О природе эго и его устройстве

8О природе эго и его устройстве
О природе  эго и его устройстве

Всё о православной  психологии  на  psyheo.by

 

  «Эгоизм за последние десятилетия настолько глубоко и основательно укоренился в человеке, что большинство людей считает сегодня его наличие главным признаком нормальности, но эгоизм никогда не был «нормой» человечности, поскольку он порождение демонизма»

О, пресловутый эгоизм, соблазнительное «Я-блочко» познания добра и зла, основа человеческой самости и грехопадения. О, полновластный владыка всего существа ветхого человека,  падший ум в его состоянии  эго  рассудка и  эго  мышления, воспринимающего всё исключительно через призму персонального «Я».  О, незримый хищник и тиран, скрытый  в недрах  человеческой личности и  выходящий  на поверхность всеми страстями  души,  какова твоя сущность, существует ли способ постижения твоей  алчной    природы, привнесённой некогда хитростью и обманом в целомудренное человеческое естество?

Да, отвечают аскетика, святоотеческая психология и духовное наследие  святых отцов Церкви, способ познания природы человеческого эгоизма (самости) существует, и многие подвижники через аскетическую практику, посредством глубокого покаяния и работы со  страстями раскрыли многие секреты устройства эгоизма и основополагающие механизмы его работы.

Что же такое человеческий эгоизм, а  точнее  эгоцентризм, как состояние сознания, в его сущностном понимании  особого  образа  Я-мышления, Я-восприятия и Я-мировоззрения современного человека?

Начинать исследование эгоизма следует с этимологии данного термина и понятия. Буквально эгоизм значит «Я-изм», поскольку само понятие «эго» происходит от латинского «ego», что значит«Я». Иными словами, эгоизм - это особый  и специфический способ организации  мышления и восприятия  через призму личного человеческого «Я» со всеми специфическими особенностями, присущими  этому самому «Я».  Речь идёт, прежде  всего, о  замкнутости на «Я» , как   управляющий   центр, всей  полноты власти над  человеком  - от  ненависти к  самому   себе  до  безграничного любления  себя, причём, только  себя  и никого  более.

Можно сказать, что эгоизм – это крайняя  форма  проявления   человеком   самости или  распорядительной  роли «Я сам»  от  безграничного себялюбия (гордыни)  -  до ненависти к  себе  вплоть  до намеренного  самоедства  и  самоуничтожения (суицида).

 Таким образом  в обоих  случаях  - безусловной любви человека только к самому себе с абсолютным стремлением руководствоваться во всём интересами только лишь своего личного «Я», до  ненависти к  себе или потери  смысла  жизни и решения  о суициде, - имеет  место проявления самости или  эгоизма, как  неограниченной распорядительной   функции «Я».

Оставив на  время  роль  эго  при  суициде, сконцентрируемся на другой стороне  эго и  полюсе, связанном  с формированием  эго личности  у   которой   самолюбие  выступает доминирующим  качеством  и  по  существу главной  установкой  необходимости   любления  только  себя и никого другого.  

В этом отношении эгоизмом можно назвать такой тип организации человеческой мыследеятельности, который определяется бессознательным внутренним стремлением только к личной пользе и выгоде с нежеланием интересы других  людей  и коллективные интересы ставить выше личных.

Эгоизм  можно сравнить с  таким  типом  структурирования  когнитивной  сферы, в   котором  эго выступает условно  говоря «ядром»  или  центром сосредоточения   всех  интересов эго личности, замыкая  на  себя, как магнит или   центр притяжения, все сферы  распространения  личности. 

Принцип  гравитации эго

Можно сказать, что  эгоцентризм представляет собой такой способ ориентации сознания или такую систему установок  для  структурирования  сознания  и организации всей мыследеятельности личности, при  которой в центре данной энерго-информационной системы находится некое абстрактное человеческое «Я», наделённое при  этом конкретными и исключительными правами и полномочиями.

Именно это человеческое «Я», будучи по существу виртуальной  структурой или когнитивной проекцией реальной личности, фактически замыкает на себя всю полноту власти над когнитивной  сферой и мыследеятельностью человека, становясь своего рода  единоличным правителем  - «царём», «диктатором» и «тираном», овладевающим всей личностью.

Примечательным  является то, что эго («Я»),  не  остаётся в  когнитивной сфере неизменным на   протяжении  всего времени  формирования  личности, а  имеет  цустойчивую  тенденцию  к  росту  и укреплению,  подобно  «живому  растению».

Иными  словами, при  отсутствии сдерживающих факторов,  эго  способно усиливаться  до  немыслимых  размеров  и становиться не просто доминантой , а единоличным и полновластным «хозяином» всей системы сознания, формируя  и утверждая  соответствующее эгоцентрическое мышление, мировоззрение  и подход к  жизни, как единственно правильный и единственно возможный.

Носителей  именно такого типа  мышления  и мировоззрения  и называют совершенными эгоистами,  которые  кроме   себя  не  видят  в  жизни никого и ничего.

Говоря об эгоизме, невозможно не коснуться вопроса  его структуры. Одна  из первых  моделей  структуры  эго  была предложена основателем психоанализа З. Фрейдом, а чуть позднее  она  была  доработана  К.Г. Юнгом  до концентрической схемы.

Как уже говорилось ранее, наиболее характерной особенностью парадигмы рациональной психологии является то, что в основу модели и структуры личности в психологическом её понимании изначально был положен принцип  эгоцентризма и вытекающего  из него триединства  уровней эго  во всей  сфере  психического бытия в виде  Эго (Я),  Ид  (Оно) и  Супер Эго (Сверх Я).

Эго (Я) представляет собой по Фрейду ту часть человеческой личности, которая осознаётся как повседневное «Я» и находится в контакте с окружающим миром посредством восприятия и ощущения.  По мнению того же Фрейда «Я» формируется в самом человеке в определённый момент зрелости из неких базовых структур бессознательного по мере формирования личности, становясь со временем основой всего сознательного.

Ид (Оно) – представляет собой два полярных и постоянно противоборствующих начала в человеке – конструктивное (либидо) и деструктивное (мортидо), взаимодействие которых и порождает  по  мнению того же   Фрейда всю сознательную активность человека во всём богатстве впечатлений, ощущений, эмоций, перживаний и чувств.

Супер Эго (Сверх Я) – представляет собой по мнению того же Фрейда глубинные  и неосознанные родительские образы наследственного (архетипического) характера или управляющие социальные программы, которые «сами собой»  активизируются по мере роста и развития психики. По его мнению, именно с ними и связана религиозность человека и мысли о Боге, как «большом отце».

Общая схема эго персональности по Фрейду

 

Развивая  естественно-эволюционную модель эго сознания, Фрейд делает вывод о том, что сознание  - это только часть психики, осознаваемая индивидом и определяющая выбор поведения в социальной среде, однако не всецело, поскольку могут быть и другие факторы, мотивирующие поведение, относящиеся к  общепринятому, этно-культурному  (традиционному) или не осознаваемому (духовному).

При исследовании  структуры  эго весьма любопытным является то обстоятельство, что  именно  к  эго  привязывается  вся  сознательная  деятельность человека.  При этом вторая  часть  психического бытия, относящаяся   к  духовному «Я»  или «высшему эго» и управляющему,  относится  основателями психоанализа  к неосознаваемому и  бессознательному.  

Говоря  другими словами, душевно-духовное  и глубоко  внутренне «сверх Я» при  этом  как бы изначально даже не рассматривается в качестве объекта познания и исследования.

В то же время Фрейдом делается весьма любопытное допущение о том, что осознаваемое и  неосознаваемое (бессознательное), а по существу рассудочное и душевно-духовное, являются антагонистами. Более того, Фрейд откровенно признаёт то, что в их бесконечной борьбе доминанта бесспорно принадлежит неосознаваемому или душевно-духовному.

Тем не менее, далее  этого  утверждения, которое  соответствует действительности, отцы  психоанализа  не   пошли, а  остановились на   утверждении  дарвиновской  модели, рассматривавшей  сферу  сознания, как результат  перехода от прямой реакции к контролируемому поведению, регулируемому   рассудком, как высшей формой  организации  сознания.

Противоречие здесь  состоит в  том, что признавая верховенство душевно-духовного (бессознательного) над сознательным (рассудочным),  пальма   первенства отдаётся  сознательному (рассудочное), как подлинно совершенному.

Для  времени Фрейда это могло выглядеть именно так, но  с  точки зрения  фундаментальных знаний о природе   сознания и психики, сегодня   уже  ни для   кого не   секрет, что  именно душевно-духовное (бессознательное)  является более  совершенным  и установочным по отношению к рассудочному (сознательному).

Таким образом,  эго  модель устройства когнитивной  сферы с  рассудком  (рациональным  эго мышлением), как  наиболее  совершенным  типом  организации мышления и мировоззрения,  с подачи отцов  психоанализа,  стала  главенствующей  в  парадигме  рациональной  психологии на  долгие  годы.  

Развитие эго по З. Фрейду происходит относительно медленно и осуществляется на протяжении всего периода детства. Даже достигая той или иной степени физиологической зрелости, люди могут существенно различаться между собой по степени проявления эго.

Степень  проявления  эго  получила  в психологии название «силой эго». В практике известно не мало случаев, когда осознание своего собственного «Я» происходит с некоторой задержкой и дети вплоть до 10 - 12 лет могут, как бы не осознавать самих себя в качестве самостоятельных, т.е. осознанно-волевых  личностей, живя т.н. «безличностной» жизнью или жизнью без  ощущения собственного «Я»  в полном смысле этого слова.

Одним из подлинных открытий Фрейда, связанных с особенностями функционирования эго  перцепции и аперцепции, можно считать его открытие о  т.н.   «удовольственном» (гедонистическом) принципе регулирования  психической деятельности у носителя эго мышления.

Фрейд  убедительно показал, что принцип удовольствия  автоматически регулирует всю работу психики и эго мышления, причём, не просто регулирует, а модифицируется в принцип формируемой  эго реальности, который и реализуется сознанием в жизни т.е. материализуется.

Говоря другими словами, Фрейд научно доказал, что стремление к удовольствию является главным (доминантным) регулятором и побудительным мотивом в работе эго сознания, с помощью которого эго ум и создаёт окружающую его реальность, призванную доставлять человеку сплошные удовольствия. Данный принцип, известный  как неограниченный «гедонизм»,  по  сей  день является главным экзистенциальным критерием и движущим мотивом, который реализуется и лежит в подходах современной рациональной психологии.

Особенностью современных представлений на  структуру эго является тот факт, что представителями  многих  психологических школ  и  течений, прежде   всего,  интегративной направленности, уже  доказана  безальтернативно доминантная роль   бессознательного  (душевно-духовного)  по  отношению  к  рассудочному (сознательному) и  даже  определённые  рамки возможностей   познания  бессознательного с   перводом   его в   категоорию осознаваемого.  Собственно, на  этом  и построены   все истинно религиозные  системы духовного совершенствования  и развития, включая и христианскую.

Что касается психоаналитического направления, то проблема  более  глубокого познания   природы  бессознательного (душевно-духовного) заключалась по  всей   видимости  в невозможности отражения этого знания, как  иррационального и сверхъестественного, с помощью языка и понятийного аппарата рациональной психологии. Именно поэтому З. Фрейдом  и была введена общая  и универсальная категория «бессознательного», котоая  и вобрала в себе всё то, что лежит за пределами  рационального рассудка.

С позиции  представлений нравственно-ориентированной христианской психологии, сегодня можно совершенно уверенно говорить о том, что в категорию «бессознательного» З. Фрейд  поместил человеческую душу  и всю её  энергийную  основу, столь глубоко и основательно исследованную святыми отцами Церкви.

Таким  образом,  в категорию «бессознательного»  в  парадигме  рациональной  психологии  попало  всё то  глубинное, сущностное и душевно-духовное, что не становится для рационального эго мышления  объектом прямого и непосредственного осознания.

Таким вот путём ещё одной подмены и упрощения  смысла  вся совокупность определяющих душевно-духовных процессов и явлений, в отношении которых отсутствует субъективный контроль  со стороны  сознания и оказалась  категорией  «бессознательного», в то время как  центром   сознания  и всей   когнитивной  сферы стало  эго «Я».

Позднее  К.Г. Юнг развил и углубил представление Фрейда о «бессознательном», т.е. о душевно-духовном, и  выделил в нём более личное индивидуальное бессознательное (душевное) и менее личное коллективное бессознательное (духовное). Этими категориями по существу и было ограничено  всё  понимание душевно-духовного  устройства  человека в парадигме рациональной  психологии.

Индивидуальное бессознательное по мнению Юнга было отражением природы «предсознания» или того неизвестного, что хоть и не осознаётся человеком в настоящее время, но может быть осознано им в принципе при условии должной фокусировки внимания. Иными словами индивидуальное бессознательное  - это то, что в принципе может быть частично постижимо.

Коллективное бессознательное по его мнению представляет собой те глубинные формы связей и зависимостей, как паттерны (шаблоны), которые невообразимо глубоко укоренились в сознании в результате всего прошедшего социального опыта всего человечества и по этой причине являются практически недоступными для восприятия и осознания, т.е. совершенно непостижимыми.

Таким образом, структура  эго основателями психоанализа была определена исходя  исключительно исходя  из  категории  осознанного, как  поверхностного,  при этом вся   глубинная  струтура   эго, включая  систему его движущих сил, оказалась  в  категории неизвестного  и непостижимого (индивидуального и коллективного  бессознательного), что  в  корне  ложно.

Отдавая должное отцам  психоанализа, хочется  напомнить, что  в святоотеческом предании  и  наследии  отцов  Церкви изначально существует знание  о тримерии  человеческой  природы (тело, душа, дух).

«Ответствуем: три суть мысленные способа, по которым ведение восходит и нисходит; и бывает изменение как в способах, какими водится ведение, так и в самом ведении; и чрез это оно вредит и помогает. Три же способа суть: тело, душа, дух.» (Преп. Исаак Сирин, Слова  подвижнические, Слово 25)

Для   описания   трёх данных  уровней человеческой  природы (телесного, душевного и духовного)  в  святоотеческой  традиции  имеются и три соответствующих вида  знания телесное знание (материальное), душевное  знание (тонко-материальное), духовное  знание (сакральное).

Забегая  вперёд, можно сказать о том, что в святоотеческой психологии  знание о причинах  патологического себялюбия  (эгоизма), как  и знание о  душевно-духовной   природе  человека получило существенное  развитие  с точки зрения практического познания  природы  бессознательного*.

*  Речь  идёт о святоотеческом   учении о страстях, тричастной структуре души (ум, чувство, воля) и этапах её изменения (преображении), при  переходе  из падшего состояния   к  искупленному или   из «ветхого» к «новому».

Продолжая разговор о структуре эго, у неискушенного читателя может возникнуть отчасти ложное представление о том, что эго или «Я», как некое «ядро»,  должно по  идее находиться в самом центре структуры эго личности, но это заблуждение и стереотип  рационального мышления. 

Развёрнутая структурная модель психического бытия, данная К.Г. Юнгом в его  Тавистокских лекциях (1935 г)  убедительно показывает, что эго - это не «ядро»  личности, а только внешняя периферическая «оболочка» мышления, ориентированная  исключительно во внешний мир и взаимодействующая с окружающим миром через ощущение, как  внешнюю границу. 

Развёрнутая структурная схема психического эго бытия

 

В соответствии с данной схемой психического бытия по Юнгу, видно, что в самом центре и глубине структуры личности находится её индивидуальное и коллективное бессознательное (душевно-духовное), тогда как мышление находится на самой периферии всей многоуровневой когнитивной сферы.

 В правильности этой схемы (в  целом)  нет оснований сомневаться, поскольку  она на протяжении  многих лет составляла и составляет основу всей аналитической психологии.

Таким образом, эго в  соответствии с  данной схемой есть, не что  иное, как способ центрации, структурирования  и направленности  всей когнитивной сферы изнутри  вовне или преимущественно внешняя  оболочка  сознания,  выполняющая  как  и  зеркало  отражающие  функции. 

Особенностью  эго, как  внутреннего «диктатора»,  является  тотальность эго контроля  над  всей когнитивной  сферой.  Именно поэтомцу картина реальности,  формируемая  и отражаемая  в эго сознании, практически полностью задействует весь  ресурс  внимания, не позволяя эго переключаться ни на что другое,  кроме  внешнего мира (эго реальности).

По этой причине картина  реальности,  сформированная  эго,  является как бы  законченной, целостной  и безальтернативной, хотя  это только  способ эго восприятия  реальности. 

Можно сказать, что  пресловутое  человеческое  «Я»  и есть не  что иное, как виртуальная  сетевая  структура, образованная  разветвлённой  сетью когнитивных  связей эго сознания, ориентированных  строго определённым образом  (вовне), которая  будучи только лишь поверхностной оболочкой  сознания, осуществляет  полный контроль над  человеком.

Векторная схема эго сознания по К.Г. Юнгу

 

На этой схеме, также впервые данной Юнгом в Тавистокских лекциях, область D  и  представляет собой область эго сознания. Прямая А – А условно обозначает линию порога сознания (когнитивного порога). С – внутренняя область мышления в направлении  бессознательного.  B – символизирует направленность вектора  эго в  сторону внешнего мира.

Как видно из данной схемы, эго имеет внешнюю границу,  которая находится в области постоянного взаимодействия с внешним  миром D - В.  При такой направленности вектра внимания В, в плоскости А – А зеркала  восприятия  может отражаться только внешний мир, который ограничен  когнитивным порогом  эго сознания.

При такой ориентации мышления, очевидно, что эго ум  D  не может исследовать сам себя в  направлении  области С, переступая через когнитивный порог А – А.

Глаз  человека, как модель работы сознания  

*    В святоотеческой  психологии невозможность исследования падшим человеческим  умом самого себя, образно сравнивалась с  невозможностью глаза  видеть себя без вспомогательного отражающего инструмента, поскольку световой пучок в  глазу, как  и ум, всегда направлен во вне.

 Забегая  вперёд, можно сказать, что  для  исследования  эго  умом  самого себя, вектор    В, обращённый   во  внешнийц   мир, должн быть переориентирован диаметрально противоположно или обращён  с внешнего мира  на  внутренний (душевно-духовный)  т.е. за  границу  области  С. 

При этом  нельзя  не упомянуть и том, что  той  силой, которая способна  обратить, т.е.  диаметрально развернуть  вектор  всей  системы эго сознания во внутрь, является сила метанойи или сила покаяния. Отсюда  и происходит  понятие обращения (к   вере).

Гоовря об эгоизме, нужно понимать, что неправомерно считать эгоцентризм, как мировоззрение  и способ мышления олицетворением одного только  зла, поскольку это стадия  и  необходимый  этап развития  человеческой  личности, связанный с  социализацией, самоидентификацией  и утверждением  себя в  мире  людей.

Пороком  и злом эгоцентризм  и эгоизм  становятся  тогда, когда  приобретают  в  когнитивной   сфере  человека  тотальный  и  деспотический  характер,  когда  эгоистический  подход  к  жизни  отдаёт предпочтение  только  личным интерсам в  ущерб  коллективных, когда   отношения соперничества преобладают над  отношениями сотрудничества, когда  самость  и субъективизм становятся безальтернативной доминантой, закрытой  для  духовно-нравственного совершенствования  и расширения, когда  организатор  порядка превращается в деспота - надсмотрщика. 

Говоря  другими словами, эгоизм – это глобальная   форма зависимости и обусловленности  человеческого сознания, как индивидуального, так  и коллективного, стоящая  на  страже  порядка  и призванная  упорядочивать хаос,  в которой  застревает индивидуальное  и коллективное сознание, делая  эту  форму  управления  сознанием  не   просто доминантной, но единственно возможной, становящейся из помощника тираном  и диктатором.

Продолжая исследование эго, как   способа  организации  человеческой мыследеятельности, нельзя не отметить его наиболее важных особенностей.

1.  Начать, по всей видимости, следует с самого главного, что характерно эгоизму, -  неистребимого внутреннего стремления человека руководствоваться  в  жизни только  лишь  интересами и побуждениями собственного «Я», которое занимает центральное   положение во всей   когнитивной   сфере   человека вокруг  которого по  существу   вращается весь мир.

2. Второй  важнейшей  особенностью эгоизма  является бессознательное стремление личности  к  бесконечному удовлетворению  запросов  своего «Я» (эго)  через извлечение личной  выгоды  из всего, с  чем  сталкивается в  жизни  человек.  В этой  связи  укрепление и разрастание  империи «Я»  (эго) становится  для эго  личности важнейшей  задачей  и  смыслом жизни. 

3.  Третьей  особенностью эгоизма, вытекающей из первых двух, является высшая  цель существования  эгоизма, связанная  с  получением  от жизни одного  только удовольствия и удовлетворения.  Можно сказать, что в  системе эго отношений  человек становится рабом и заложником стремления  к  безграничному  удовольствию и удовлетворению.

Из этих  трёх  наиболее  важных  особенностей  эгоизма  вытекает важнейшая характеристика  эгоцентрического подхода   к  жизни, связанная  с  захватом  всего ценного, полезного и значимого, что попадает в поле зрения человеческого «Я», причём,  даже  не  взирая на то, насколько захватываемое  необходимо.

Данная   установка на  захват  действует  в  программе  эго автоматически. Именно поэтому главное для эго – это просто успеть захватить «на  всякий  случай», чтобы  потом решить  какую  выгоду  извлечь  для себя из захваченного.

Объектом захвата для  эго может  выступать практически всё доступное -  материальные ресурсы  и нематериальные, включая  власть, слава, знания, внимание, привилегии, почести и т.д.  Можно сказать, что абсолютно всё, из  чего эго может извлечь  личную  выгоду  и  использовать с пользой для себя, т.е. для самоутверждения и получения удовольствия, представляет для него интерес в  плане  захвата.

Любая  эго система представляет  собой  однотипный  способ упорядочивания и структурирования  сознания при   котором   все базовые  функции  и свойства  психики (ощущение, мышление, чувство, память, внимание, воля и т.д.) направлены, упорядочены и действуют совершенно  определённым образом  - эгоцентрически, т.е. в  направлении «Я» (эго) или  «Супер Я» (супер эго).

Наиболее характерной  особенностью эгоцентрической когнитивной  сферы  является разделённость трёх  фундаментальных сил  (души) - ума, чувства  и воли, которые  действуют как бы  разрозненно   и сами  по  себе.  Данная  разделённость  основных  движущих сил  души  создаёт в  эго-ориентированной когнитивной  сфере  большое   число  внутренних  проблем  и противоречий.

Можно сказать, что  человеческий ум  в  эгоцентрическом  его  виде является  олицетворением сознания «хищного»  типа  в  высшем  его качестве инителлекта на  основе рациональнолго мышления, руководимого исключительно  эгоистической  целесообразностью.

В любой  эго  системе внимание является  одним  из  гланых  инструментов, укрепляющих  и взращивающих эго. Именно по этой  причине  к  вниманию  эго проявляет  повышенный  интерес  и  всегда любит быть окруженным вниманием, стремясь всеми  силами оказаться в самом его центре, особенно общественного.

Говоря  о супер эго, можно сказать, что  оно вообще не мыслит себе существования без внимания и поэтому  просто  не  замечает  того, что  на  него не   направлено  или  не  связано  с общественным вниманием и признанием.

В системе  эго когниции  практически  все человеческие  чувства  и качества, включая  и высшие (любовь, преданность, верность и т.д.)  находятся  в  глубоко  изменённом  и даже  извращённом   состоянии.

Такое высокое качество как любовь, в системе эго лишено своей  изначальной  чистоты, жертвенности  и  безусловности, а  является  скорее  объектом захвата и стяжательства,  разменной монетой и инструментом манипулирования  для использования  опять же с целью  получения от любви  удовольствия и удовлетворения – сексуального, эмоционального, эстетического  и т.д.  

Не будет  большой  ошибкой   сказать, что, жизненной установкой  эгоизма является тотальное  стяжательство  и  расширение  себя  для  получения  максимально полного и  возможного удовольствия и  удовлетворения абсолютно от всех жизненных процессов и явлений. В данной  связи  такое  негативное  социальное  явление, как  олигархизм,  является  неизбежным  и закономерным результатом  действия эгоизма. 

По своей сути  и  природе  эгоизм -  это  не   временное   или   преходящее, а  постоянно  растущее, самоукрепляющееся, саморасширяющееся и  тотальное  качество и состояние когнитивной  сферы, которое  способно  до самого основания  пронизывать все уровни психического  бытия человека, не  оставляя  иной  альтернативы.

Можно сказать что эгоизм – это не  просто доминантное качество и состояние когнитивной   сферы, а целостная и устойчивая программа  управления сознанием (эго программа), которая,  как  «опереционная  система» компьютера, умом  воспринимается как единственно возможная  и безальтернативная.

Говоря  о принципах  работы  эгоизма, можно сказать, что ключевым  принципом любой эго системы является принцип безупречности внешнего образа  и формы,  которая при  ярком  блеске, солидности, благопристойности и т.д., внушающих  доверие, внутри себя в большинстве случаев  содержит  грязь, ложь и пустоту.

Эгоистичная натура – это по существу эффектный, привлекательный  и располагающий всем своим внешним видом  хищник, имеющий эффектный внешний камуфляж, внутренность и содержание которого совершенно не соответствуют его  броской  и галантной  внешности.

Эгоизм  проходит  несколько  стадий  своего развития  и  в  продвинутом  виде  представляет  собой совершенного  «хищника – манипулятора», основные усилия которого  сконцентрированы на поддержании внешнего блеска и эффектного имиджа «муляжа» личности с целью произведения на  окружающих нужного эффекта и впечатления.

Нужный эффект для эго – это затмевание всех «блеском и сиянием» своей исключительности, пускание всем в глаза «золотой пыли» успешности, основательности и  солидности с вызовом к себе полного доверия у потенциальных жертв,  для последующего использования их доверия.

Имидж  успешности и исключительности жизненно нужен эгоизму с одной стороны для поддержки столь приятного ощущения собственной важности и значимости на фоне прочих менее значительных, а с другой стороны для продолжения  своей  эффективной «охоты» на потенциальных жертв, т.е.  наивных и доверчивых, впечатлившихся обманчивым блеском  внешних  форм эго.

Для эгоизма, как  совершенного «хищника» в человеческом обличии, по его сути и природе, очень важно всегда иметь полную  эго свободу и богатые «охотничьи  угодья», полные  потенциальных жертв, которые должны находиться в состоянии  абсолютного доверия  к эго, цель которого предельно проста – самоутверждение среди них и наращивание   своего авторитета.

Одной  из  теневых  сторон  эгоизма   является  то, что  в  его системе в принципе не существует и не может существовать подлинной и настоящей дружбы, как бескорыстных и искренних человеческих отношений, построенных на доверии, уважении, искренности и любви.  Эгоизм  всегда и в  любой   ситуации  ищет  повод что-то  для   себя   поиметь.  Именно поэтому  «дружба» в системе эго всегда имеет корыстную основу и осуществляется исключительно по принципу «ты – мне, а я – тебе». Без личной выгоды (прямой или косвенной)  и  «просто так», а  в дополнение с  обязательствами и отвественностью, дружба эгоизму не нужна  и не  интересна.

Супружество в системе эго – это особая  тема,крайне болезненная и сложная, которая с одной стороны привлекает эго своими перспективами и статусом, а с другой ужасно напрягает, накладыванием обязательств, ограничений  и отвественности с  необходимостью  поступаться  своим  и жертвовать  во  имя  общественного (семейного).

Семья для  эгоизма – это обуза, которая  ему   в  тягость, поскольку лишает эгоизм его   привычных свобод и удовольствий, заставляя тем самым напрягаться и страдать.  По этой  причине  разводы,  супружеские измены, мнобрачие  или  сожитие  без  обязательств – это естественные следствия проявления  эгоизма.

Супружеская любовь в системе эгоизма, как уже говорилось выше, также лишена своей подлинной основы – бескорыстия, жертвенности и ответственности, а имеет характер бизнес партнёрства  или  азартной игры  с корыстной  подоплёкой и окраской.

Эгоизм в любовных отношений проявляется в том, что  любовь  для  эгоизма является  одним  из  средств  получения  всё  того же  удовольствия и удовлетворения  от отношений, только в их  наиболее  глубокой  и личной  форме (интимной), связанной  с  самыми  возвышенными для  эго чувствами.

Говоря  другими словами, любовь в   системе  эго  не  имеет характера   святости  и не носит  подлинно жертвенной  окраски, а   потому  не является  формой  бескорыстного дарения  (отдачи) себя  и своей  любви  другому  без  остатка, какой  подлинная  любовь  является по существу. Любовь для эго – это такой же способ  стяжания высоких  чувств  и эмоций для  получения преимущественно глубоко личного удовольствия и удовлетворения  всё  того же  гедонистического  и потребительского характера.

Особенностью любви в  системе эго является распространение  на  объект  любви права «собственничества» и  «владения», как  на любую  прочую вещь или категорию в  системе  эго отношений. По этой  причине  патологическая  ревность  к  объекту  любви  является  неизбежным  элементом  эго отношений.  Эго просто не может выносить и допускать того, что объект его  чувств и интересов может иметь полную свободу  и  самостоятельность в проявлении своих чувствпо  отношению к   кому-либо или чему-либо,  кроме  эго, не говоря уже о притязаниях кого-либо со стороны.

Любые проявления самостоятельности и независимости объектом эго любви, вызывают у эго жгучие вспышки ревности, которая  может доходить до слепой ярости и жестокой мести.

Эгоизм – это  тираническая и диктаторская  моно  система,  в   которой  по  определению  не   может  быть  двух равных  Я, даже  в  супружестве. Отсюда  исходит  патологическое стремление эго  к  осуществлению полного (тотального) контроля  над  всем  и вся, включая, разумеется, мысли и чувства объекта эго любви.

Для  эгоизма вообще характерно патологическое  недовенрие всему  и вся, кроме   своего драгоценного «Я»,  с  организацией системы тотальной слежки  и контроля за  всеми объектами  эго любви.

Сексуальные отношения для эгоизма также лишены жертвенности и являются преимущественно формой стяжательства приятных ощущений (удовлетворения) без учёта права сексуального партнёра  на получение взаимного удовольствия, а  тем более преимущественного.

Секс в системе эго отношений  является  не просто  удовольствием  высшего порядка,  а сильнейшей страстью и зависимостью. В поисках максимального удовлетворения сексуальной  страсти эгоизм готов переступать любые моральные нормы и границы, доходя до чудовищных извращений.

Сексуальная одержимость  (похоть)  вместе с пристрастием к  еде  (чревоугодие)  являются  одними из самых сильных страстных  одержимостей эгоизма, паразитирующих на   уровне  психофизиологии. 

В системе эгоизма основным принципом и правилом  организации жизни  является принцип целесообразности, а  точнее  эго целесоообразности.  При этом  эгоизм выдумывает тысячи гуманных обоснований  этой  «целессобразности», искусно пряча  в  самом   конце  единственно  значимую для   себя   целесообразность  личной выгоды, которая  эгоизмом  бывает заранее  тщательно просчитана математически.

Для  эгоизма не   существует такого  понятия, как  высший  закон  жизни или  Закон Божий.  Единственным существующим  для  эгоизма   законом  на  земле  является закон  свободного рынка  на  основе права  частной  собственности.

В системе эгоизма нет всей  полноты представлений о таких  понятиях, как высшая справедливость, совесть, нравственность, духовность, жертвенность, бескорыстие, служение, милосердие, сострадание, смирение, кротость  и  т.д.  Все разговоры о духовности  и святости  для эгоизма полностью лишены смысла, т.е. рационального  понимания, а потому являются не более чем красивыми словами.

Эгоизм  можно считать когнитивной системой, которая  способствует наивысшему развитию мышления, но только  в рациональном   виде  (интеллекта), как  высшей  адаптивной  и отражательной   способности психики. Тем не  менее, любой  интеллект в  его  человеческой  эго  форме  является несовешенной формой  сознания в  сравнении с   более совершенными системами структурирования и упорядочивания  мышления  на  основе жертвенных принципов «Не я» и «Мы».

Как ни странно, духовность также может иметь место в системе эгоизма, как вершина его естественного интеллектуального развития, проявляющаяся  как  правило  не  столько в  познании категории  духа, как  нематериальной,  сколько  в  «образованности» и «просвещённости» (интеллектуальности), т.е.  богатстве  рационального  познания.

В то же   время,  эгоизм  может прикасаться  и  к  такой  высокой  категори, как  Бог, только будучи патологически нацеленным на извлечение личной выгоды из всего и вся, эгоизм не может не извлекать для  себя выгоды  и из  категории Бога,  эксплуатируя  в  качестве  «бога»  собственную «просветлённость»  и «духовность»,  как  духовное бизнес  приложение.

При  глубоком  исследовании феномена «духовности» любого эгоизма, с  грустью выясняется, что за  ширмой  «духовности»  у  эгоизма  всегда прячется  страсть гордости  и тщеславия, выражаемые  известной фразой  святителя Феофана Затворника -  «Сам дрянь-дрянью, а всё твердит: я не такой, как все прочие люди».   

Любой, кто осмеливается критиковать «духовное» эго, рискует навлечь на себя всю силу его «божественного» гнева и почувствовать на себе всю беспощадность его  «божественного» презрения и ненависти, вплоть до физического уничтожения. В этот момент и выясняется подлинная «духовность» любого эго.

Нельзя  не   сказать  о том, что  «духовный»  эгоизм  и супер  эгоизм в крайних формах проявления духовной ревности, гнева, гордыни и тщеславия могут быть просто бесчеловечно кровожадны и беспощадны к своим «врагам».  В этом  отношении  любопытно  такое  патологическое  явление, как  национальный  эгоизм или национализм, крайней   формой  проявления которого является нацизм и в частности фашизм.

Усиливающееся в настоящее время противостояние западной  цивилизации, ведомой ценностями гедонистическими, эвдемоническими  и потребительскими  цивилизации восточно-славянской, ведомой  христианскими духовно-нравственными ценностями  – это прямой  результат столкновения  люциферианской доктрины  супер  эгоизма  с христианской доктриной нравственности, как  отражение  извечного противостояния добра  и  зла.

Самым  простым  способом  распознания «духовного» эгоизма  является  выяснение того к   чему  или  точнее к   кому он  ведёт своих  адептов. Считая себя  никак  не меньше, чем «богом» или  на   крайний  случай  «пророком»,  любой  «духовный»  эгоизм естественно всех своих поклонников и почитателей  ведёт к  себе любимому, как «совершенному».

Говоря  об эгоизме, нельзя  не   коснуться  специфики  эгоцентрического мировоззрения, которое  в  абсолютном  большинстве  случаев имеет сциентический, т.е. наукоцентрический и атеистический характер, отражающий  сугубо материальную сторону реальности бытия. Иными  словами, в  системе эго  сознания духовной  реальности  и Бога, как  Творца,  как  бы  просто не  существует, как  не   существует  и представления  о внутреннем  душевно-духовном человеке.

В системе эго мировоззрения  существует только внешний или «телесный человек»,  как  результат  эволюции  биологических  видов, который  ведом по жизни условными и безусловными рефлексами, а  также  естественными  запросами  и  потребностями  в   соответствии  с  пирамидой  Маслоу. 

Следует отметить, что периодически эго  допускает в  свою когнитивную  сферу  мысли  и  рассуждения  о  существовании  Бога, души  и духовном бессмертии, но эти мысли в  конечном  счёте не  приживаются  в  когнитивной  сфере и  вытесняются эго, как фантазийные и не  соответствующие структуре  естественно-научного мировоззрения*.

Под  структурой мировоззрениея в  данном  случае понимается  сам  характер  ориентации  сознания  и  образования  соответствующих когнитивных  связей (как   сетевых). В эго сознании и жертвенном сознании  тип  и  характер образуемых когнитивных  связей различный.

Таким образом,  реальных представлений  о духовности,  святости, душе  и  путях  изменения мышления в системе эго сознания просто нет в силу принципиально иного характера   данного  знания  и невозможности  его принятия  эго умом.

В этой  связи  сам  принципа  работы  всей системы эго сознания  подобен  зеркалу,  обращённому  только  во  внешний   мир,   отражающему  явления   внешнего мира. 

При  таком устройстве  эго, его реальное внутреннее  состояние (С) за  границей когнитивного порога  А – А  всегда остаётся как бы  не исследованным.

При этом любые попытки пробиться во внутренне пространство  эго  для  исследования его состояния  категорически не приемлются  самим  эго, как  инвазия,  а  потому блокируются на корню разнообразными эго защитами: замещение, компенсация, вытеснение, реактивное  образование, отрицание, проекция, сублимация, регрессия и др..

Таким образом,  особенность структуры эго, связанная  с  обращением её во вне, такова, что она препятствует любым импульсам, направленным на исследование  и раскрытие  внутреннего содержания эго и  любые попытки проникновения  за  внешнюю границу эго расцениваются им  как агрессия и нарушение границ.

Именно этим обстоятельством объясняется патологическая не любовь эгоизма к открытости, доверию, простоте, прямоте и критике, вскрывающей и обнажающей его внутреннюю суть.

Любые попытки критики эгоизма практически всегда расцениваются им, как «негатив» и наоборот   любая  лесть, похвала и угождение эгозма  ему  всегда  приятны в любых количествах, как «позитив», поддерживающий иллюзию эго о его совершенстве. 

Активное  стремление  эгоизма защищать себя от любой   критики  и  сермяжной  правды  жизни  имеет своё  логическое  объяснение,  связанное  с патологическим  не желанием эго исследовать своё реальное внутреннее состояние и содержание, которое  с одной   стороны  глубоко  порочно, а  с  другой  иллюзорно.

Говоря  другими  словами,  любой эгоизм  смертельно  боится  правды  о  самом  себе  и своей  глубоко несовешенной  и  порочной   природе.  Именно поэтому, будучи  надёжно защищённым  рационализмом, прагматизмом  и иллюзиями о собственном совершенстве,  эгоизм  может успешно чувствовать  себя  до  смерти человека, не имея возможности узнать всей правды о себе  и  своей природе.

Принципиальная  структура любого эгоизма хорошо соотносится с пирамидой Маслоу, отражающей  как  статическую сторону эгоизма (его фундамент) в  виде качества самоутверждения, так  и  его динамическую сторону (двигатель) в  виде  качества  соперничества.

Внутренним  армирующим  стержнем всей пирамиды человеческого эгоизма, как   уже  отмечалось ранее,  всегда  являются высшие страсти души – гордость и тщеславие.

Следует подчеркнуть, что эгоизм – это в  большинстве   случаев активное состояние когнитивной   сферы, которое не может пребывать в  покое и  без деятельности. Эгоизм всегда динамичен и деятелен в плане поиска доступных ресурсов и ниш для захвата и самоутверждения.

Как уже говорилось ранее,  эгоизм  ничего не делает и не может делать в жизни от чистого сердца  и  без личной выгоды. Практически каждый бескорыстный с  вида поступок в программе эго всегда преследует ту   или   иную  скрытую цель  или вторичную выгоду.

Даже благотворительность в программе  эго не носит характера подлинной жертвенности и служения, а носит во  многих случаях  характер  сделки  или  приобретения эгоизмом весьма  почётного, уважаемого и престижного имиджа «добродетеля» и «благотворителя».  Данный  имидж бывает  нужен эгоизму  чаще   всего для  того, чтобы  с его помощью  получить доступ к ещё большим ресурсам и власти для самоутверждения.

В какой-то мере правомерно говорить о том, что благотворительность и милосердие для эгоизма – это своего рода «овечья шкура» для волка по натуре, который желает получить доступ к стаду.

Как полноценная программа управления сознанием, имеющая  не  одну  степень защиты,  эгоизм  умеет  в  совершенстве  маскироваться  и  прятать свою  подлинную хищническую природу,  прикрываясь  снаружи  самыми  благими целями, задачами  и  намерениями.

Единственное, чего не  может спрятать в жизни эгоизм, – это конечных результатов всех своих  усилий, которые и были  его самой  главной  целью в  жизни.  Плодами  эгоизма  всегда  были, есть и будут  слуги золотого тельца -  слава, известность, успех, богатство,  роскошь, удовольствие  и т.д.,  причём,  с обязательной  пометкой «только  для  меня любимого».  

Все  разговоря  и громкие  заявления эгоизма о социальной справедливости, подлинной демократии, равенстве, либерализме, гуманизме, свободе  слова и  т.д. – не  более  чем  пропагандистская   мишура  и  манипулятивные  средства для  утверждения  господства самого эгоизма,  ведомого  принципом «только  для   меня  любимого».

В этой связи  известная Евангельская цитата  «Итак по плодам их узнаете их.» (Мф. 7-20) – как  нельзя  лучше  отражает  принцип  распознания эгоизма.

Лживо-лицемерная природа  любого эгоизма,  у  которого  внешняя  сторона  идёт  вразрез  с  внутренним  содержанием,  очень  точно  выражается  Евангельской  метафорой  «окрашенных гробов», направленной   в  адрес  фарисеев и книжников:

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония.» (Мф.23;27-28)

Данная  цитата, адресованная   Спасителем по  существу  самым  образованным и духовным людям  того времени (толкователям духовных законов), говорит  о том, что эгоизм может иметь место не  только  в  бездуховном и светском, но и в религиозном  и  образованном сознании, где он защищает  себя  по  сути  высшим  законом и Самим Богом.   

В этой  связи  становится более  понятно то, что  проникновение во внутреннее пространство эго для   его исследования – это крайне не  простая, а   точнее  сложнейшая  задача,  в  ходе   которой  нужно преодолевать  мощнейшую  систему защит  эго  и его самое активное сопротивление и противодействие любому  вмешательству.

Тем  не   менее,  исследование  эго возможно. В большинстве случаев  для  его исследования применяются соответствующие «зеркала» сознания  и более совершенные  мировоззренческие доктрины (духовно-нравственные), как реально более ёмкие  и широкие.  

Очевидной  и наиболее  явной слабостью любого эго является  его неудержимая  тяга  к самоутверждению и  соперничеству, поэтому это не   может не   соперничать с   кем-либо или   чем-либо или не   самоутверждаться.

Степень  выраженности эгоизма  у   разных  людей может быть различной и определяется она, как   правило, соотношением в  душе человека  соответствующих страстей и добродетелей, т.е. соотношением эгоистических  и духовно-нравственных  качеств.

Сила  эгоизма  может косвенно определяться и  силой защиты личностью своего эго  и внутреннего содержания, которое у эго личности практически всегда очень несовершенно, плачевно и потому весьма травматично.  Говоря  другими словами, эгоизму практически всегда есть что защищать внутри себя, – с одной стороны собственную структуру,  а  с другой – её неизменность и постоянство, как контролёра системы  сознания.

Существующая сегодня в рациональной психологии тенденция к укреплению личностных границ  есть по существу, не что иное, как научно обоснованная концепция защиты человеческого эгоизма и эгоцентрического мировоззрения от любых воздействий и изменений.

Следует заметить, что несмотря  на  всю силу защит эгоизма,  его структура  и природа  была  детально исследована  соответствующими духовно-аскетическими методами   и практиками  аскетами, монахами и духовными подвижниками, посвятившими  освобождению от эгоизма  и  духовному  спасению всю свою жизнь.

Сегодня  можно  уже  прямым текстом  говорить о том, что  внутри себя эгоизм прячет  целостную и самодостаточную систему взаимодействия  страстей, как   порочных  качеств   человеческого тела, души и духа.

Данная  система страстей  представляет  собой  не  что иное, как  систему  усвоения  и  распределения  энергии, которая  способствует росту и укреплению эго («Я»).  Эта  система  и  именуется управляющей программой  эго развития  или проще  говоря  эго программой, которая  выполняет для человеческого сознания роль полноценной «операционной системы».

Программа  эго  является  промежуточной  стадией  развития  мышления  в  его восхождении от низшего животного ума  к  уму человеческому  и далее  от  ума человеческого к уму богочеловеческому (божественному).

 Можно сказать, что программа  эго (рационального мышления)  олицетворяет собой  по  существу этап  личностного развития, когда  посредством  «Я»  перцепции/аперцепции  идёт структурирование и самоидентификация человеческой  личности, как персональности. В этом  отношении  человеческое эго («Я»)  играет  не деструктивную роль  в   системе   когниции.

Тираном  и диктатором  эго  становится в  когнитивной   сфере  только  в  том случае, когда  не  находит  сдерживания  и ограничения со стороны  силы человеческой совести и нравственности, т.е. когда  укореняется основательно и безальтернативно.

Именно в  этом  случае  все  основные  качества (энергии) программы  эго, искажённые соответствующими страстями, создают устойчивый  порочный   круг  циркулирования  их  в  когнитивной  сфере  вокруг  «Я» (эго), именуемый эгоцентризмом

Говоря  о природе  эго, следует  сказать, что  известное   всем человеческое  «Я», как  основа  самости,  стало  основой   человеческой  личности  только  после  грехопадения  первого человека Адама.   Иными  словами,  только  в  результате   повреждения  естественной и изначально непорочной  природы   человека  самостью,  эгоизм стал нераздельной частью человеческого существа.

Таким образом, раскрывая главный секрет структуры эго, можно сказать, что глубоко внутри  себя  эго  прячет  повреждение, которое  и проявляется во всей природе  человека  эгоизмом и его основными  страстными качествами: гордость, тщеславие, уныние, печаль, гнев, сребролюбие, любодеяние, чревоугодие.

Данные восемь порочных качеств или страстей души, имеют прямое  отношение ко всем трём уровням  триединой человеческой природы. В этой  связи не будет ошибкой   сказать, что эгоизмом  был  повреждён не  только  ум  человека, но всё человеческое существо – тело, душа и дух.

Гордостью и тщеславием оказался   повреждён человеческий ум (дух и нрав);  унынием, печалью, гневом и сребролюбием  оказалась  повреждена душа (сердце), а  похотью  и чревоугодием оказалось  повреждено тело человека (физиология).

Таким образом, эгоизм, как  прочное  мировоззрение  и  порочный  образ  мышления  - есть прямой результат  повреждения непорочного естества человека самостью, который  был  закреплён  в  человеческой  природе  после  грехопадения  Адама  и  с  тех  пор  передаётся из  поколения в поколение  по наследству.

Смешивание данных восьми базовых  качеств, как энергий, с другими качествами души, порождает целый ряд т.н. производных качеств такой же порочной  т.е. эгоистичной или «ветхой» природы. 

Среди них можно выделить следующие производные:  неискренность, лукавство, хитрость, надменность, высокомерие, раздражение, нетерпимость, бессердечность, гнев, злоба, ярость, ненависть, насилие, корысть, скупость, алчность, жадность, жестокость, зависть, ревность, пренебрежение, презрение, кощунство, самоуспокоение, самооправдание, самообман, самоуверенность, цинизм, пошлость, хамство, наглость, упрямство, неприятие, отрицание, сопротивление, соперничество, раздражительность, агрессивность, лицемерие,  коварство, тщеславие, честолюбие, гордость, трусость, лесть, злорадство, мстительность, скепсис, неверие, осуждение, клевета, подлость, одиночество, скука, тоска, скорбь, отчаяние, безутешность, безысходность, страдание и др. 

Об этом состоянии ума и души падшего («ветхого»)  человека очень хорошо высказался Апостол Павел:

«И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму - делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы.»(Рим. 1;28-31)

«Никто не ищи своего, но каждый пользы  другого» (1Кор. 19;24)

Все перечисленные выше качества эгоизма по своей энергийной природе являются качествами низшего (падшего)  уровня и потенциала, которые отражают  т.н. «ветхие» т.е. отжившие  и устаревшие отношения между людьми, основанные на соперничестве и грубой силе, как на «ветхом»законе - «перелом за перелом, око за око, зуб за зуб; как он сделал повреждение на теле человека, так и ему должно сделать» (Лев. 24;20)

Как уже было сказано, система перетекания  и циркулирования  в  когнитивной  сфере  данных качеств, как энергий,  образует у  эго личности целостную «токопроводящую сеть»  питания соответствующими  энергиями  духа (ума), души и тела человека.

Структурная схема греховных страстей

 

Существует множество различных схем греховных  страстей, на  которых  их  авторы   пытаются отражать  ту   или   иную взаимосвязь и взаимозависимость между   страстями.  

Данные схемы следует понимать условно, поскольку в  системе взаимосвязи страстей, в  отличие  от системы добродетелей,  уже изначально  не может  быть какого-либо порядка  и  строгой  системности  по принципу  доминанты  самости:

«Какие собственно исчадия  рождаются от восьми главных страстных помыслов и какой из трёх главнейших (сластолюбие, сребролюбие, славолюбие) родитель каждому из пяти прочих? (похоть, гнев, печаль, уныние, гордыня)»

«Сии бесстрастные  отцы благосклонно на  это сказали, что в  безумных страстях нет порядка  или разума, но всякое бесчиние  и неустройство.» (Преп. Иоанн Лествичник, Лествица, Слово 26, п.40)

В святоотеческой  традиции  под эгоизмом  понималось «самолюбие», которое  считалось худшим из человеческих качеств, поскольку служило основанием для проявления  прочих  пороков и грехов.

«Самолюбие, как, неоднократно говорилось состоит причиной всех страстных помыслов; ибо от него рождаются три главнейшие помысла вожделевательной части души: чревоугодия, сребролюбия и тщеславия. Потом от чревоугодия рождается помысел блудный; от сребролюбия любостяжательный; от тщеславия гордостный; прочие же все следуют за каждым из сих трех, как – то: помысел гневный, печальный, злопамятный, унывный, завистливый, клеветливый и прочие. Сии страсти связуют ум предметами вещественными, и клонят его к земле, налегая на него, подобно тягчайшему камню, тогда как он по природе легче и тоньше огня».

«Начало всех страстей есть самолюбие, а конец гордость.»

(Св. Максим Исповедник, Четыре сотни глав  о любви, Третья сотница о любви 56, 57)

Гордость в  данном случае названа концом всех страстей по той причине, что она выступает венцом, т.е.  вершиной  сплава   всех  страстей самолюбия.

Как отмечает тот же святой Максим Исповедник:  «Самолюбие есть безрассудное любление тела. Отсекший его, отсек и все страсти, кои из него.»

Любление тела в  данном  случае  есть не что иное, как  движение  на   поводу у  потребностей  плоти, связанное   с  удовлетворением  многочисленных физиологических  потребностей  и запросов  низшей  инстинктивной  природы.

Как видно из разных схем страстей, основные страсти тела, души и духа имеют т.н.  корневые  страсти, от которых берут  своё  начало прочие.  

 «О самолюбии, всех ненавидящем, верно сказал некто из премудрных: лютая брань самолюбия, как тиран некий, стоит во главе всех помыслов, коими тремя оными (сластолюбие, сребролюбие и славолюбие) восхищет ум наш. Самолюбие, сластолюбие и славолюбие изгоняют из души память Божию; когда же пресекается память Божия, тогда поселяется в нас мятеж страстей. Самолюбие бывает родительницей неисчетных страстей, Почему, когда кто исторгает из сердца самолюбие, тогда легко возьмет силу и над другими страстями, при содействии Господа. Ибо из него обыкновенно рождается: гнев, печаль, злопамятство, сластолюбие и необузданная дерзость. И побежденный им неизбежно побеждается и прочими страстями.Самолюбием же называем мы страстное расположение и любовь к телу с исполнением плотских пожеланий.» ( Феодор Эдесский, Добротолюбие,  Избранное  для мирян)

Любопытно то, что парадигма  современной  психологии по  отношению к эгоизму  занимает не  просто либеральную  позицию, но фактически  стимулирующую, тогда   как  психология святоотеческая однозначно говорит о полном искоренении эгоизма, как зла в  человеческой   природе.

«Эгоизм нaдо убить. Если сaми не убьете, то Господь молот зa молотом будет посылaть, чтобы рaзбить сей кaмень.

Сaмоугодие и сaможaление свидетельствуют, что в сердце пребывaет я, a не Господь»  (Св. Феофан Затворник, Наставления в духовной жизни)

В чём  главная  опасность эгоизма и эгоцентрического подхода   к  жизни ? 

Она   состоит в  том, что  эгоизм  за   счёт  концентрации  каждого  человека  только на   себе  и личных  интересах, является  идеальным  способом   поляризации   отношений   между  людьми  и основой  для  усиления  соперничества, обособленности  и отчуждённости, порождающих  хаос, нестабильность и распад социальных  систем. 

Мало кто из современных  психологов  знает о том, что  основным  качеством  эгоизма  является  неискренность (ложь), а  отцом  эго программы  является  падший  ангел  (Люцифер), отпавший  некогда от Бога и всей системы божественной  иерархии.  Именно по этой   причине  эгоизм   вовсе  не  так  безобиден, как  это может  показаться  на   первый   взгляд.

  По своей  природе  эгоизм – это  расчётливый, хладнокровный  и  высший  хищник в  человеческом  обличии, который  наделён  совершенным прагматичным  рассудком   (интеллектом), не   имеющим   себе  равных  на  земле,  который  умеет достигать своих целей, не взирая ни на кого и ни на что.

Можно утверждать, что мета задачей  программы  эго  в жизни человека является стремление всеми «правдами и неправдами» бесконечно  расширять  себя, достигая   всё  новых  высот и  возможностей  для  захвата, увеличивая  потенциал  своего  могущества  для   удовлетворения  любых  самых немыслимых  потребностей.

По существу высшая и конечная цель любого носителя программы  эго – это цель самого  падшего ангела (Люцифера), как  изобретателя эго – стать единовластным хозяином мира, равным  Богу и даже  выше Бога.

Таков  парадокс  программы  эго, которая  из  защитникка  порядка и  его  организатора   на   начальном  этапе человеческого развития, в  какой-то момент начинает становиться его препятствием  и тормозом, а   в   конце  становится уничтожителем  и разрушителем. Такова  динамика этапов  развития  эго, как  в  индивидуальном  сознании, так  и коллективном. Вот почему любой  эгоизм не  должен быть безальтернативным  и не  должен носить абсолютно доминантного характера, что  к  сожалению  и  имеет  место сегодня  в  мире, как   в   коллективном, так  и индивидуальном   сознании.

Жизнь была  бы  несправедлива, если бы эгоизм  был  всесовершенен   и  неуязвим, не имея в  своей  хорошо  защищённой  структуре  «ахиллесовой пяты».

Всё  дело в  том, что  и  эгоцентризм, как  мировоззрение,  и эгоизм, как  способ мышления  и подход человека  к  жизни, -  это  всё  временные  или  преходящие формы, которые  конечны, т.е.  которые  имеют  имеют начало и конец.  

Проще  говоря,  «конечность»  -  это и есть  «ахиллесова  пята»  эгоизма, говорящая  ему  о  временности его задачи, которой  он злоупотребляет, поскольку по  условиям  жизни  невозможно в принципе обеспечить себе состояния «бессмертия» и  «бесконечного» удовольствия, находясь  в тленном и смертном, т.е. «конечном» состоянии.

Иными словами, как бы ни было могущественно на земле  чьё-либо человеческое  эго и как  бы  ни был  высок  его авторитет, обеспечивающий  ему  практически  «безграничную»   власть  и возможности  для  получения «бесконечного» удовольствия,  смерть…

…в любом случае  неизбежно оборвёт  существование  эго, принудительно  остановив процесс  его  самоутверждения, как  конечный.

Проще говоря, любой человеческий эгоизм, какой бы он ни был  совершенный, защищённый и неуязвимый,  неумолимой и безжалостной силой смерти неминуемо будет остановлен  в   свой   час  и  поставлен перед  зеркалом  высшей справедливости – самой истины, с  обнажением всего  внутреннего содержания.

К сожалению нужно честно признать, что  при  всех  достоинствах  программы  эго, как  способа  организации и упорядочивания  жизни, она  совсем  не  бесконечна, а  наоборот   очень  даже  непродолжительна   по  условиям  данной  «игры»  и  смерть  в  этой   программе  является  тем досадным  недоразумением  (Game Over),  которое  останавливает поток  эго иллюзий, срывает с эгоизма его тленную телесную оболочку  и обнажает подлинную сущность эго.

Проще  говоря, любое  эго больше всего в  жизни боится смерти и потому  старается избегать,  как   мыслей  о смерти, так  и  встречи  с ней всеми возможными силами и средствами, имеющимися  в  распоряжении  эго.

Причины столь  патологической боязни эгоизмом мыслей о собственной смерти просты  и  заключаются в том, что  смерть является для эгоизма  более могущественной   силой, перед которой  эгоизм совершенно бессилен и беспомощен со всем его земным могуществом, авторитетом и неприкасаемостью.

С другой стороны смерть для эгоизма – это олицетворение страха  и  неведения о том, что ждёт эгоизм за  порогом   смерти. Иными словами, эгоизм в  большинстве  случаев не владеет понятием и представлением о посмертной  жизни  и самой  возможности продолжения жизни (души) после смерти тела.

Третья причина страха эгоизма перед смертью связана с ужасом от неизбежной  и окончательной  потери эгоизмом всех накопленных за жизнь «сокровищ», возможностей  и перспектив, которые  невозможно  взять с собой.  Эгоизм просто не может смириться с мыслью о том, что всё, абсолютно всё, что было для него значимо и ценно в земной жизни, ему придётся оставить, причём, не  просто  оставить, а  навсегда, взяв с собой только свою душу,  о состоянии которой  при  жизни он ничего не  хотел знать.

Именно это осознание собственной беспомощности перед  силой  смерти жутко страшит эгоизм, поскольку в  арсенале   его  знаний  нет  знания  о  душе,  о смерти  и  о посмертной  жизни и  знакомство с  этим духовным  знанием при жизни никогда не входило в рациональные жизненные планы эгоизма.  Эгоизм, конечно, допускал  возможность  смерти для  других  и даже  видел трупы  других, но  он  никогда не допускал  всерьёз  возможности смерти для самого себя и поэтому специально к ней никогда не готовился. Откровенно говоря, эгоизм  даже  не знал о том, что может существовать  ещё  и  какая-то подготовка к  смерти.

Вся структура эго  при одной только мысли о собственной смерти приходила  в сильнейшее возбуждение  и волнение, начиная дрожать, как осиновый  лист, не  говоря  уже  о  принятии смерти и  какой-то  намеренной  подготовке  к ней.

Таким образом, несмотря на все достоинства и преимущества программы эго,  у  неё самой, как  и всех её носителей, есть один существенный, а точнее  «фатальный недостаток» – это отношение к смерти.

Страх перед смертью и возможным прекращением существования в неизменном и хорошо защищённом  от всех  проблем  эго статусе и состоянии, - это, пожалуй, самый главный  недостаток эго программы, как  и любого человеческого эго.

Если попытаться  попытаться  исследовать все  причины  избегания   программой  эго мыслей  и рассуждений  о неизбежности сменрти, то среди   всезх  прочих на   первом  плане  окажется  тотальная  поглощённость  эгоизмом  сугубо  внешней стороной  жизни  на   фоне  защищённости  рациональной  психологией  сплошного «позитива».

Именно эти два  фактора  по существу и оберегают каждого носителя  эго программы  от  мыслей  о смерти  и  посмертной   участи  души  практически до самого последнего  дня  жизни  человека, когда   уже   сама   смерть  недвусмысленно напоминает  ему  о неизбежности перехода  в   иной   мир.  Вот тогда  смерть для носителя эго программы  с его материально-атеистическим мировоззрением и рационально-прагматичным сознанием  становится  тем самым  ужасным, самым жутким и самым трагичным из всего, что только может быть.

Углубляясь в анализ причин страха эгоизма перед смертью, можно сказать, что в основе  этого  глубинного страха  не   всегда  лежит только лишь  боязнь неизвестности того, что находится за порогом  жизни и смерти.

В основе внутреннего страха эгоизма перед смертью находится, прежде всего, его неготовность к встрече с самой  Истиной - со Христом, который  голосом  совести  и нравственности  всегда  был  рядом  с  эго, у  которого при  жизни  в   силу  загруженности делами  катастрофически не  хватало времени  на  духовное  образование  и  просвещение.

Теперь же, оказавшись  по  ту  сторону  жизни  без  привычных  масок респектабельности, успешности и  самоуверенности, Истина самым безжалостным, но справедливым образом обнажает всё внутреннее  содержание  эго,  т.е. всю  ту пустоту и мерзость «костей мертвых и всякой нечистоты», которые  эгоизм  при  жизни  тщательно  маскировал  и  скрывал  от всех, кроме   Истины и собственной совести.

Таким образом глубокая нераскаянность в своей порочности  перед лицом Истины  - вот подлинная причина страха эгоизма  перед смертью.

К сожалению  только  за   порогом  жизни  эгоизм  делает  для   себя   вывод о том, что Истину обмануть  или  перехитрить  невозможно.  В безупречно  чистом  зеркале  Истины во всех  подробностях отражается подлинное состояние эгоизма, все  его  мысли, планы, намерения, поступки и  дела, которые  теперь  со стороны  выглядят  откровенной  глупостью и  забавой.  Только теперь до эгоизма  доходит  осознание  того, что  в действительности  для  Истины  нет  ничего  тайного  и  всё «тайное»  в  зеркале   Истины становится «явным».

Это зеркало Истины представляет собой не что иное, как совершенство нравственного закона (Закона Божьего)  с  его инструментами самого беспристрастного  и  объективного анализа  души, перед которым  та  оказывается поставленной для отчёта и определения посмертной участи, причём,  исключительно  по её собственным делам  и состоянию.  

Вся сознательная земная жизнь эго, скрученная временем в плотную спираль, в одночасье оказывается развёрнутой перед зеркалом Истины, как  «летопись» человеческой жизни и последовательность выборов, решений и поступков, которые представлены  высшей справедливости – совести, как незримому оку Божьему, которое  всегда было открыто  в сердце (душе) человека.

Для  эго  это  кажется  удивительным, что  та самая совесть, которой  эго ранее  почти не замечало,  которая  доставляла  эгоизму  при  жизни столько  хлопот и неудобств своей  несговорчивостью,  теперь его судит по  его делам.

Только  теперь, глядя  зрением  ума  в беспристрастное зеркало Истины, эгоизм впервые  получает поистине уникальный шанс увидеть самого себя и состояние  собственной  души  в подлинном свете  всей  полноты  правды о себе и своей падшей природе. При жизни эго,  часть этой   правды, связанная с состоянием  и качеством  души была  для  него закрыта его обращённостью во  внешний   мир  материи.  Теперь же, за   порогом  материи,  и духовная  сторона  жизни стала  для  эго явной.

В этот момент  в  зеркале  самой  Истины  эго  уже  без  уловок, хитростей  и защит ясно  «видит»  собственное плачевное  состояние, осознавая  реальную  иллюзорность себя  и  всех  своих  эго намерений  и потуг, поскольку в этом же  зеркале Истины эго  показывают  для сравнения  и то, что можно назвать подлинным  человеческим совершенством.

Эго  испытывает  недоумение, поскольку совершенством в  зеркале  Истины  оказывается вовсе  не то, что  ценило и превозносило эго при  жизни, а  то, чего эго  практически  не  замечало, избегало  или   считало  «ущербным»  – жертвенность, кротость, смирение, бесстрастие и  т.д.. 

Но самое удивительное открытие  заключается в том, что  посредством   инструмента   совести  эго  само  и  выносит себе вердикт  по  своим делам   по  принципу «подобное   соединяется с  подобным» и нет какого-то внешнего  судьи  или  палача.

Этот суд совести в  чистом  свете  бесстрастного зеркала  Истины  воспринимается  эгоизмом, как  огонь,  который  выжигает  изнутри   все  порочные   качества  эго и страсти,  ведь в  свете  Истины  Христовой  просто нет места для тени и лжи, как нет и возможности для изменения своего состояния, которое  было у эгоизма при  жизни во плоти.

Именно поэтому  сопротивление  страстности всех порочных качеств  и энергий  эгоизма в ярком свете Божественной  Истины становится для  него геенским огнём его совести, жгущим эгоизм  изнутри.

Данная  визуализация  посмертной участи эго не преследует  цели напугать или  обусловить читателя, а направлена   лишь  на   понимание  того, что за   порогом   смерти нет  «пустоты», а   есть  жизнь, только в  совершенно  ином  её качестве  и состоянии, о которых  должен  заранее знать каждый  образованный  и уважающий   себя   человек, поскольку  это знание  относится ко всей  человеческой культуре  и традиции.

 К большому   сожалению эгоцентрический  подход  к  жизни  по  ряду   причин   стал в  последнее время  доминантным  и  абсолютное большинство людей  сегодня являются  носителями именно эго сознания, т.е.  Я-центричного восприятия, мышления и мировоззрения  через призму личного «Я».  Именно эта динамика к  усилению позиций  эгоизма в   индивидуальном  и массовом  сознании  порождает и провоцирует  огромное   количество  проблем и протоворечий в  современном  мире.

Нельзя  не  отметить и того, что  одной  из  главных  причин  укоренения  эгоизма  в   индивидуальном  и  массовом   сознании  является  вклад  парадигмы  рациональной   психологии,  как  мощнейшей  силы, определяющей  мировоззрение   человека  и  имеющей серьёзную  научно-методическую  базу.  

В этой   связи нравственно-ориентированные  подходы  к  пониманию природы   человеческой   личности,  к большому   сожалению,  приданы  забвению.

Вот почему  для современного человека, основательно увязшего в многочисленных  сетях  информационного  общества, эгоизм  сегодня  выглядит, как  наиболее  адекватная   модель  сознания, которая наилучшим  образом коррелирует с  гедонистическими  нравами  и потребительскими  ценностями современного общества. 

Тем не   менее  жизненный опыт показывает, что укоренившийся эгоизм не является  «временным» состоянием сознания, которое  быстро проходит   и естественным путём трансформируется в  коллективизм, гуманизм и альтруизм. Эгоизм представляет собой  самодостаточную когнитивную  модель и относительно совершенную доктрину сознания, которая  без  борьбы  и жесточайшего сопротивления не оставляет когнитивной сферы   человека для  других мировоззренческих  систем и доктрин.

Именно поэтому, искоренение эгоизма – это тяжелейший  труд на  протяжении длительного периода  времени, который  также  должен  идти по  специальной программе  под пастрырским наблюдением и попечением. В основе методик искоренения  эгоизма  лежит святоотеческое  учение  о страстях и борьбе  со страстями души аскетическими  и психологическими методами.

Особенностью эгоизма, действующего как  модулятор сознания  всеобъемлюще и  изнутри  когнитивной сферы, является  то, что в абсолютном большинстве случаев  эгоизм как бы совершенно не осознаётся  его носителем. Именно поэтому для  осознания своего эгоизма многим  людям требуется пройти через  целый  ряд серьёзных ошибок, проблем, испытаний  и потрясений, включая и серьёзные  заболевания, чтобы в  сфере сознания возникло желание  глубоко разобраться в   причинах  своих  проблем для  изменения мышления  и мировоззрения.

Сила человеческого эгоизма, как   правило, определяется силой  защиты  человеком  своего «Я».  Именно поэтому, если попытаться определить самую главную  эго установку сознания, то ей  окажется бессознательная  установка о «сверх» ценности, т.е. чрезвычайной  важности и значимости собственного «Я», которое нужно всячески  в  жизни  укреплять и защищать.

Опасность выпущенного на   свободу эгоизма и эгоистического подхода к жизни состоит в том, что утверждает между людьми не человеческие и нравственные, а хищнические отношения, основанные  на  законах  лукавства, лицемерия, двойных  стандартов и грубой  силы. Совершенно очевидно, что этот тип отношений и подход к жизни является антигуманным и свойственным не  людям, а высшим хищникам.

Говоря о кризисе семьи и традиционных семейных ценностей, можно с большой долей уверенности утверждать, что это прямое следствие доминанты эгоизма и эгоистических  взглядов  на  жизнь у  большинства  людей.  По существу  это прямой результат  доминирования  эгоистических подходов и отношений, при которых каждый человек остаётся на протяжении всей жизни сам по себе, не выходя за рамки границ своего персонального эго («Я»).

 

Так чем же является в действительности наше человеческое «Я» (эго) ?

Однозначного ответа на этот вопрос в научной психологии по сей день не существует. В то же время, накопленный духовно-аскетический опыт  и последние  открытия   в  области  нейропсихологии  свидетельствуют о том, что «Я» представляет собой в действительности виртуальную  проекцию  личности, которая  оказывается наделённой  рядом совершенно реальных функций и полномочий.

Можно сказать, что «Я» являясь совершенно  абстрактной и формальной  психологической проекцией реальной человеческой личности, тем не   менее, концентрирует  в  себе  всю  полноту возможностей  управления поведением человека.

Таким образом, наше драгоценное «Я» или эго - это психологический посредник, который  отделяет  сознательное  от бессознательного (физиологию от души) и берёт на себя функции главного управляющего центра всей когнитивной сферы, которая  оказывается полностью замкнутой и сконцентрированой на самой себе.

Иными  словами,  наше «Я» - это то, что  помогает нам  становиться   самодостаточными персональностями (личностями)  в безбрежном  океане  многообразных  форм  жизни и  что помогает нам  формировать наше  представление  о мире, чтобы  с  ним  взаимодействовать. И вместе  с  тем, «Я» - это то, что  нас разделяет, обособляет  и «касулирует», вынуждая  подчас невыносимо  страдать от одиночества, доводя до отчаяния  и даже суицида.  Вот какова динамика и спектр возможностей нашего «Я».

Из нейропсихологии  сегодня уже  известно, что «Я» имеет нейронно-сетевую  структуру особым образом структурированных (ориентированных)  нейронно-синаптических связей, которые  и образуют  в  своей  массе мощнейший  биопроцессор человеческого сознания, очень напоминающий  по  принципам работы  современный компьютер, только биологический.

Одним из парадоксов структуры «Я» (эго), является её нематериальный  характер или  отсутствие  того  конкретного «органа», где  сконцентрировано «Я».   На   сегодняшний  день научно доказано, что  даже  головной  мозг, где  по идее должно быть сконцентроровано  человеческое  «Я», является для  него только «декодером» или  «приёмником – передатчиком» соотвествующих сигналов.

Как  выясняется, структура «Я»  - это всего навсего «точка», а  точнее  точка  концентрации (сборки) всех нейронно-синаптических импульсов сознания, которая и выступает  своего  рода  центром когнитивной  сферы.

Таким  образом, «Я» - это тот условный   центр в  когнитивной  сфере, к   которому  сходятся  все  когнитивные   связи   и  который  осуществляет посредством  ума  координацию  и управление всеми  сознательными процессами.    

Можно сказать  что «Я» - это  условное  место  фиксации  локуса  сознания  и восприятия реальности.

К пониманию структуры «Я» очень подходит физический эффект «поверхностного натяжения» эго  восприятия  на когнитивную сферу личности, создающий эффект целостности системы аперцепции, как «мыльного»  пузыря  в   котором  «Я»  -  это только  точка  на   его  поверхности.

Как уже  говорилось ранее,  роль «Я»  в  когнитивной  сфере  двойственна  и  одним из негативных следствий  супер  позиции «Я»  в когнитивной сфере личности является его тоталитарность, связанная  с  тем, что  «Я»  может  по существу полностью подменять  собой  всю  личность  в других её   аспектах («Не я», «Мы»), становясь  не  организатором, а  единоличным  диктатором и тираном. 

Положение «Я» в структуре  личности

 

Рассматривая  роль «Я» во временном аспекте, не будет преувеличением сказать, что, будучи лишь виртуальным  и условным центром (точкой   сборки) сознания, созданной буквально из ничего, «Я» получает на время человеческой жизни в свои руки практически всю полноту власти над человеком, его мышлением, восприятием, деятельностью и устремлённостью в жизни.

Именно с этим монопольным и практически ничем и никем не ограниченным положением «Я» в жизни современного человека и бывает связано большинство психологических трудностей и кризисов, вызванных, прежде всего, не умением и не желанием «Я» учитывать интересы других людей и вступать в  другие   формы  сетевых отношений на   условиях «Не я»  и «Мы».

Проще говоря, обладая полной властью над сознанием, «Я»  (эго) далеко не всегда желает учитывать даже интересы собственной когнитивной системы в лице его более глубоких уровней  интуитивного и бессознательного.

Структурирование «Я» у всех людей происходит примерно по одинаковой схеме и подчиняется общим законам роста и развития сознания.  Любопытно, что с  точки зрения  нейропсихологии,  условное  место фиксации «Я», как  точки концентрации (сборки)  восприятия у  всех  людей  должно быть примерно одинаковым для  того, чтобы  одинаково воспринимать и интерпретировать окружающую реальность.

Своё  начало  «Я» получает  из т.н.  «семени» первородного  повреждения, которое  в  виде  базовых структур  эго  получает от рождения каждый без исключения человек, рождающийся путём совокупления и зачатия,  т.е. слияния яйцеклетки и сперматозоида, в результате чего имеет место  пересечение и обмен базовыми структурами.

Далее по мере формирования когнитивной системы у ребёнка, эго структура набирает  силу  и  буквально растёт внутри человека в  виде «ростка», как своего рода  живое «растение». По мере формирования  и структурирования  когнитивной сферы, эго («Я») в один  прекрасный   момент  выходит изнутри  на поверхность сознания и  охватывает системой   связей  всю  поверхность сознания, буквально как капля масла растекается по поверхности воды. 

 Я

 

Иными словами, только на определённой стадии своего когнитивного развития, сознание человека осознаёт себя персональностью или самостоятельной личностью, имеющей  возможность и право самовыражения через своё личное «Я», как проекцию личности.

Таким образом, соглашаясь с мнением основателей психоанализа, «Я» (эго) вполне правомерно считать той проекцией человеческой личности, создаваемой  самим сознанием, для решения определённых целей и задач. Какие  именно цели  и задачи  стоят  перед каждой   человеческой  личностью – это отдельная и очень серьёзная тема.

С психологической точки зрения «Я» - это форма организации и структурирования самого процесса познания (когнитивного процесса)  через призму сугубо личного  восприятия, ощущения, осмысления и чувства. Неспособность человека осознавать и контролировать собственное «Я»  в  силу  его  гиперболизации  является по существу одной из главных проблем эгоцентрического подхода к жизни.

Данное  обстоятельство как раз и является одним из главных факторов такого негативного явления, как когнитивный субъективизм, связанный  даже  не   столько  с  интеллектуальным, сколько  с личностным  несовершенством.

Как уже говорилось, на определённом  этапе своего развития эгоизм гипертрофируется до такой степени, что  из  помощника личности превращается в  тирана  и диктатора, который  формирует  устойчивую зависимость  личности  от  запросов и потребностей  эго, носящих  откровенно  корыстный, гедонистический  и эвдемонический  характер.

Если в  качестве  альтернативы эго в  когнитивной  сфере отсутствуют соответствующие  духовно-нравственные  установки-ограничители, то эго становится фактически совершенно бесконтрольным и неуправляемым.

Совершенно очевидно, что сила внутренней эго-центрации у разных людей в силу самых разных факторов может быть различной  – от тотальной (олигархичной) до частично сдержанной  и ограниченной, связанной  с актуализацией  духовно-нравственных доктрин и  соответствующих качеств  милосердия, гуманизма и альтруизма.

Говоря  об ограничителях  эго, нельзя  не   сказать о том, что  единственным ограничителем  эго  в  когнитивной сфере является инструмент совести, как  голос  нравственности  и высшей  справедливости, говорящий  эго  о том, что кроме  своих  личных интересов существуют интересы и  других людей  и  человеческих  сообществ  с которыми нужно считаться и которые нужно уважать.

Таким образом, практически любой эгоизм  в принципе имеет механизмы внутреннего сдерживания, главным из которых является совесть, нравственность, чувство справедливости и способность человека  учитывать и уважать интересы других людей, а  значит  действовать не  только на  стяжание  и  захват, но и на  служение  и  отдачу.

Говоря об эгоизме, нельзя не сказать и о противоположном ему качестве по типу центрации сознания и вектору направленности внутренней энергии. Этим качеством, естественно, является альтруизм или жертвенность.

Альтруизм (лат. alter - другой, другие) - это такой тип человеческой мыследеятельности, который в отличие от эгоизма связан с бескорыстной заботой о благополучии, прежде всего, других.

Иными словами, альтруизм - это форма отвержения от самого себя и своего «Я» или приношение в жертву своих личных выгод в пользу блага и интереса другого человека, других людей или общего блага.

Таким образом, эгоизм не является безальтернативным и единственно возможным подходом к жизни.  Кстати, «чистое эго» в реальной жизни встретить довольно сложно, поскольку, как правило, в абсолютном большинстве случаев  с  эгоизмом  связано лишь  доминирование качеств программы эго  над  соответствующими качествами  программы  жертвы  и наоборот, если речь касается «чистого альтруизма».

Тем не менее, крайне редко в  жизни  встречаются носители и  выраженного эгоизма   и альтруизма.  В обоих случаях это люди как бы не от мира сего.  Патологических эгоистов чаще всего отличает просто нечеловеческий прагматизм, рационализм  и абсолютная расчётливость каждого действия и поступка, от которых веет холодом алчности, прагматизма, жестокости и коварства.

Патологических альтруистов наоборот  всегда  отличает полная самоотрешённость, жертвенность и простота  с желанием делать добро, делиться с  каждым самым последним, служить всем и каждому и т.д.  От всех альтруистов  исходит неизъяснимое тепло милосердия, сострадания, доброты  и жертвенной любви.

Говоря об отличительной особенности нынешнего времени, можно с большой долей уверенности говорить о том, что оно отличается ярко выраженной  и безальтернативной доминантой  индивидуального и коллективного эгоизма во всех сферах человеческой деятельности и парадигма рациональной  психологии только усиливает позиции каждого индивидуального эго.

Выражая  озабоченность  складывающейся  ситуацией, хочется сказать, что общий  тренд  к  укреплению  позиций  эгоизма  в   индивидуальной  и общественном   сознании, к  сожалению, неизбежен, поскольку  такова  динамика глобальных инволюционных процессов, происходящих на  планете.

По всей видимости, настало время всем нам всерьёз задуматься  над новой парадигмой  нравственно-ориентированной психологии  подлинно человеческих отношений, основанных на  взаимной и жертвенной любви.  Если мы  не  можем общими  усилиями обеспечить рая  на  земле  для   всех, то мы  как  минимум обязаны  хотя бы  не  допустить на  земле  ада  для   всех, а  для  этого все  мы  должны  освоить искусство альтруизма и служения  ближнему.

 «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки.» (Мф.7:12),.

«Люби ближнего твоего, как самого себя» (Мф.19:18-20).

 Читать далее >>>

Раздел из книги «Методологические основы нравственно-ориентированной христианской  психологии»  К.В. Яцкевич, 2014 г. 

 

Всё о православной  психологии  на  psyheo.by

Комментарии ( 0 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти

Поделиться:


2014-08-15
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?