Интервью о любви: Н.И.Козлов и Марина Смирнова

Интервью о любви: Н.И.Козлов и Марина Смирнова

Когда приходишь к ним в гости, то оказываешься в какой-то необыкновенной атмосфере. Кажется, что весь мир негатива, чернухи, претензий и амбиций остаётся где-то совсем-совсем далеко… Несмотря на то, что в доме живут два успешных и очень занятых человека, сразу чувствуется, что в нём – любят. Что в нём – царит радость. Вот приходит такое ощущение к человеку, посетившему этот дом! – говорю так, потому что задавал этот вопрос самым разным общим знакомым, и все они мне говорили что-то очень похожее…

Когда я стал думать, как мне передать их «рецепт» семейного счастья, то решил, что лучшим способом сделать это будет взять у них интервью.

В итоге так и получилось. Представляю вашему вниманию интервью с Николаем Ивановичем Козловым и Мариной Смирновой, взятое у них дома, летом 2008-го года. Автор, он же интервьер - Андрей Жуковский.

Автор. Есть точка зрения, что настоящую любовь, как это ни странно звучит, сложнее хранить тогда, когда всё хорошо. Когда ничего не мешает быть вместе. Когда уже не надо друг друга завоёвывать. Когда есть устоявшийся быт, дети, работа, и вообще – жизнь… Привыкание, которое возникает в этом случае, часто осложняет супружеские отношения. Встречали ли вы подобные вещи в своей супружеской жизни? Вот когда вы чувствуете, что всё, вот оно… началось… привыкли. Если да – то как вы с этим боретесь? Какие действия вы выполняете в этом смысле? Что вы начинаете делать в силу ваших замечательных качеств – фантазии, умения думать и т.д. Как вы с этим боретесь? Приведите, пожалуйста, живые, конкретные примеры, если можно.

Николай Козлов. Например, я смотрю на Марину, на квартиру, на всё, что здесь происходит и – всё это вычеркиваю. Типа, нету… всё исчезает. Я остаюсь один. На самом деле, я себя давно приучил, что это недопустимо, что это – ужас, ужас, ужас… И поэтому, я сразу автоматом дёргаюсь – и после этого происходит освежение ситуации, чувств и поведения. Я проигрываю возможность утраты Марины…

А. Сколько времени это у вас занимает?

Н.К. 2 секунды. Вот так взглянул, посмотрел и понял – это недопустимо…

А. Ещё?

Н.К. Мы все любим мечтать о любви и сочиняем красивые картинки, как должны жить вместе любящие друг друга люди. Мне кажется, это очень важно, и важно относиться к "картинкам любви" не как к пустым мечтаниям, а как к конкретным инструкциям: я в картинке увидел, что любящие друг друга люди ведут себя именно так – значит, я это сделаю, я буду так жить.

Например, одна из картинок: в доме должны стоять цветы. Обычно, когда муж любит, в доме цветы есть. А когда начинается обычная жизнь, на место любви приходит быт – цветы исчезают. Я в своей картинке так и вижу: квартира с цветами – яркая и живая, и без цветов – серая и блёклая, скучная. Неправильная. Значит, сравни свою квартиру и картинку, и если цветов нет, беги за цветами, освежай чувства, работай…

Другая картинка ну очень простая: если встреча, то улыбка и поцеловать. И по-другому быть не может, потому что если любовь есть, то есть и это. А если не поцеловать и без улыбки – то зачем мы рядом друг с другом?

Далее – живой голос. В обычной жизни, в быту, люди обычно разговаривают спокойно: поскольку нет влечения тела, то и нет влечения голоса. Ты пришла. Я пришёл… Ну и что? Где события? А если человек любит, то у него голос особенный, и если ты внимателен, то ты знаешь – какой особенный. Всё, значит не расслабляйся, включай душу и голос, в твоём голосе должна быть любовь…

М.С. От себя хочу добавить. Это правда и это удивительно: что бы Коля ни делал и чем бы ни занимался, когда я к нему захожу или прохожу мимо, он сразу поднимает голову и смотрит на меня – всегда. Это факт. Как бы ни был увлечён – если я захожу и что-то говорю, он всегда отвлекается от работы, сразу начинает меня слушать и отвечает по сути. Такого, чтобы он сказал: подожди-подожди, у меня тут мысли интересные, мне некогда, мне не до тебя… Такого не бывает. У него есть такая замечательная картинка о любви, и он её воплощает в жизнь: всё время и со мной.

Н.К. Хм. Я представил, что я это не сделал – и понимаю, что для меня это просто невозможно…

Ну и следующая картинка – трудная и творческая: каждый день должно быть искреннее признание в любви. Я должен сказать Марине, что я её люблю, и это признание в любви должно быть искренним: я сам первый должен почувствовать своё живое чувство, а после это живое чувство я должен донести Марине. На самом деле Марина мне в этом всегда помогает и это вовсе не тяжело, всё происходит естественно и от тела, но даже если Марина не в настроении – это не важно. Я всё равно знаю, что это моя обязанность. Я должен хоть один раз в день, в душе, это честно сделать…

Эти картинки – это мои поведенческие требования. И одновременно мои душевные обязательства. У меня перед Мариной есть обязательства, я дал их ещё очень давно, и я благодарен Марине, что у меня есть возможность их выполнять.

А. Марина, вопрос к тебе – дополни, пожалуйста, своего мужа. Твои мысли на тему: что надо сделать для того, чтобы сохранить любовь, чтобы она не переросла в привычку?

Марина Смирнова. Любовь – отражение личности, и чтобы в душе всегда жила любовь, надо приучить себя жить с любовью всегда. Растить себя – любящим. Человек либо растит себя любящим, либо нет. Если он приучает себя замечать любовь во многих проявлениях, беречь её, дарить, то он любит многое и многих – родителей, детей, друзей, всё живое, ко всему относится по-человечески. Если любви в нём мало, то он и любит мало или коротко. Какой бы «потрясающий объект» он ни встретил, его любовь вспыхнет, но быстро пройдёт. Не ждите любви к себе от того, кто не приучил себя любить. Присматривайтесь: сколько у женщины есть любви к себе, к детям, хоть к котятам – сколько у неё есть любви вообще, столько любви будет и мужу доставаться. А что делать, если вы хотите быть более любящими? Учитесь любить свою маму! Научитесь, и вы сможете по-настоящему, надолго, полюбить свою жену.

А. Николай Иванович – что скажете Вы?

Н.И. Еще несколько мыслей – картинок на эту тему. Например, если мы идём, то мы идём всегда в ногу, и я очень хочу держать Марину за руку. Я знаю, что если у меня есть Маринина рука, внимательная и нежная, если я хочу держать её за руки – значит, мы держим наши отношения на хорошем уровне.

Дальше. Марина часто очень внимательна к интонациям голоса. Она мне напоминает и сама себе напоминает: давай говорить нежно. Это очень важно! Наши отношения, помимо личных, включают и рабочие – мы вместе работаем, что, конечно, всё несколько осложняет. Но именно поэтому у меня особенные требования к своему голосу. Если наша форма общения станет слишком деловой, то наши отношения от этого пострадают.

Ещё. У меня есть ключевые, привычные фразы, которыми я фиксирую, как Марина мне дорога. Например: «Я тебя люблю, ты будешь со мной всю жизнь… Ты понимаешь, что ты будешь со мной всю жизнь?! Ты мне нужна!» И мне очень важно, чтобы эти фразы у меня прозвучали и вслух, и внутри меня, чтобы я ощутил просто физически, почувствовал на уровне тела, что я это – сказал…

А. Николай Иванович, а как Вы ко всему этому пришли? Вот к таким картинкам, к такому отношению? Постепенно, по ступенькам или как-то сразу? Как Вы наработали в себе вот такое – уже почти автоматическое «отношение к отношениям»? Можно ли сказать, что когда-то это у Вас было, как у Мюнхгаузена во всем известном фильме: «Завтра, в 10.00 – подвиг»? Так и Вы говорили когда-то: «Завтра в 10.00 – у меня признание в любви!». И только потом это переросло в привычку?

Н.К. Сложно сказать… Когда мы с Мариной раньше встречались, я знал, что если я смогу всё это Марине передать, то она будет со мной жить… Если бы тогда я ей всего этого не говорил, она бы жила не так, не со мной и т.д. Т. е. для меня это был вопрос жизни и смерти. Я ДОЛЖЕН БЫЛ ТАК ВСЁ ЭТО ЕЙ сказать… Соответственно, и говорил. А поскольку она меня долго на верёвочке тянула, то может быть, она меня и приучила…

А. То есть с этим вам ещё и повезло, да?

Н.К. Конечно, повезло! Тем, кто трудится и работает - часто везёт! (улыбается)

М.С. А вот очень интересно, Коль, как я-то себя веду по всем этим пунктам?

Н.К. Ты знаешь, я не спрашиваю себя об этом. Я достаточно сознательно увожу тебя со всяких своих оценок. Я считаю, что серьёзно оценивать тебя – в корне не правильно. Твоя задача – просто БЫТЬ. Мне достаточно знать, что ты – просто ЕСТЬ. Если какие-то оценки и есть, то они следующие: ты просто не должна переходить какой-то нижней грани. Т.е. я тебя о чём-то спрошу только в том случае, если ты начнёшь пить, буянить или сквернословить… Вот тогда я спрошу – милая, ты кто? /улыбается/ А что ты там делаешь "по верхней грани" – это не мой вопрос.

У меня есть обязательства только по отношению к себе. Как я себя веду, как я тебя люблю, как я что-то делаю по отношению к тебе. Это всё. У меня обязательства к себе, но не требования к тебе.

Я знаю: ты меня любишь ровно настолько, насколько у тебя это получается. Я знаю, я вижу, что ты этого хочешь, что ты это ищешь. А дальше – это вопрос здоровья, состояния, настроения, усталости и т.д. Моя задача – тебе помочь. Но я не могу тебя оценивать и ставить оценки. Это принципиально неправильно, и я не задаю себе этих вопросов.

А. Т.е. Вам принципиально всё равно, как ведёт себя Марина? Будет ли она себя вести на 100%, на 80% или на 30%?

Н.К. У неё есть задача оставаться Мариной, т.е. не опускаться ниже какого-то уровня. Это обязательно. Но это всё.

А. Вот не успокоюсь. Т.е. признавалась ли она Вам в любви последние 3 дня или нет, чувствовали ли Вы от нее что-то или нет – Вы об этом не думаете, Вам всё равно, да?

Н.К. Мне очень приятно, когда она это делает. Но я не хожу по квартире и не размышляю: «Вот мне Марина сегодня не признавалась в любви…» Это категорически неправильно, для меня это – запрет. Она может этого не делать, если у неё сегодня такое состояние. Она может, например, устать. Вы знаете, устают иногда даже самые красивые женщины!

М.С. Ещё одна очень важная вещь. Мне кажется, что очень здорово, чтобы люди, которые соединяются, спрашивали себя, ЗАЧЕМ они будут жить с этим человеком?

Вот меня Коля, например, поймал на свой смысл жизни. Я когда-то посмотрела на то, что он делает – и поняла, что ему надо помогать. Что мне хочется ему помогать! И дело даже не в том, чтобы помогать ему технически, например, печатать книжки и т.д. А чтобы влиять на него. Делать так, чтобы его дело – Синтон – становился ещё лучше! Вот в чём суть моего нахождения с ним… До тех пор, пока у меня есть ощущение того, что Коля делает для людей доброе и полезное дело,– я буду с ним. Для меня это важно так же, как для него важно, чтобы я осталась Мариной…

А. Ты говоришь, что у мужа и жены должны быть одинаковые ценности, да?

М.С. Одинаковые ценности – это очень правильно, это мощное подспорье. И в добавление к этому пункту: помните, что вы ценили в партнёре, когда захотели жить с ним, и продолжайте в первую очередь обращать внимание на эти его достоинства. А критика и усовершенствователя человеческих душ в себе – душИте!

Лекок когда-то писал: «Когда мужчина покупает холодильник – он понимает, зачем; и он остается своим холодильником доволен до тех пор, пока тот даёт холод. Почему же, когда он женится на очаровательной блондинке, – то через месяц начинает жаловаться, что она не разбирается в политике?» Вот если бы он чётко помнил, что захотел жениться за очарование и золотистые волосы – и всегда бы радова

Комментарии ( 0 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти
2017-07-14
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (psychologos Психологос)

Что интересного на портале?