Альтруизм в структуре личностных потребностей волонтера

5Альтруизм в структуре личностных потребностей волонтера
Альтруизм в структуре личностных потребностей волонтера

В силу специфики волонтерской деятельности
важное место в ней занимает такое качество личности, как альтруизм.

Альтруизм (лат. alter — другой)
— это система ценностно-смысловых ориентаций личности, проявляющихся в актах
безвозмездной помощи, самоотречения, заботы и милосердия.[4] Мотивами данного
поведения являются интересы и нужды другого человека или социальной группы.
Понятие "альтруизм" было введено французским философом и основателем
социологии О. Контом, как противоположное понятию "эгоизм". Конт
связывал понятие альтруизма с формированием у человека в процессе воспитания
определенного рода способности противостоять собственным эгоистическим позывам
ради интересов других людей.[8]

Проявления альтруизма могут иметь за собой
различные механизмы. В основном акты альтруистического поведения определяются
ситуативными альтруистическими установками, которые начинают актуализироваться
в различных действиях субъекта в конкретных опасных ситуациях. По мнению
Антилоговой Л. Н., если альтруистическое поведение определяется смысловой
установкой, оно становится осознанной ценностной ориентацией, которая
определяет поведение личности в той или иной ситуации. Таким образом, альтруизм
становится смыслом жизни человека.[4]

Нередко происходит так, что разного рода
проявления альтруизма сопряжены с прямой угрозой для интересов личности и даже
для ее жизни. Данные обстоятельства существенно затрудняют экспериментальное
исследование  альтруистического поведения
и вынуждают исследователей обращаться к анализу внешних форм поведения, таких
как: помощь, щедрость, забота и т.д. Поэтому некоторые авторы, например Паршина
Ю. В., Потапова Н. А., предпочитают подходить к изучению альтруизма с позиции
ценностей личности. По мнению данных авторов, значимость альтруистической
деятельности определяется ценностями, которые лежат в основании взаимоотношений
альтруиста с окружающими людьми. Альтруизм может выступать в качестве важной
составляющей социально-психологического проявления гуманных отношений в
обществе.[31] По данным некоторых психологических
исследований, посвященных изучению 
мотивации волонтерской деятельности, было установлено, что чувство
удовлетворения и осмысленности жизни кореллирует со склонностью к
альтруизму.[29] Таким образом альтруизм в волонтерской деятельности является
принципом ценностных и жизненных ориентаций личности, которые базируются на
желании оказывать помощь людям и заботиться о них.  Являясь частью системы ценностей личности,
альтруизм занимает место главного мотива в поведении волонтера, а также
представляет собой критерий нравственной оценки, который определяет весь образ жизни.
Таким образом, отношение к людям выстраивается на основе бескорыстной помощи.
Авторы отмечают, что поведение индивида, вовлеченного в волонтерскую
деятельность, определяется большей ценностью благополучия окружающих людей
нежели собственной личности волонтера.[29]

По мнению отечественного психолога
Субботинского Е. В., альтруизм является важным фактором, определяющим
соответствие человека волонтерской деятельности. Другим, не менее важным
фактором, является гуманистическая направленность личности. Данная
направленность может быть определена в качестве чувства сопричастности человека
к духовной жизни и к бытию других людей, а также через возможность к эмпатии и
сопереживанию. Таким образом, альтруизм представляет собой нормативное
основание гуманистической направленности личности и является определяющим при
выборе волонтерской деятельности. [37] Личностный смысл связывает объективное значение с реальной жизнью и
мотивом деятельности человека, так появляется пристрастность и субъективность
человеческого сознания. Таким образом, каждая ситуация или явление окружающего
мира отражается субъектом двояким образом. В случае, когда речь идет о
ситуации, имеющей однозначный смысл и процесс целеобразoвания не осложнен, субъект
интерпретирует eго,
исходя из  объективного значения. Если же
ситуация имеет множественный смысл, интерпретация в таком случае основывается
на личностном смысле и субъективном значении для личности. По мнению А. Н.
Леонтьева, если процесс целеобразования невозможен в объективных условиях, то
мотив, в таком случае, остается в форме установки. В ситуации неопределенности
личностный смысл побуждает человека действовать, ориентируясь на собственные
ценности и установки.[23]

 

Представители различных психологических
школ имеют различные точки зрения на вопрос о природе альтруизма и его месте в
системе потребностей волонтера.

Представитель социальной психологии Дэниел Бейтсон
рассматривал альтруизм в связи с эмпатией. По мнению автора, желание волонтера
оказывать помощь другим людям представляет собой следствие нескольких причин:
забота о собственных интересах и альтруистические мотивы. Таким образом, ход
мысли автора можно представить следующим образом:

Чужая беда
 
Душевный
дискомфорт (тревога,            Эмпатия
(сострадание к человеку в беде, расстройство, волнение)                                            желание помочь

Эгоистическая мотивация:                       Альтруистическая
мотивация:
успокоить
себя.                                
успокоить другого.


 

                  
Возможные действия:                                     Действия:

 

    
(желание отстраниться       (оказание помощи нуждающемуся) от страдающего)

Таким образом, по мнению Дэниела Бэйтсона, чувство эмпатии
является следствием наличия у человека альтруизма и подразумевает полное
отсутствие вознаграждения. [25]

В рамках теории социального обмена феномен
альтруизма рассматривается позиции «социальной экономики». То есть обмен между
людьми происходит не только материальными, но и социальными ценностями, такими
как эмпатия, любовь, информация и пр. Стратегия, которая задействована в данном
процессе, использует механизм минимализации собственных затрат и желание
достичь большего вознаграждения. Авторы, описавшие данную теорию, не утверждали
однозначно, что подобная стратегия сознательно используется всеми людьми,
однако считали, что подобные размышления могут влиять на поведение человека в
социальной среде. Таким образом, альтруизм выступает в качестве
завуалированного эгоизма, а процесс оказания помощи другому человеку стимулируется
личной выгодой, формы которой могут быть различны.[25]

Изучив мотивацию волонтеров, занимающихся оказанием
социальной помощи взрослым и детям с нарушениями в развитии, зарубежный
психолог Джил Клэри описала некоторые причины, побуждающие людей к
безвозмездной помощи. Среди данных причин оказались такие, как потребность
действовать в соответствии с общепринятыми ценностями, желание приобрести новые
полезные навыки, потребность стать членом группы и заслужить одобрение
окружающих, приобретение нового опыта, а также повышение самооценки посредством
укрепления чувства собственного достоинства. Данные, полученные в результате
исследования, привели авторов к предположению о том, что истоки
альтруистической деятельности лежат в эгоизме личности [36].

Другой взгляд на природу альтруизма принадлежит авторам
теории социальных норм. По мнению авторов, процесс взаимопомощи опосредован
предписаниями долженствования. Это означает, что различные морально-этические
нормы, принятые в социальной среде, определяют правила поведения людей в
обществе. Примером к данному утверждению авторы выбрали рассмотрение нормы
взаимности, которая, по мнению социолога Элвина Гоулднера, является для всего
человечества универсальной и постулирует принцип взаимопомощи. Следующая норма –
это норма социальной ответственности, которая утверждает, что нуждающимся в
помощи необходимо помогать без расчета на какое-либо материальное
вознаграждение.[25]

В рамках психоаналитической теории вопросу глубинных истоков
альтруизма было уделено немало внимания. Психоанализ, в отличие от социальных и
биологических теорий альтруизма, занимался изучением альтруистической
мотивации, подробно рассматривая ее возникновение на индивидуальном уровне.
Вопроса альтруизма в своих работах касались такие авторы как: Зигмунд Фрейд,
Анна Фрейд, Карен Хорни и другие психоаналитики.

По мнению З. Фрейда, альтруизм стоит рассматривать в качестве
компенсации в стремлении субъекта достичь идеала собственного Я. Также Фрейд
утверждал, что изначально в субъекте присутствует определенная доля эгоизма,
который может вызывать в некоторых ситуациях чувство вины, тогда
альтруистическое поведение появляется в качестве защиты от подобного
чувства.[42]

В работах Анны Фрейд альтруизм рассматривается в качестве
защиты слабого Эго. По мнению автора, это возможно благодаря наличию чрезмерно
сильной структуры Супер Эго. Таким образом, между Эго и Супер Эго возникает
конфликт, в котором Эго, тестируя реальность, способствует удовлетворению
влечений Ид. Если требования и принципы Супер Эго оказываются слишком жесткими
и каждая попытка удовлетворения влечений Ид наталкивается на сопротивление, то
влeчeния подавляются и остаются нeудовлeтворeнными. Для
того чтобы поддержать равновесие психических сил, субъект оказывается
вынужденным перенести свое желание на другого. При этом используются такие
механизмы, как проекция и идентификация. 
По мнению Анны Фрейд, человеческая психика именно так поддерживает
баланс своих структур. Таким образом, собственное желание, которое было смещено
на другого человека, теперь может быть удовлетворено без сопротивления Супер
Эго.[41]

На уровне поведения данная стратегия проявляется в виде
заботы о другом человеке, бескорыстной помощи окружающим, самопожертвовании, то
есть в виде альтруизма. Наряду с другими психоаналитиками, А. Фрейд считала,
что не только проекция и идентификация могут выступать в качестве механизмов,
реализующих  альтруистическое поведение.
Другие механизмы психологической защиты, такие как  вытеснение, реактивное образование,
интроекция, регрессия, рационализация, поворот против себя, всемогущий контроль
могут стать посредниками в образовании бессознательной мотивации
альтруистического поведения.[27]

Отечественный психолог В. Р. Кейсельман, исследуя природу
альтруистической деятельности, приводит примеры различных защитных
психологических механизмов, которые способствуют реализации альтруизма.

Рассматривая интроекцию, как механизм психологической защиты,
автор считает, что это наиболее ярко выраженный способ альтруистического
поведения. Смысл интроекции заключается в некритическом усваивании чужих точек
зрения, смыслов, позиций без предъявления своих собственных ценностей. Механизм
интроекции способствует подавлению конфликтности по отношению к старшим людям и
господствующему мировоззрению, а также адаптирует человека к реальности. Иными
словами, человек приспосабливается к определенному образу жизни, воспринимая
его как ценностную норму, подавляя при этом часть собственной личности, которая
противоречит просоциальному Эго.[19]

Также автор описывает такую психологическую защиту как
рационализация. То есть человек может рационализировать свою вынужденную жертву
в качестве заранее спланированного альтруистического акта. Данный механизм
можно проиллюстрировать на примере сотрудников, которые не решаются претендовать
на высокую должность в силу собственной неуверенности и довольствуются менее
выгодными условиями труда, рационализируя свой сознательный выбор.

Подобный механизм среди некоторых волонтеров описала и Шекова
Е. А. Автор пишет, что в силу низкой самооценки такой человек не решается найти
работу, которая принесет ему достойное вознаграждение. Выбор социальной
волонтерской деятельности у такой личности опосредован не желанием помогать
другому, а стремлением найти работу за которую он будет получать оплату. При
этом волонтер вынужден терпеть различные лишения в силу нехватки материальных
средств, рационализируя свой выбор сознательным желанием помочь другому.[49]

Следующее проявление
рационализации альтруизма состоит в том, что человек объясняет мягкость своего
характера, когда он оказывает помощь всем без разбора, своим сознательным
выбором и надеждой на то, что в дальнейшем ему воздастся за доброту.  В данном случае речь идет об уступке
собственных взглядов из-за страха конфликта. Таким образом, человек
рационализирует  свое поведение как
альтруистическое.[19]

Механизм рационализации зависит от стремления Супер Эго к
контролю над конкретной ситуацией. Таким образом, человек неосознанно скрывает
настоящие мотивы своей деятельности, которые идут вразрез с морально-этическими
ценностями.

Рассмотрением феномена альтруизма также занималась Карен
Хорни. Автор считала, что альтруизм представляет собой способ борьбы с
невротической тревожностью. Таким образом, альтруистичeскоe поведение в
усиленной форме способствует появлению у других людей чувства вины и желания
«оплатить долг».[45]

Волонтер, движимый бескорыстными побуждениями, имеет
возможность получить дополнительное внимание других людей, а также обходным
способом осуществить собственные бессознательные  желания. По мнению Карен Хорни,
альтруистическое поведение может содержать в себе стремление к контролю и
доминированию над объектом заботы, а также происходящими событиями.
Безвозмездное участие в жизни других людей позволяет осуществить контроль
приемлемым для обеих сторон образом. Таким образом, под альтруистической
деятельностью могут скрываться враждебные импульсы.[45]

Альтруизм также может
выступать в качестве защиты от недоброжелательного отношения со стороны
окружающих. Это происходит посредством  формирования у окружающих представления о
волонтере, как о жертве, взваливающей на себя вину и занимающейся
самобичеванием.  Человек, занимающий
такую позицию, имеет возможность избежать различных обвинений, прикрываясь
образом жертвы и мученика. В обоих случаях альтруизм принимает форму
компромиссного невротического образования, которое позволяет невротику
справиться с присущей ему тревогой.[45]

Представители теории объектных отношений рассматривают
альтруизм в качестве естественной способности человека, которая формируется в
ранних отношениях с матерью. В своей работе «Зависть и благодарность» М. Кляйн
описывает две основные позиции, в которых находится младенец по мере своего
развития  – это параноидно-шизоидная и депрессивная
позиции. Автор предполагает, что здоровый альтруизм сможет развиться у
человека, который в младенческом возрасте благополучно преодолел трудности
данных позиций.[20]

В своей книге автор подчеркивает, что здоровое развитие
детской психики зависит от материнской способности справляться с деструктивными
импульсами и фантазиями ребенка. Ребенок, 
сумевший в ранних отношениях с матерью обрести навыки совладания с
деструктивными импульсами, в дальнейшем сможет построить здоровые и крепкие
отношения с людьми.[20] Альтруистическая деятельность такого человека будет
являться его естественным выбором, основанным на нравственных приоритетах, а не
невротическим компенсаторным образованием.

Таким образом, по мнению автора, основанием настоящих
альтруистических отношений являются здоровые объектные отношения, которые были
сформированы «достаточно хорошей матерью».

 

Комментарии ( 0 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти

Поделиться:


2012-06-23
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?