Агиодрама «Отречение Петра и предательство Иуды»

Агиодрама «Отречение Петра и предательство Иуды»
Леонид Огороднов

 

Агиодрама «Отречение Петра и предательство Иуды»





 

Эта психотерапевтическая агиодрама была не только о Петре, она фокусируется на различиях в поведении двух Апостолов и скорее ее можно назвать агиодрамой о Покаянии. Эта тема была озвучена как запрос будущей протагонисткой, и мы вместе продумали сцены, которые будем ставить. Тем не менее, отречение Петра было агиодраматически проработано.

Напомню, что психотерапевтическая агиодрама отличается от образовательной и исследовательской тем, что проводится в форме психодрамы, а не социодрамы. Другими словами, протагонист — это главное действующее лицо, остальные участники группы помогают ему сформировать свое видение разыгрываемой истории. При постановке применяются техники обмена ролями (когда протагонист играет все роли) и «зеркала» (когда протагонист некоторое время со стороны смотрит на то, как остальные участники группы, «вспомогательные Я», разыгрывают сцену, сам ролей не играя).

Честно сказать, я сомневался, стоит ли ставить предательство Иуды, заканчивающееся самоубийством. Тема очень глубокая и травматичная, и я опасался за психологическую безопасность протагонистки. Однако когда, составляя план агиодрамы, заключительной ее сценой мы выбрали исповедание Петром любви к Иисусу, я решил, что это достаточно «ресурсная» для протагонистки сцена.

Для постановки мы выбрали следующие сцены: 1. договор Иуды с первосвященниками; 2. предсказание Иисусом отречения Петра; 3. поцелуй Иуды; 4. трехкратное отречение Петра; 5. возвращение Иудой тридцати сребренников; 6. исповедание Петром любви к Иисусу.

Договор Иуды с первосвященниками описан так: «Тогда один из двенадцати, называемый Иуда Искариот, пошел к первосвященникам и сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать сребренников; и с того времени он искал удобного случая предать Его» (Мф. 26:14-16).

Предсказание Иисусом отречения Петра: «Иисус сказал ему: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня» (Мф. 26-34).

Поцелуй Иуды: «Предающий же Его дал им знак, сказав: Кого я поцелую, Тот и есть, возьмите Его. И, тотчас подойдя к Иисусу, сказал: радуйся, Равви! И поцеловал Его» (Мф. 26:48-49).

Троекратное отречение Петра. Во время допроса Иисуса у первосвященника Каиафы Петр сидит во дворе дворца. Окружающие его иудеи трижды говорят, что он был со Христом, но он клянется, что не знает Его: «Тогда он начал клясться и божиться, что не знает Сего Человека. И вдруг запел петух. И вспомнил Петр слово, сказанное ему Иисусом: прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. И выйдя вон, плакал горько» (Мф. 26: 74-75).

Возвращение Иудой денег: «Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? смотри сам. И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился» (Мф. 27: 3-5).

Исповедание Петром любви к Иисусу происходит после Воскресения Иисус трижды вопрошает Петра: «Симон Ионин! любишь ли ты Меня? Петр опечалился, что в третий раз спросил его: любишь ли Меня? и сказал Ему: Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя. Иисус говорит ему: паси овец Моих» (Ин. 21:17).

В этом перечне события расположены хронологически, в таком порядке мы их и ставили. Но в пространстве сцены мы выделили две линии времени — жизнь Иуды и жизнь Петра.

Агиодраматическая сцена договора с первосвященниками продемонстрировала мотивацию нашего Иуды. Как Иудей, он надеялся, что Мессия станет царем Иудейским, а он сам, соответственно, приближенным царя. Он провоцировал арест, не сомневаясь, что никакая опасность Иисусу не угрожает, что с помощью высших сил Он освободится и начнет борьбу за освобождение еврейского народа и за личную власть. Иуде не нужны были эти тридцать сребренников, они просто были символом того, что договор заключен. Из роли Первосвященника протагонистка тайком посмеивалась над наивностью Иуды. Мотивом Первосвященника было уничтожение Иисуса как опасного богохульника.

Между сценами я напоминал протагонистке в роли, которую она должна была играть следующей, о тех событиях, которые произошли раньше. Этим облегчался переход из роли Иуды в роль Петра, и наоборот.

Сцена предсказания Христа была поставлена как собрание (Тайная вечеря) Апостолов. Помимо Петра, здесь присутствовали его брат Андрей, Иоанн, Богородица. Атмосфера была торжественная, но в то же время спокойная. Поскольку в агиодраме мы никого не вводим в роль Господа, был зачитан текст Евангелия. Протагонистка в роли Петра выразила недоумение. Петр не мог себе представить, что такое может произойти, чтобы он отрекся от любимого учителя. Остальные участники группы из своих ролей разделяли его чувства. (Чтобы не затягивать сцену, я не стал вводить протагонистку в роль других Апостолов).

Сцена «поцелуя Иуды» также была быстротечна. В ней присутствовали Иуда, Христос (Его символизировал стул, на котором лежала Библия), Рабы первосвященника, Апостолы. Иуда просто указал Рабам на Иисуса и сказал, что в его чувствах ничего не изменилось. Он любит Иисуса, но Мессия должен быть царем, и он, Иуда, просто выполняет то, что было задумано.

Отречение Петра было самой эмоционально насыщенной сценой агиодрамы.

Каждый раз, когда агиодраматический Петр говорил, что он «не знает Сего Человека», у него усиливалось чувство нереальности происходящего. «Я просто рыбак из Галилеи», — говорила протагонистка из роли — «я пришел в Иерусалим на Пасху. Я не лгу, когда говорю, что не знаю Этого Человека!» Позже, на шеринге, она рассказала, что не чувствовала страха, но ей казалось, что странствия с Иисусом, обучение у Него и апостольство — это просто сон.

Когда «пропел петух» (участник группы, игравший роль Петуха, еще раз зачитал предсказание Господа), протагонистка расплакалась. Она чувствовала вину и боль в груди. Рядом с Петром в этот момент были его брат Андрей Первозванный и Апостол Иоанн. Андрей обнимал брата и вытирал ему слезы, поддерживая его физически.

Когда протагонистка немного пришла в себя, она вошла в роль Иоанна и зачитала Петру отрывок из 50-го Псалма: «Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои. Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня, ибо беззакония мои я сознаю, и грех мой всегда предо мною. Тебе, Тебе единому согрешил я и лукавое пред очами Твоими сделал, так что Ты праведен в приговоре Твоем и чист в суде Твоем. Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя. Вот, Ты возлюбил истину в сердце и внутрь меня явил мне мудрость [Твою]. Окропи меня иссопом, и буду чист; омой меня, и буду белее снега. Дай мне услышать радость и веселие, и возрадуются кости, Тобою сокрушенные. Отврати лице Твое от грехов моих и изгладь все беззакония мои. Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня. Не отвергни меня от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отними от меня. Возврати мне радость спасения Твоего и Духом владычественным утверди меня. Научу беззаконных путям Твоим, и нечестивые к Тебе обратятся. Избавь меня от кровей, Боже, Боже спасения моего, и язык мой восхвалит правду Твою» (Пс. 50: 3-16).

Затем протагонистка снова вошла в роль Петра и зачитала этот же отрывок от его лица. Чувство вины уменьшилось, боль в груди прошла.

Мы сделали небольшой перерыв в действии, затем поставили сцену возвращения Иудой сребренников.

Когда Иуда понимает, что Иисус осужден, он осознает, что совершил предательство. Иуда бросает сребренники Первосвяшеннику, как бы расторгая договор с ним. Но тот (после обмена ролями) открыто насмехается на Иудой. Я спросил Иуду о чувствах, протагонистка сказала, что это безнадежность. Я привел в пример Петра, который раскаивается в своем отречении. Иуда ответил, что его поступок, в отличие от поступка Петра, имеет необратимые последствия, ему нет прощения и он выбирает смерть как искупление совершенного.

Завершающей сценой стало исповедание любви Петра к Иисусу. Перед этим мы с протагонисткой в роли Петра вспомнили, сколько радости он испытал, увидев воскресшего Господа. Сцена вышла жизнеутверждающей: когда один из участников группы зачитывал Петру текст из Евангелия: «Любишь ли ты Меня?», стоя за спиной Петра, чтобы тот слышал только голос, Петр распрямлялся и уверенно отвечал: «Люблю!» На шеринге протагонистка сказала, что действительно чувствовала любовь к Богу и его поддержку, и что была уверенность в том, что ошибка, подобная отречению от Бога, не повторится.



***



В происходившем с нашим агиодраматическим Петром, на мой взгляд, можно выделить следующие ключевые моменты: уверенность в своей преданности Господу — диссоциация («предаю не я!») — возвращение к реальности — Покаяние — любовь к Богу и возвращение к общению с Ним.

С уверенностью Петра в своих чувствах к Богу в первой сцене, в общем-то, все понятно. Довольно неожиданным было состояние протагонистки в сцене с отречением. Это состояние сама протагонистка, психолог по образованию, позже определила как диссоциацию. Вернуться к реальным чувствам помогло напоминание Петуха о предсказании Господа. Перенести эти чувства — вину и боль в груди — помогла физическая поддержка брата Андрея (эту роль играла близкая подруга протагонистки). Когда протагонистка вышла из диссоциации (это было видно по телесным проявлениям: у нее выровнялось дыхание, покраснела кожа и сфокусировался взгляд), стало возможным Покаяние. Идея использовать 50-й Псалом пришла мне еще до начала агиодрамы.

Эти три эпизода — придти в чувства, осознать свою вину и покаяться — стали кульминацией «линии Петра» и всей агиодрамы в целом.

Заключительная сцена продемонстрировала возможность слышать Бога и отвечать Ему. И с психологической, и с богословской точки зрения, это означало восстановление апостольского достоинства.

«Линия Иуды» имеет следующую последовательность событий: он строит честолюбивые планы и пытается их реализовать — узнает о крушении своих надежд — и впадает в отчаяние. Сами планы (стать правой рукой Иулейского царя) имели характер социальных ролей, но когда Иуда понимает, что Господь осужден, социальные ожидания вступают в конфликт с трансцендентными ролями — он осознает, что предал Бога. Иуда бесконечно одинок, ему не к кому обратиться, он потерял друзей — Апостолов. По его представлениям, он не может обратиться и к Богу, Которого предал.

При подготовке к агиодраме меня несколько смущало, что евангелист говорит об Иуде: «тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осужден, и раскявшись, возвратил тридцать сребренников первосвященникам и старейшинам <...> И, бросив сребренники в храме, он вышел, пошел и удавился» (Мф. 27:3-5). Как же так, думал я, если он раскаялся, почему же он удавился? Осмысливая агиодраму, я заглянул в греческий текст и обнаружил, что там стоит слово μεταμεληθεὶς (метамэлифИс), употребляемый в Библии, скорее, в значении сожаления. Когда же речь идет о Покаянии как об очищении от греха, в Библии употребляется глагол μετανοέω (метаноэо). Вообще, словарные значения сходны, но все же получается, что и в Евангелии, и в агиодраме сожаление покаянию рознь.

Заключительная сцена из Евангелия от Иоанна является восстановление апостольства Петра, с таким ее пониманием согласны большинство богословов. Но меня заинтересовало, почему после третьего вопрошания Господа Петр опечалился? На следующий после агиодрамы день я снова обратился к греческому тексту. И выяснил, что Господь, спрашивая Петра, в первых двух обращениях использует слово «агапи», означающее возвышенную, жертвенную любовь, а Петр отвечает ему, употребляя слово «филия», которое означает любовь дружескую или братскую. В третий раз Господь тоже употребляет слово «филия», и Петр понимает, что отвечал не на тот вопрос, который был задан. Это и было причиной его огорчения.

Эти тонкости перевода не были рассмотрены на агиодраме, но именно она побудила меня искать ответ на вопрос, почему расстроился Петр.

Как выяснилось позже, у этой агиодрамы был и психотерапевтический эффект. Как рассказала мне протагонистка, она никогда не могла читать Библию, для нее Библия всегда была сродни сборнику сказок, не имеющих к ней никакого отношения. Чтение из ролей 50-го Псалма было первым за много лет случаем, когда она держала Библию в руках. Теперь (я звонил ей на днях, со времени постановки агиодрамы прошло около двух лет) она иногда читает Писание с удовольствием и пользой.

 






Комментарии ( 0 )

Сначала новые
Сначала старые
Сначала лучшие

АВТОРИЗУЙТЕСЬ ЧЕРЕЗ СОЦ.СЕТИ
ИЛИ ВОЙДИТЕ КАК ГОСТЬ

Войти

Поделиться:


2019-09-10
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?