бипера исследователи строили свои представления о целом путем соединения результатов анализа отдельных частей. После ее появления ученые все больше стремятся выработать свои представления о частях путем декомпозиции своего представления о целом, и такая ориентация стала называться системной т. зр. (Черч мен и Эрмери). Этот же путь можно проследить на примере изучения О. Так, в своей работе «О человеческом О.» К. Черри приводит большое число способов для изучения О. В 1966 г. Альфред Смит предложил способы классификации О., пытаясь связать воедино многочисл. и полезные сами по себе работы. Но его классификация позволяла лишь упорядочить отобранные результаты. С др. стор., по мнению Р. Акоффа и Ф. Эмери, человеческое О. является такой большой системой, что разобраться в ее частях оказывается столь же непосильной задачей, как и плодотворно изучать О. в отрыве от др. аспектов человеческого поведения. Отеч. психологи также утверждают, что О. является многоуровневым, многомерным, обладающим разнопорядковыми свойствами, т. е. системным процессом (Б. Ф. Ломов). О возможности системного рассмотрения внутр. средств регуляции коммуникативной деятельности (объединенных Л. А. Петровской термином «коммуникативная компетентность») говорится в исследовании Ю. М. Жукова. Хотя система О. объективна по характеру, она в то же время и субъективна, поскольку конфигурация образующих ее элементов в реальном психол. исследовании выбирается в соответствии с интересами ученого. Исходя из теории деятельности, разработанной отеч. психол. школой, проведено системное эмпирическое исследование процесса О. (Н. Д. Творогова). В предварительно опубликованной в 1975 г. статье «Системный подход к психол. исследованию структуры деятельности О. личности» (Н. Д. Творогова) показано, что теория деятельности является примером системного подхода в психологии, так же как теория функц. систем П. К. Анохина обоснованно считается примером системного подхода в физиологии. Узловыми элементами, представляющими собой внутр. архитектонику психич. деятельности, являются: потребность, мотив, цель, действие, операция, результат (А. Н. Леонтьев). Эти «единицы» человеческой деятельности образуют ее структуру (А. Н. Леонтьев), к-рая может быть значительно дополнена за счет выделения механизмов, обеспечивающих взаимодействие указанных выше структурных элементов деятельности (Прибрам, Галантер, 1964; Анохин, 1971; Лурия, 1969; и др.) за счет привнесения элементов, характерных лишь для опр. видов деятельности (Платонов, 1972; Тихомиров, 1971; Norman, 1970; Weckelgen, 1970; и др.), за счет разложения отдельных элементов на составляющие их функц. блоки, за счет определения их операционной структуры (Sperling, 1963; Morton, 1970; Norman, 1970; Анохин, 1971), «микроструктуры» (Зинченко, 1972, 1973) деятельности. Однако все виды деятельности, независимо от количества составляющих их компонентов, имеют принципиально одну и ту же макроструктуру. В связи с этим деятельность рассматривается как система, имеющая четкую устойчивость структуры. Рассмотрение деятельности как системы делает ее тем методологическим принципом, к-рый помогает конкретным эксперим. исследованиям не ограничиваться аналитическим изучением какого-то частного объекта или явления, а точно иде